Люкке-11: Рик устал и уезжает

Люкке-11: Рик устал и уезжает - слайд

Всю жизнь терпеть не мог фантастику про то, как кто-то в другой мир попадает. А теперь сам...

Люкке и Рик снова берутся за опасное дело и на этот раз неожиданно становятся специалистами по сверхъестественным... отношениям. Ничего странного в этом нет, ведь в глубине души всем нужны любовь и тепло, даже самым большим и лохматым. И со временем это понимают даже самые бесшабашные герои историй. Даже если они - специалисты по необъяснимому. Рик, кажется, повзрослел и берет небольшую паузу, а что будет дальше - покажет время.


Предыдущие части

Часть 11

— Несправедливо, — ворчал Рик. Он умудрился запутаться в футболке – и при этом еще и ворчал. Его медальон зацепился за нос.

— А по-моему – очень красивые подарки, — сказала я, вертясь вместе со своим зеркальным отражением.

— Несправедливо, — повторил Рик, наконец-то победив футболку и отправив ее на стул. – Почему твой подарок – вот такой, а мне досталась какая-то корова?

Придется объяснить. Бабушка Лиз решила побаловать нас сувенирами из Непала. В один прекрасный день в дверь постучал улыбчивый буддийский монах и протянул сверток с двумя футболками. Та, что на мой размер, имела в качестве рисунка лохматое существо, демонстрирующее клыки в неподражаемой ухмылке. «Йети», — гласила подпись под ней, хотя за кого еще можно было бы принять столь дружелюбного персонажа – я не представляю. А вот лицо Рика вытянулось, как только он развернул вторую упаковку. На его подарке был вышит колоритный, готовый к зиме (судя по упитанности) рыжий як. Впрочем, свою футболку Рик все-таки напялил, прямо поверх домашней, а остальные полчаса боролся за то, чтоб ее снять. Я же спокойно сходила в свою комнату, переоделась и вернулась подразнить напарника.

— Понимаешь, Рик, я ведь у нас главный специалист по необъяснимому, — заявила я. – Вот, у меня рисунок про необъяснимое. Считай – моя спецодежда будет.

— А я? — воскликнул Рик.

Не знаю, что бы я наплела ему про символику его подарка, если бы в дверь не позвонили. Так как мы стояли как раз у двери – то бросились к ней оба и едва не столкнулись лбами. В доме, благодаря прежней владелице, была масса приспособлений, чтобы увидеть, кто стоит у ворот. Но беспечные я и Рик в последнее время расхрабрились настолько, что оставляли ворота открытыми. Обстановку у двери тоже можно было бы наблюдать – хоть через камеру, хоть… словом, есть еще способы. Но мы эту самую дверь просто открыли в четыре руки.

На пороге стояла достаточно крупная девица с крашеными в рыжий завитыми волосами. Через руку перекинут желтый пиджак, стоит в ничтожном топике и очень короткой юбке, через плечо – очень маленькая сумка. Минимализм во всем, исключая высоченные каблуки. Моя приятельница Касси, которая всерьез увлеклась изучением моды, сказала бы, что по утрам так выглядят только те, кто не имел возможности переодеться с ночи.

— Джинджер Д., «Новости Города», — сказала она таким тоном, как будто мы ее вызывали, как вызывают врача, и ждали как минимум часов пять. – Я могу войти?

Она скользнула взглядом по мне, усмехнулась, после чего ее взгляд перешел на Рика и там и оставался, когда по ее лицу расползлась улыбка. Она протянула руку с длинными фиолетовыми ногтями и поправила медальон, который после поединка с футболкой остался у него на плече.

Рик запоздало отстранился и отступил на шаг, пропуская незваную гостью.

Рик вообще изменился, надо сказать. Раньше бы он сам уже вовсю заигрывал с пришедшей – ну просто по тому факту, что это молодая девица. Но с тех пор, как в его жизни появилась Афина, все стало по-другому. Даже официанток в нашем любимом баре у Элизы он стал сухо приветствовать – и всё. Элиза по их просьбе спрашивала у меня, не заболел ли напарник. Поэты, конечно, склонны называть любовь болезнью, но я, видимо, совсем не поэт. Потому что считаю, что сейчас он как раз здоровее, чем был все эти годы.

