Люкке-15: я нечаянно!

Люкке-15: я нечаянно! - слайд

— А можно, оно у нас побудет до конца недели? Или хотя бы еще один день? Ну пожалуйста, Люкке!

Автор: Юлия Кулакова

Фотография: Ольга Агеева

— Люкке, ты как там? Люкке? — Рик тарабанит в дверь моей ванной. – Тебе плохо?

— Да нет, все хорошо! – кричу ему я.

— Точно? – подозрительным голосом вопрошает напарник.

Ну не буду же я ему рассказывать, что на самом деле случилось. Как вы это себе представляете? «Рик, я приучаю себя носить кольцо. То самое, конечно, с черепашкой, другого у меня нет. Сегодня я его напялила на какой-то не тот палец – и полчаса пытаюсь теперь снять при помощи мыла и вообще всего, что есть в ванной!»

Мысль начать снова носить кольцо, разумеется, пришла ко мне не просто так. Вчера я до поздней ночи читала всё, что смогла найти о профессоре Лилиан Л. Потрясающая тетенька! И ювелир, и ученый. Специалист в нескольких областях. Разбирается в любых драгоценностях, в том числе – что меня особенно заинтересовало — в отравленных. Оказывается, существовали не только знаменитые перстни с ядом. Чего только человек не придумает, чтоб убить другого человека, а? Я всегда задумывалась о том, что на археологических раскопках или при обнаружении какого-нибудь старинного клада лучше принимать меры предосторожности, чтобы потом в твоем некрологе не писали про «таинственное проклятие гробницы» или еще что-нибудь в том же духе. Объяснения таких смертей обычно далеки от мистики: банальный криминал. Слушая рассказ профессора об очередном кольце с тайником внутри, я надела на себя колечко с черепашкой – и уснула за монитором в ту же секунду, как только лекция завершилась. И вот результат: едва ли не час в ванной поутру пытаюсь палец спасти.

Кольцо снялось за минуту до того, как Рик начал дверь разносить. И теперь я прячу черепашку в карман (благословен будь тот, кто придумал карманы и для домашних пижам), наскоро вытираю голову (дальше сама высохнет) и выбираюсь наружу.

— Я здесь! – выкрикиваю.

Рик в гостиной. Одет. Куда это он собрался?

— Люкке, — бросает он необычайно серьезно, — ты точно в порядке? Если нет – я схожу к клиенту сам.

— Нет уж, — я возвращаюсь в комнату, быстро переодеваюсь, а сама кричу из-за двери:

— Что за клиент?

— Достаточно странный клиент, — докладывает Рик. – Я понимаю, что у нас других не бывает, но все же. Некая дама. Хотела встретиться у нас дома, но я сказал, что мы так не делаем. Договорились встретиться около заведения «У Элизы».

— Я правильно понимаю? Не в заведении, а около?

— Да вот то-то и оно. Необычно, да. Ну… голос у нее такой был, важный. Может, аристократка какая.

— Вот не люблю я, когда загадки начинаются раньше, чем само дело, — сказала я, переодела свитер, который было натянула задом наперед, и вышла из комнаты. – Ну что – вперед?

На стоянке, что за углом от вывески «У Элизы», оказалось темно. Какой-то умник разбил один из двух фонарей. Уверена, что сейчас умник находится в больнице: без этого фонаря через захламленный пустырь никуда не дойдешь, а он, мне сказали, двинул именно в том направлении.

Асфальт зашелестел, и мы увидели алый автомобиль. Он блестел, как в какой-нибудь передаче про кинозвезд, и двигался почти бесшумно.

Дверь открылась, и из машины вышла Дама. Недаром Рик так ее сразу назвал: это была именно дама, очень полная, в струящемся длинном платье, с высокой прической. Крупные серьги до плеч, декольте почти полностью закрыто ожерельем. В таких нарядах ездят на балы и приемы, причем с шофером, а никак не в одиночку по пустырям. Лицо ее было примечательно разве что необычным выражением… как будто бы немного брезгливым. В руках женщина держала усыпанный крупными кристаллами клатч в тон платью. Неужели украшения – настоящие, дорогие?

Дама царственно махнула нам рукой. Я пожала плечами и приблизилась, Рик последовал за мной.

