Фонарики, шары, гирлянды и другие

Фонарики, шары, гирлянды и другие - слайд

Всегда поражалась вездесущности новогодних украшений.

Всегда поражалась вездесущности новогодних украшений. Как весной зелёные росточки вылезают и вокруг тюрем, и вокруг больниц, и сквозь асфальт пробиваются, так и ёлки, гирлянды, шарики. В декабре их можно встретить в самых удивительных местах и обстоятельствах.

Когда мы идем с дочкой в бассейн, то проходим мимо огромного строительного забора, завешенного красными предупреждающими фонариками. Раньше тут был детский садик, сейчас на его месте котлован: тридцатиэтажку строят по плану реновации. Валенсию вопросы реновации мало волнуют,  она фонарики любит считать и с подъемным краном дружит. Кран в её фантазиях по ночам в бассейн ходит плавать, пока никто не видит (всегда расстраивается, что вода только по колено), а ночью спит в пижаме с жирафами. Перед Новым годом голову крана украсили гирляндами, и теперь в самые тёмные вечерние часы, когда мы возвращаемся с занятий, дочь видит его издалека и громко-громко кричит: «Привет, друг кран! Какой ты нарядный!».

Бассейн наш перед праздниками превращается в хвойную чащу. В этом году мы с Валей насчитали там семь ёлок разных форм и размеров. Одну рядом с охранником. Одну в «родительском» холле. Одну в кабинете медсестры. Одну в женской раздевалке. Одну в мужской, куда мне пришлось постучаться, следуя инструкции на столе дежурной: «Милые женщины! Если ваш шкафчик заело, не стесняйтесь, обращайтесь в мужскую раздевалку. Я – там. Ваша Инна Петровна». Одну рядом с детским бассейном, где занимается Валя. И одну – у взрослого, где плаваю я. Последняя ёлка самая большая и удивительная. Дело в том, что стоит она на вышке для прыжков в воду – на краешке, так, словно нырять собирается. Даже на макушке у неё не звезда, а такой наконечник вытянутый – если бы ёлка носила шапочку для плавания, она должна была бы быть именно такой формы. Видимо, чтобы ёлке не повадно было прыгать, край вышки символически огорожен: два золотистых столбика, а между ними верёвочка не плотно натянутая, как прыгалки (обычно такими красные дорожки огораживают от фанатов на кинофестивалях). Но самое интересное, что ёлка украшена электрической гирляндой. То есть прыгать ей в воду крайне не рекомендуется. В пятницу все сорок пять минут, пока плавала, прокручивала в голове сюжет для рождественской короткометражки. Как одной ёлке надоело смотреть на плавающих и она, перескочив через прыгалку-ограду, сиганула с вышки в воду. Технично так, макушкой вниз. И вот она падает в красивом рапиде, сияя красными, синими и зелеными огоньками своей гирлянды и развернув ветки кверху для лучшей обтекаемости, пролетает мимо трибун, где разминаются девочки-синхронистки, долетает до бортика бассейна… Длинный провод её гирлянды все разматывается и разматывается…  Ещё немного, и она окажется в воде, и тогда, треск, темнота и куча всплывших трупов. Но провода хватает ровно настолько, чтобы ёлка остановилась в сантиметре от воды. Все живы, аплодируют и обнимаются. Рождественское чудо.

Огоньки можно встретить не только в городском массиве, но и в лесном. На днях пошла кататься на лыжах вечером, а налобный фонарик забыла. Но в снежную погоду он особо не нужен: от снега в парке всегда немного белая ночь. К тому же в тот вечер со мной на трассе тренировалась детская секция по лыжам. Все с фонариками – один белый на лбу, второй красный – на затылке. Летают «коньком», как стая сияющих кузнечиков, всё это на фоне припорошенных деревьев, — такая живая кинетическая гирлянда, очень светло и красиво.

В какой-то момент я остановилась, чтобы полюбоваться, но от мерцания огоньков вокруг у меня слегка закружилась голова и я вдруг потерялась. Измайловский парк вокруг меня исчез, а вместо него: Лосиный остров, мы с папой идем на лыжах. Он учит меня делать стульчик из палок, скрестив их сзади, чтобы отдыхать во время похода. Хочется пить, мы чистим мандарины, а они так вкусно пахнут на морозе. Бежим через «звериный переход» — специальный проход под кольцевой дорогой для лосей и зайцев. И следующим кадром – дорога к подъезду вдоль нашего дома на Вешних водах, сумерки, папа несет лыжи, я — палки, а навстречу нам мама в пальто поверх домашнего халата. Лицо белое, как снег: «Ну почему же так долго?!». А потом есть по пятому разу разогретый борщ, сушить на батарее пахнущие лесом и потом вещи. Обнимать мамин ещё прохладный от мороза домашний халат, и говорить, что мы не нарочно, что больше так не будем. Просто погода была — как на заказ.  И лыжня — какая бывает раз в году.

А может быть, и раз в жизни.

 

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.