Джинджер простучала каблуками, как копытцами, по полу до самого дивана. Нам оставалось только последовать за ней.

— Что привело вас сюда? – спросила я, усаживаясь напротив, в кресло. Рик остался стоять за моей спиной.

— Мне были нужны специалисты по необъяснимому – и я получила ваш адрес. Вы Люкке, верно? А вы, я так понимаю…?

— Ричард, — бросил Рик.

—О деле, наверное, лучше говорить с мужчиной? – осклабилась она.

— Нет, босс у нас Люкке, — скромно ответил коллега.

Ну ничего себе!

— Прошу вас, — кивнула я.

Если убрать из рассказа все ужимки и кривляния (впрочем, может, я слишком придираюсь, и гостья просто хотела произвести на Рика впечатление Раскованной Журналистки?), то дело оказалось в следующем. Согласно источнику девицы, в Город приехал контрабандист, выполняющий заказы по доставке редких зверей, ввоз которых запрещен законом. И на этот раз в его лапы попалось нечто крупное. По словам испуганных соседей, даже на их участке, огражденном забором, были слышны крики, вой, рычание и – что самое интересное – лопотание на каком-то языке.

— Орангутанг, — предположил Рик. – Или еще какая крупная обезьяна. Люкке, помнишь «Убийство на улице Морг» Эдгара По?

— Не лучшая книга в смысле зоологической достоверности, — пробормотала я в его сторону. – Скорее уж попугай, выучивший голоса зверей.

— Большой попугай, — засмеялся Рик. – Громкий.

— Или включалась запись. Или это несколько зверей.

Джинджер с удрученным выражением лица дождалась завершения моей реплики и продолжила. История не закончилась: в один день крики стали совсем невыносимыми, а после этого завопил уже сам контрабандист, послышался звук ломающейся мебели, потом вылетела мощная, укрепленная дверь его дома.

— Точно по Эдгару По, — вновь оживился Рик.

Но мастер книжных ужасов был ни при чем. Контрабандиста после происшествия видели в округе живым и невредимым, только очень злым и озабоченным. Он ходил с ружьем по дороге вдоль леса до тех пор, пока сознательные граждане не пригрозили позвонить в полицию и уточнить, на каком основании он вообще носится с оружием по улице. После чего от его ворот отъехала машина – и дом стоит пустым до сих пор.

— Не захотел проблем с блюстителями порядка, — прокомментировал Рик.

— И с жителями, когда они поймут, кого именно он упустил, — добавила я. – Джинджер, следует немедленно обратиться в службу по отлову диких животных. Тут уже не до хранения в секрете источников информации. Судя по выбитой двери, мы, действительно, возвращаемся к литературному наследию мистера По. Вы уверены, что зверь уже не полакомился вашими согражданами?

— Люди видели следы у дома, а затем у леса, — Джинджер посмотрела на меня, как учитель на очень непонятливого ребенка. – Они не похожи на следы ныне известных животных. Собаки, почуяв это существо, воют и прячутся за хозяев. Пара человек видели большую тень, около двух метров, а то и больше…

— Так если я отпраздную у Элизы – я еще не то увижу, — начал Рик, но увидел расплывающуюся улыбку Джинджер и замолчал.

— И что же это, по-вашему, за существо? – невинным голосом спросила я.

Джинджер открыла было рот, но вдруг уставилась на мою грудь. Это еще что за номер? Я обернулась на Рика – и увидела, что он тоже смотрит куда-то туда же.

«Э, вы чего?» — чуть не выдала я — и вовремя остановилась. Нет, они не сбрендили. Они просто оба смотрели на рисунок, вышитый некими непальскими умельцами на моей сувенирной футболке.

Йети.

**

— Мне что-то не нравится эта Джинджер, — говорила я, прихлебывая горячий чай из чашки с рождественским рисунком. Я доставала ее не только на Рождество, но и тогда, когда нужна была атмосфера покоя и полной сосредоточенности. – Да и граждане хороши: так и не доложили в полицию ни про криминального дяденьку, бегающего с ружьем а-ля Дикий Запад по улице, ни про зверя, который вырвался из клетки и угрожает безопасности Города. Дяденька-то уже сбежал, похоже, и судя по тому, что именно сбежал – риск превышает его потери и репутации перед клиентами, и денежного вознаграждения. Наверное, мы сами должны позвонить и рассказать о звере. Что думаешь?