— Вы мне нужны, — начала клиентка, не здороваясь, — чтобы отыскать одного человека. Я уверена, вы быстро его найдете. Всего лишь побродить по улицам Города, позвонить мне и сказать, где вы его видели – работа, как видите, непыльная. Не найдете за неделю – можете не звонить и не появляться, найдете – получите вознаграждение.

— Подождите, мадам, — запротестовал Рик. – Побродить по Городу? Город вообще-то большой. И одного человека там искать – как иголку в стоге сена. Можно неделю прожить там, пробегать с утра до вечера, никого не найти – и все это за просто так?

Черты «мадам» собрались в полноценную брезгливую гримасу. Она запустила руку с крупными пальцами, унизанными перстнями, в клатч и достала конверт:

— Уверена, что этого будет достаточно… на карманные расходы.

— Подождите, — сказала я. – мы не частные детективы. Мы специалисты по необъяснимому. Почему вы обращаетесь к нам? Ваш знакомый обладает какими-то неординарными умениями? Или?

— Он обладает умением воровать драгоценности, — поморщилась Дама. – Я хочу вернуть кольцо, которое находится у него.

— Так обратитесь в полицию, — сказала я. Но Рик, который уже сунул нос в конверт, рассудил иначе:

— Знаете, мы поищем его для вас. Только нам нужно хотя бы фото: и вора, и этого кольца.

— Вор, — повторила за ним Дама, и губы ее сжались в какой-то театральной ярости. – Он – вор.

— Ну… конечно, вор, если ворует, — удивленно произнес Рик.

Дама перевела на него взгляд и удовлетворенно проговорила:

— А ты умный мальчик.

Похоже, мы пребывали в каком-то странном оцепенении. Потому что потом ни один из нас не мог вспомнить, как в руках оказались две фотографии – золотого кольца и человека с иссиня-черными волосами, крупным носом и хищным взглядом темных, с неразличимыми зрачками, глаз. Как отъехал и как пропал из виду автомобиль. Очнулась я оттого, что меня панибратски толкнул в плечо парень, работающий у Элизы:

— Вы чего тут стоите? Шли бы внутрь, замерзнете. А то я вам мешать буду: сейчас приволоку лестницу и починю этот трижды неладный фонарь, а то попрутся сегодня пьяные через пустырь…

**

В гостиничном номере было тепло. А на улице – холодно. Отопление – хорошая штука, но камин мы тоже включили. И сунули ноги в носках поближе к нему.

— А я говорю – не должны мы были браться за это дело, — начала я уже не в первый раз. – Тетенька явно не в себе. С ее богатством можно было всех частных детективов Города нанять. Но нет, она идет к нам. Почему? Боится засветиться даже у частных детективов?

Но Рик упрямо гнул свою линию:

— Зато у нас теперь столько денег, сколько мы обычно и за год не видим! Ты только посмотри! Главное – не потерять ее визитку…

— На которой подозрительно написан только номер телефона, и тот от руки, – и всё! И хорошо, что мы ее вообще заметили в конверте, а то бы выбросили. Ты вообще помнишь, как мы с этой дамой прощались? Я – нет!

— Ну и ладно! Погуляем недельку по городу, поищем ее вора. Такого кренделя в толпе заметить – пара пустяков, ты только посмотри…

— Да вижу. Как для какой оперы загримирован. Злодей со сцены, да и только. Ощущение, что они оба из какой-то постановки сбежали.

— Пусть сбегают откуда хотят, деньги-то уже у нас! А кольцо какое, ты видела? Присмотрись получше!

Я взяла фото. Золотое кольцо, действительно, было примечательным. В середине – крупный бриллиант совершенно необычной огранки, вокруг него – золотое обрамление неожиданной формы: вверх рамка уходила углом, в который сходились изящные линии, и это напоминало очертания куполов минаретов из восточных сказок. Рамку окружало множество небольших сапфиров, а ряд сапфиров, в свою очередь, окружили повторяющие причудливую форму, идущие один за другим такие же небольшие бриллианты.

— Я бы хотел такое, — мечтательно произнес Рик.

— И что бы ты с ним делал? – спросила я.

Честно скажу: я ожидала, что он скажет «подарю Афине». Но Рик потянулся и, глядя куда-то мимо, заявил:

— Оно бы просто было у меня.