— Думаю, что зверь тоже мог далеко убежать. И да, мне тоже не нравится наша журналистка. Гонораром она поделится – ты веришь?

— …и этой части хватит не более, чем на зубную щетку, — подсказала я.

— С другой стороны, мы все равно сейчас на мели. И в смысле денег, и в смысле дел, — пожал плечами Рик.

Знаете, а мне нравится эта обновленная версия моего напарника. Рассудительный такой стал.

— А что до зверя, — продолжил он, — то зверь как раз мог уже далеко сбежать. Но надо сначала приехать в Город и всё выяснить. Эта Джинджер только что звонила мне. Сказала, что завтра рано утром ждет меня в городском кафе, координаты дала. У нее как будто бы появилась новая информация.

— А до этого времени зверь полгорода съест, так, что ли? Подожди. Она ждет только тебя?

— Да вот как-то так она и сказала, — грустно ответил Рик. Это он оживился, когда услышал про непонятное существо, а сейчас его мысли снова были не здесь. Чай его давно остыл, а сам Рик беспрестанно теребил цепочку медальона у шеи.

— Скучаешь? – тихо спросила я.

Рик кивнул и раскрыл медальон, всмотрелся в фотографию Афины, вклеенную внутрь. Интересно: а у Афины есть такой же с его портретом?

— Она сейчас вся в учебе, даже толком поговорить некогда, — вздохнул он.

— Вам как-то надо увидеться. А то ты высох уже весь. Давай-ка разберемся с этим делом – и попробуем организовать вашу встречу. А сейчас идем собираться. Переночуем в гостинице – и с утра за работу.

**

Рик совсем приуныл. Уже несколько раз мне сказал, что он в нашей паре ничего не делает, а иногда и вообще всё портит. Еще и Джинджер снова звонила. Думали – по делу, а она просто напомнила, что именно Рик должен быть завтра на встрече.

— Не хочу я вот так к ней идти, — поделился со мной Рик.

«Ты только что хотел быть полезным», — чуть не сказанула я, но прикусила язык. Ну влюблен человек, ну не хочет тащиться в кафе с этой, мягко скажем, напористой особой.

— Я что-нибудь придумаю, — пообещала я.

На ресепшне гостиницы нас приветствовала уже знакомая девушка.

— В этот раз вам уже номер с двуспальной кроватью или как? – пошутила она.

— Нет, — хором сказали мы, и Рик впервые улыбнулся.

Ночью мы, как нанятые (так как нанятыми нас за такую смешную сумму называть все же нельзя), читали всякое безобразие: желтую прессу, центральную и местную, которая специализируется на всевозможных НЛО, дырах в пространстве и прочих загадочных штуках. В местной газете «Тайны Города» ничего, полезного для нас, не оказалось. Зато одно из столичных изданий авторитетно утверждало, что йети умеют находить те самые дыры в пространстве и перемещаться по ним куда угодно. Собственно, этим знания автора статьи о снежном человеке и ограничивались. А, да: ареалом обитания йети указывались Непал (может, позвонить Бабуле Лиз? Она и снежных человеков допросить сумеет на предмет пропажи их соплеменника…) и Тибет. А как же дыры, по которым можно путешествовать хоть в Африку? Белиберда какая-то. И вообще, пока мы тут сидим и верим в глупости, где-то на улицах бешеная горилла может напасть на человека. Возможно, у нее на плече сидит попугай, который кричит человеческим голосом. А еще - магнитофон в мощных обезьяньих лапах. С записями голосов джунглей.

Утром у Рика звонил телефон. Я не придала этому значения, потому что собиралась на встречу с Джинджер вместо напарника. С одной стороны – она, разумеется, будет разочарована и неизвестно как себя поведет. С другой – все-таки мы работаем над одним делом. Может, интерес к случаю перевесит?

Не перевесил.

— Как он мог не прийти? – вспылила Джинджер. Сегодня она была во всем сиреневом и таком же коротком. Заспанная официантка аж подскочила от такого напора журналистки и отошла к другому столику, за которым сидел не менее заспанный седой посетитель.

— У него что-то с животом,  — заявила я. – Не лучшее состояние для свиданий.

— Ну тогда передайте ему – пускай поскорее выздоравливает. Потому что информацию я собираюсь передавать только ему, — вздернула нос девица. —

— Ну хорошо. Тогда попьем кофе, — как можно более мирным тоном ответила я. – Послушайте: а не слышали ли вы от кого-нибудь про аномальные зоны вокруг Города? Ну знаете – вот такие, которые называют дырами в пространстве, или там входами в другое измерение…

— Не смешно, — фыркнула Джинджер. – Ваш внезапно заболевший коллега еще утром об этом спрашивал.

— Что?

— Да не делайте вид, что не знаете. Я и вам скажу то же, что ему: всякие местные фрики считают, что есть такое, у леса, в старом холме, рядом со шлагбаумом, за которым прогулочная зона. Но это глупости, разумеется, ничего там нет, кроме люка, ведущего в лучшем случае в канализацию. Если интересно заниматься глупости – это к тем фрикам. А существо бродит где-то здесь, на окраинах, его снова видели, и без моей информации вы ничего не найдете!

Я не стала дожидаться кофе. Во вчерашнем желтом издании также говорилось, что йети чувствуют «дыры», находят их чуть ли не по запаху. И всё, что я собиралась сделать – это на всякий случай оглядеться у «люка для канализации», а затем с чистым сердцем позвонить в полицию и рассказать про сбежавшего зверя.

Найти шлагбаум оказалось легко. Сложнее было вызвонить Рика. Точнее – совсем безрезультатно. Где же он? Я перезвонила милой девушке на ресепшн.

— А он ушел! – бодро отрапортовала она. – Записку вам оставил!

Записку. По вотсаппу нельзя было написать? Вот уж кто йети.

— И что в записке?

— Вы разрешаете, да? Читаю. Ой, тут только два слова. «Попробую пригодиться».

Я схватилась за голову. И тут же пожалела, что у меня нету еще одной пары рук. Ими бы я тоже схватилась за голову.

Вот он, «люк». И на свежей земле я вижу только два, как сказал бы профессионал, «набора» следов.

Один – от кроссовок, и вот эту трещину на левой подошве я знаю. Сколько раз говорила ему: купи новую обувь, это же наш рабочий инструмент.

А второй… Знаете — и у меня, и у Рика немаленький размер ноги. Но по сравнению с обладателем второго «набора» даже Рик, похоже, является Дюймовочкой.

Непал. Тибет.

Там, наверное, холодно.

**

В рюкзаке – еда, вода и зимняя куртка. Я упихала это в таком беспорядке, что профессиональный альпинист бы получил инфаркт, увидев такое. С курток – одна внутри, другая на мне – я даже не срезала ярлыки, некогда. Кто его знает, на сколько часов, а то и лет, они меня обогнали по этой «дыре»?

Самое странное будет, если я и вправду окажусь в канализации. И обнаружу бешеное животное неизвестной породы и растерзанного Рика.

Я открыла дверь: лучше так, наверное, называть крышку люка в человеческий рост.

А потом закрыла ее за собой и включила налобный фонарь.

**

Сначала это была просто пещера.

Потом стены начали светиться. Северное сияние я видела только в роликах на ютьюбе, и вот на него было похоже это свечение. Чем дальше вглубь я продвигалась – тем ярче был свет, и когда он совсем уже ударил по глазам и я зажмурилась – руки нащупали впереди что-то вроде тонкой мембраны. Мембрана порвалась, и я вывалилась наружу.

А холодновато, и вправду.

И как хотите – но передо мной точно не окраины Города.

Я поднялась на ноги. Передо мной открывался великолепный вид на горную гряду. Растительность под ногами была скудная, пожухшая, отшлифованные ветрами камни темнели на ее фоне. Я не сразу поняла, что это за странный туман наплывает на меня, и только потом дошло: облако! Я стою в самом облаке!

Невозможно. Невероятно. Необъяснимо. Но я и есть специалист по необъяснимому, поздно чему-либо удивляться.

Я вытащила из кармана телефон, но связи не было. И как определить, где я нахожусь?