**

— У меня уже уши замерзли, — пожаловался Рик. – Нет какой-нибудь заколки или булавки, на шее капюшон зацепить?

— Я тебе сейчас свои руки на шее сцеплю, — ответила я, шмыгая еще пару часов назад примерзшим носом. – Кто согласился дело взять? Вот и не жалуйся.

На самом деле мы оба сглупили и оделись не по погоде. Но если Рик сейчас еще и ныть будет…

— Давай зайдем в какое-нибудь кафе, погреемся, — виновато посмотрел на меня напарник.

— Ну ладно, — смягчилась я. – Только одну чашку кофе – и работать! Помнится, на соседней улице было, давай вернемся.

— А зачем возвращаться? Вот какой-то переулок есть, здесь и срежем.

— А это точно не тупик? Сейчас посмотрю…

Но пока я лезла за телефоном, Рик, фальшиво насвистывая несложную мелодию (мне показалось, что это мелодия его будильника) и сунув руки в карманы короткой куртки, уже огромными шагами двинул вперед. Двинул – и через несколько метров споткнулся и упал.

— Ушибся? – я подлетела на предельно возможной скорости. Вот хоть от себя не отпускай человека.

— Да вроде все хорошо, — сказал Рик, продолжая лежать на земле носом вниз.

— Так вставай! Помочь? – я подхватила его за руку, но он двинул плечом:

— Секунду можешь подождать?

Этого не хватало. Рику вдруг захотелось поваляться в грязи. Когда же он успел приложиться головой? Или что вообще происходит? Я потрогала его лоб:

— Жара вроде нет. Дай-ка посмотрю тебе голову.

— Не туда смотришь, — сказал Рик и сел. И я, наконец, увидела, о чем он.

Из земли на нас смотрел золотой ободок кольца.

**

— Это совершенно точно оно, — торжественно провозгласил Рик, когда мы принесли находку в номер и отмыли под краном.

— Или его копия, — предположила я. – Так или иначе, думаю – стоит позвонить хозяйке кольца. Думаю, за это мы получим денег больше, чем за сообщение о том, что мимо нас пробежал вор.

— Люкке… — сказал Рик, и меня сразу насторожил его тон. – Слушай, Люкке, а пусть оно у нас останется, а?

— Ты совсем рехнулся? – я подскочила так, что мой стул упал. – Как это – у нас?

— Но ведь она хотела найти того человека. Про кольцо речи не было!

— Рик, ну-ка померяй температуру, я сейчас позвоню на ресепшн и попрошу градусник. А завтра – к врачу. Ну не можешь ты в здравом уме такое говорить!

— Почему это не могу?

— Потому что ты не вор. Всё! – крикнула я, увидев, что он снова раскрывает рот. – Я звоню Бабушке Лиз!

Имя Лиз, казалось, возымело магическое действие. Но минут через пять полного молчания Рик тихо спросил:

— А можно, оно у нас побудет до конца недели? Или хотя бы еще один день? Ну пожалуйста, Люкке!

Я, наверное, тоже была не в себе. Иначе бы не согласилась. Особенно после того, как поняла, что Рик уволок кольцо в свою спальню.

Ночью я пробралась к нему. Взяла находку и положила на ладонь. Рассмотрела еще раз при свете ночника. Да, оно впечатляет. Сразу видно, что дорогое. Хорошо бы смотрелось, например, в музее. Но почему Рик в него так вцепился – непонятно. Одно дело – если хочется носить его ради красоты. Или, опять же, кому-то подарить, потому что красивое. Но обладать им просто ради того, чтобы оно было, или, например, ради статуса… как-то даже оскорбительно. Особенно по отношению к тому, кто его создавал. Кто возился с этими камнями, гранил, шлифовал. Кто придумал этот узор и воплотил его.

Надо, наверное, продолжать пытаться найти информацию об этом кольце. Пусть до сих пор и не нашли ничего.

Утром я проснулась вовсе не от звонка. А от того, что Рик бродил по гостиной и что-то напевал.

— Мы проспали! – подскочила я. – Рик, сегодня ты отвечал за будильник!