Самое чудаковатое в моей ситуации: сейчас даже не до того, в какой точке земного шара я нахожусь. Надо срочно искать Рика. Пригодиться он попробовал. Зверю на обед. Некогда рассматривать прекрасные виды, Люкке. Пора действовать. Я сфотографировала заснеженные вершины гор и побежала по склону на звук, похожий на плеск воды.

За поворотом открылся вид на небольшую деревушку в долине. Каменные домики, вроде как черепичные крыши – а может, и из какого-то другого материала, мне не рассмотреть. И вода, действительно, была. Небольшой водопад прыгал с горы вниз и превращался в ручей.

Над этим ручьем стоял мальчишка лет десяти в замызганной куртке, колготках и растасканных ботинках, которые были ему велики. Он колотил сухой веткой по воде. Услышав мои шаги, он обернулся, внимательно осмотрел меня и вернулся к своему занятию.

Я подошла к нему. И что говорить? «Скажите, сэр, не пробегали ли здесь горилла и парень? И кто за кем гнался?»

Я попыталась завязать разговор. Пару раз мальчик поднимал на меня голову, воинственно вытирал нос рукавом – и продолжал свое занятие.

Вдруг сбоку раздался сердитый оклик. К нам приближался парнишка лет шестнадцати, ниже меня, тоже одетый будто с городской свалки. Он выхватил у маленького палку и погрозил ему. Младший не испугался, но голову понурил. Видимо, братья, а дальше монолог старшего можно додумать: «Ты где шатаешься? Тебе что было велено делать? Хватит бездельничать, быстро домой!» На меня он даже не смотрел. Мало ли иностранных бездельниц тут таскается, действительно.

Так, мой последний шанс. А иначе придется идти в деревню. И кто знает, не придется ли мне, несмотря на видимое отсутствие цивилизации, отвечать за нарушенный визовый режим. Вы когда-нибудь пробовали объяснить чиновникам про дыру в пространстве? Я даже пытаться не хочу.

Как же сказать… как же…

Я распахнула куртку и начала расстегивать рубашку. Глаза мальчишек округлились от испуга. Наконец я добралась до футболки и ткнула в изображение снежного человека на своей груди.

— Йети! – гордо провозгласила я. Ребята несмело кивнули.

Я взяла у старшего палку и нарисовала на сыром грунте подобие лохматой большой фигуры: «Йети!» Рядом пририсовала нечто, призванное напоминать человека: палка, палки-руки, палки-ноги, голова. И развела руками, придав лицу максимально удивленный вид: «где они?»

Мальчишки превзошли все мои ожидания. Они синхронно указали руками в сторону ближайшего горного склона.

А потом вдруг захихикали.

Я вновь развела руками.

Младший взял палку и нарисовал человеческую фигурку поверх фигурки йети. Получалось, что йети несет человека на плече.

В висках застучало. Я закрыла ладонью рот, еле сдерживаясь, и развела руками еще шире. Что смешного в том, что йети унес человека? И почему тогда, так их растак, они сами разгуливают тут и ничего не боятся?

Мальчишки продолжали хихикать. Нет, я их сама сейчас тресну этой веткой.

Наконец старший указал младшему на тропинку, ведущую к селу, напоследок забрав у него палку. А когда младший отошел на приличное расстояние, старший наклонился к фигурке йети и подрисовал ей грудь. И снова захихикал.

Вот тут-то меня и прошиб холодный пот.

Когда ты еще и в зимней куртке – это особое ощущение.

**

— Рик! – кричала я. – Рик!

Держусь руками прямо за гладкий склон, медленно переставляю ноги. Если что – лететь вниз несколько километров. Возможно, где-то есть тропа получше, но сейчас некогда даже думать.

Пещера. Ну точно: с другой стороны тоже есть тропа, и она пошире. Ладно, залезаем. Боюсь и представить, какая грязь и вонь меня там ждет. А что, если это не та пещера и не тот йети? Или их много, целое племя?

Недалеко от входа – ответвление в сторону. Куда теперь? Вперед или вбок? Держись, Рик. Только не спрашивай, что я собираюсь делать. Понятия не имею.

— Рик!

Издалека раздалось какое-то подобие стона. Я прибавила шагу.

— Рик!!!

— Люкке…

Мы обнялись. Рик, сидя у каменной стены, дрожал, я сбросила рюкзак на землю и достала куртку.

— Там… — он указал куда-то.

— Молчи. Я уже все знаю, сейчас надо выбираться, — сказала я. – Ты ранен?

Он помотал головой. Я помогла ему подняться.

— Она меня кормить пыталась, — слабо усмехнулся он. – Лепешки, фрукты какие-то, наверное – стащила у людей. И по голове гладила. Я ей показал медальон с Афиной, а она его выбросила.

— Он йетям всяким свою Афину показывает. Ты бы ей еще Венеру Милосскую показал, — засмеялась я, но голос сорвался. Хотела скрыть, что всхлипываю. Скрыла, называется.

За моей спиной раздалось рычание. Рик побелел, попятился и снова сел.

Я медленно обернулась.

А знаете – эта девушка-йети, наверное, среди своих считается миниатюрной красавицей. Выше меня всего на две головы, и такая чистая светлая шерсть! В других обстоятельствах я бы прижалась к ней, как к плюшевому медведю. И как она тащила на себе длинного Рика?

Мисс Йети, между тем, принюхалась. Внимательно осмотрела меня. Еще раз понюхала воздух. И вдруг ее лицо с крупными выразительными глазами искривилось в ребячьей обиде. Она взвыла и помчалась к выходу, по пути свернув в ответвление. Наверное, у нее там что-то вроде детской, а тут – гостиная.

— Что это? – прошептал Рик.

Эхо доносило до нас звуки громкого плача, очень похожего на человеческий.

— Похоже, она решила, что за тобой пришла твоя самка, — засмеялась я. – Наверное, забирать чужих самцов у них не принято. Не будем ее разочаровывать, уйдем, пока она еще обижается на судьбу.

— Но я же показывал фотографию, — жалобно протянул Рик.

У меня даже не было сил обозвать его болваном.

Когда мы проходили мимо ответвления пещеры, я заглянула туда.

Бедная йети сидела на корточках, по ее шерстяной мордочке стекали большие слезы. Да уж. И пещера такая чистая и аккуратная, и сама она такая милая, а вот не повезло. То контрабандист утащит, то горожане напугают на улице, смогла сбежать – так теперь с личной жизнью не заладилось.

— Эй… — окликнула я ее.

— Люкке, ты что! – захрипел Рик.

Йети оскалила зубы и рыкнула в мою сторону. А потом снова всхлипнула.

— Идем, — вздохнула я.

Рик вдруг достал из кармана телефон и бесшумно сфотографировал печальную хозяйку пещеры. А потом выбежал наружу, не дожидаясь меня.

— Ну ты и циник, — сказала я ему вслед.

**

Свой рюкзак я перевесила на Рика. А то скачет тут налегке.

Мы почти дошли до «дыры в пространстве». Я старалась не сильно размышлять на темы вроде «а что, если дыра закрылась» и «почему здесь нет связи», когда нас увидели все те же братья. Теперь они оба колошматили по воде палками. Заметив Рика, они начали смеяться.

— Чего это они? – спросил напарник.

— Забудь, — ответила я и подошла к ним. Наши рисунки еще были видны, я отыскала фигурку «женщины-йети». Жестом попросила у них ветку и пририсовала рядом еще одну лохматую фигуру, выше ростом и с огромными плечами. И постучала по ней.

Мальчишки переглянулись. И на этот раз показали мне в противоположную сторону, вдоль дороги, идущей мимо селения, к горам, где росли редкие деревья. Я кивнула и направилась к дороге, не удержавшись от соблазна достать из кармана пачку бумажных носовых платков и сунуть ее в руку младшему брату.

— Ты куда собралась? – схватил меня за рукав Рик, когда я намеревалась своим примером показать, как пользоваться платком. – Нам надо домой!

Я все-таки потерла нос бумагой. Мальчишка достал платочек и тоже потер свой нос. Получилось. Я зашагала по тропке, Рик поплелся за мной. Совсем скоро мы сделали остановку.

— Смотри: пещера, которая ведет в Город, - вот в этом направлении, если ты не успел запомнить. (Выражение на лице Рика заставило меня пожалеть о последних словах. Извинюсь потом. Хотя лучше вообще не напоминать про то, в каком виде он сюда попал.) Я задержусь, надо закончить дело. Рюкзак мне оставишь.

— Какое дело?

— Ох, Рик, ну ты глупенький. Даже мальчишки меня сразу поняли. Я их спросила: тут самец йети есть? Они ответили: вон там.

— Люкке, ты совсем ку-ку. Ты что – свахой собираешься у йети работать? По-твоему, они друг о друге не знают? А нюх им на что?

— Может, Мисс Йети только недавно сюда переехала. Может, у них насморк. Откуда я знаю? Ну не могу я вот так ее бросить. Не могу и всё. И почему именно свахой? Мы же с тобой живем в одном доме без всяких свах. Просто так веселее, разве нет?

Рик сделал пару шагов в сторону, где нас ждала «дыра» (ну хорошо, пусть будет «вход в другое измерение», так благозвучнее), и остановился:

— Нет, Люкке. Я пойду с тобой. И к зверю пойду тоже сам. Ты же не хочешь, чтобы этот йети решил, будто ты и есть его новая самка?

А вот об этом я вообще не думала, кстати. Что-то стало страшно. Я сглотнула так громко, что, кажется, звук разнесся эхом. Но отступать после того, как Рик проявил недюжинное мужество, совсем не хотелось.

— У тебя есть что-нибудь съестное? Может, он поест и будет добрым, — фантазировал Рик. Я понимала: он так бодрился.

Дорога, огибавшая селение, закончилась. Во дворах жгли костры, видимо – люди готовили на огне, и до нас долетали достаточно аппетитные запахи.

— Почему ты, кстати, думаешь, что она обязательно украла еду? – спросила я. – Может, люди им приношения какие делают. Вроде как божествам.

Рик что-то пробормотал.

— Что? – переспросила я.

— Да, говорю, всю жизнь терпеть не мог фантастику про то, как кто-то в другой мир попадает. А теперь вот сам «попаданцем» заделался.

— Обидно, да, — зачем-то ответила я.

**

У входа в новую пещеру не было ни грязи, ни обглоданных костей. Похоже, самцы у снежных людей тоже чистоплотные, Рику бы поучиться. А может, они просто забрасывают мусор в другое измерение, как Рик – под кровать?

— Ты жди здесь. Я пойду, — сказал напарник и, прежде чем я успела что-то сказать, он уже был на ровной площадке у самой пещеры.

— Есть кто-нибудь? – громко крикнул он.

Как по заказу, на «пороге дома» появился хозяин. Его рост был внушительным, шерсть – более темной, чем у Мисс Йети. Увидев Рика, он стукнул себя кулачищем в грудь и рыкнул. И рык мне показался вовсе не приветственным.

Рик отступил на шаг назад. А ровно в шаге от него лежал камень. Рик споткнулся, его перевесил рюкзак, и напарник шлепнулся. Телефон выскользнул из его кармана и отлетел.

План созрел в моей голове моментально. Я бросилась к телефону, открыла последнюю фотографию и почти ткнула ею в морду негостеприимного йети.

Через секунду я похолодела. Если наша мохнатая знакомая ничего не поняла про фотографию Афины – поймет ли этот неандерталец…

Но на исходе минуты выражение морды дяденьки-йети потеплело. Он всматривался и всматривался в картинку. Потом его лицо приняло то же обиженное выражение, что у девушки-соплеменницы на фото. И он строго посмотрел на нас.

— Идем, — просто сказала я. И пошла.

Так мы и шли: я, хрумкающая печеную «соломку» с шоколадом прямо из пачки и запивающая водой, — впереди, за мной – снежный человек, с которым пришлось поделиться запасами снэков, а за ним – Рик, еще надеющийся получить назад свой телефон. Не знаю, что бы подумали сельчане, увидев такую процессию. Может, и нам бы сделали какое подношение. А то, вообще-то, уже вечерело, а на одной «соломке» по горам не набегаешься.

На этот раз мне посчастливилось обнаружить широкую тропку к пещере Мисс Йети. Ноздри косматого жениха раздулись, он шумно понюхал воздух, отодвинул меня в сторону и шагнул вперед. Снова принюхался. Снова шагнул.

Рик потом долго меня за это ругал, но я не удержалась. Я сорвала цветок и подала его Мистеру Йети. И он послушно взял. Так и вошел в пещеру к невесте: с цветочком в одной руке и с Риковым телефоном в другой. Сейчас как вспомню – так помираю со смеху, это тогда не до смеха было.

Когда йети скрылся в темноте, мы с Риком как можно быстрее убрались подальше. Ни рычаний, ни звуков драки мы не услышали – поэтому я до сих пор надеюсь, что знакомство снежных людей прошло хорошо. Может быть, они уже давно растят маленьких йетят (если вдруг их течение времени отличается от земного. Или мы в прошлое попали, например.) А может – просто изобрели пещерные диванные подушки и иногда дерутся ими, чтоб выпустить пар, как мы с Риком.

**

— Ну и приключение, — выдохнула я, снимая рубашку и бросая прямо на пол гостиной.

— Убери эту майку! – завопил Рик, указывая на мою футболку с йети. – Я ее видеть теперь не смогу!

— Уберу, уберу, не кипятись. Хорошо, что нам як по дороге не встретился.

— А что – як? Хороший у меня як, — Рик погладил вышивку на своей груди.

— То-то же, — ответила я и подскочила на месте: раздался громкий звонок. На этот раз Рик закрыл ворота по всем правилам безопасности.

Мне лично пришлось встречать Джинджер и провожать ее в дом.

— Вы не отвечали ни по одному телефону, и мне пришлось приехать, — злилась она. – Вы что – в поход ходили? А делом уже не собираетесь заниматься?

— Сейчас все расскажу, — пообещала я и открыла дверь. Рик стоял в джинсах и одном носке, на шее краснел след от сорванного медальона.

— Ой, — только и сказал он, увидев Джинджер. И убежал.

— Наверное, опять живот, — пожала плечами я. – Садитесь, садитесь. Мне есть что вам рассказать.

**

Джинджер не поверила ни одному моему слову и ушла от нас очень быстро. Фотографии гор на моем телефоне куда-то исчезли (я даже этому не удивляюсь, я вообще боялась, что мы выползем из «дыры» дряхлыми стариками или с двумя головами, а фотографии – это так, ерунда). Единственное фото Мисс Йети, как мы помним, и вовсе осталось за тысячи километров отсюда, превратившись в свадебный подарок. Кстати, я так и не знаю, были мы в нашем, земном мире — или вообще в каком-то параллельном. Не говоря уже о том, в каком побывали веке. Спросить все равно не у кого.

Попрощавшись с журналисткой, я села и описала наши похождения в качестве «попаданцев». Потом нашла электронный адрес портала «Тайны Города» и отправила свою статью. Не успела допить чашку чая (у меня, правда, большая чашка), как пришел восторженный отзыв помощника редактора с указанием суммы гонорара. Сумма была, прямо скажем, не миллион. Но рассчитывала-то я всего лишь на новую зубную щетку. А хватило – на новый медальон для Рика.

Джинджер еще пару раз звонила Рику. Вот ведь привязалась. В последний раз он что-то такое ей сказал, что, наверное, больше не позвонит. Что-то про самок йети. Большего я из-за двери не расслышала. Зря он так, между прочим. Самка йети оказалась очень даже приличной. Хоть и обеспечила моему напарнику серьезный посттравматический синдром.

Сегодня Рик сказал мне, что Афина пригласила его погостить. И он уже купил авиабилет . Я хотела подсказать ему не забыть купить еще и цветы по прилете, но промолчала. Сам догадается, он же не снежный человек. Я рада, что Рик отдохнет. Такие похождения не всем по плечу.

Да, я не оговорилась, когда сказала «билет», а не «билеты». Он не знает, когда вернется. Может, и вообще задумается о переезде, кто же предскажет, как оно пойдет. И тогда я стану не главным, а просто специалистом, а наша штаб-квартира, она же Авангардный Дом, уйдет другим жильцам. Которые не будут работать и отдыхать на подоконнике и самозабвенно кидаться подушками. А может – и будут?

Но Люкке-то на месте! А это значит, что вам всегда есть куда обратиться, если встретитесь с необъяснимым.

Моя визитка же по-прежнему у вас?

Обязательно обращайтесь!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.