— Люкке, — Рик просунул голову в дверь, — мы уже нашли кольцо. Зачем ей теперь вор? Давай хоть полдня посидим на месте, я до сих пор еще не отогрелся! И вот что я хочу тебе рассказать. Гарри звонил! Ну, тот клиент, который нам так и не заплатил в июне. И что ты думаешь? Он сегодня перевел нам гонорар и еще и извинялся!

— Хоть у кого-то совесть есть, — пробурчала я.

— А еще я сегодня выходил принести нам в номер завтрак…

— И меня не разбудил!

— И вышел на улицу, воздухом подышать.

— Ты же замерз!

— …Так вот, выхожу я за ограду гостиницы, прошелся немного – и смотрю, какая-то бумага из земли торчит под деревом. Вокруг никого. Потянул – а там купюра! Большая! Знаешь, сколько? Я на нее нам пирожных купил – за сутки не съесть! Давай устроим соревнование, кто больше съест, хочешь?

— Рик, подожди. Ты хочешь сказать…

— Это еще не все! – сказал Рик и сел на мою кровать. – Мне сегодня мой бывший одноклассник звонил. И позвал работать вместе с ним. Знаешь, куда?

Он картинно обернулся по сторонам, будто вокруг находилась армия шпионов, и шепнул мне в ухо название известной корпорации.

— Шутник твой одноклассник, — сказала я. – Туда людей с образованием и опытом-то берут непонятно по каким закономерностям, попробуй попади. Что ты там делать будешь?

— Не завидуй, — то ли в шутку, то ли всерьез ответил Рик. – И давай приходи есть пирожные!

И с этими словами удалился.

После чая (никаких соревнований мы, разумеется, устраивать не стали) Рик все-таки согласился пойти на улицу. На этот раз мы оделись потеплее, напарник даже нацепил несуразную зеленую шапочку, которой я раньше не видела, и шарф, связанный руками Лиз.

Мы вышли из гостиницы. Я огляделась. Чистое небо, чистая тихая улица, белые облака, белые здания. Аккуратно высаженные вдоль дороги деревья. Наверное, я бы не отказалась здесь жить.

А Рика уже и след простыл. И куда он делся?

— Люкке!

Крик доносился из-за угла. И если бы мимо проехала хоть одна машина, я бы его не услышала.

Рик лежал на асфальте.

— Я его видел, — простонал он и перевернулся на спину. – Я видел Вора. Он меня толкнул.

— Ничего себе! Я не верю в такие совпадения. Ты уверен, что тебе не показалось?

Рик помотал головой, садясь.

— Тогда — похоже, что это Вор за нами следил. Давай-ка позвоним нашей замечательной Даме, расскажем про Вора, про кольцо. Пусть либо объясняет, во что она нас втравила, либо уже забирает свою драгоценность и …

— Кольцо, — простонал Рик с самым несчастным видом. – Кольцо!

И только тут я поняла всё.

— Ты взял кольцо с собой?

И Рик кивнул.

**

Я сидела в своей комнате и сопоставляла факты. Мы нашли украшение в переулке. Надо разобраться, что это вообще за место – тот переулок, вдруг эти сведения о чем-то скажут. Далее: продолжать искать информацию вообще о кольце. Стоп. Надо прошерстить все доступные сведения о похищениях драгоценностей – и также о нападениях и убийствах в ближайшее время в Городе и в округе. Объем гигантский, но надо. Далее…

Что-то в номере подозрительно тихо. Рик ведь был сам не свой. Попросил оставить его в покое, я и оставила. Не зря ли?

— Рик! – зову я.

Нет ответа.

Комната Рика открыта. В ней пусто. Я слышу, как в горле стучит сердце.

Мой телефон вызванивает сообщение. Я трогаю экран. На нем запись. Я включаю.

Это Рик. Он стоит у какого-то здания, одного из многих похожих в Городе. Ветер уносит его слова в сторону, и мне очень плохо слышно.

— Люкке, — говорит Рик. – Я хочу попрощаться. Когда ты увидишь эту запись…

Мне будет очень холодно в одной распахнутой ветровке поверх майки. Но это я пойму потом. Когда добегу, быстро-быстро добегу до нужного мне дома, по дороге позвонив по всем номерам, где только могут услышать и помочь.

**

В экстренных ситуациях, к счастью, мои мозги продолжают работать. И в этот раз они сработали как надо — я вспомнила, как Рик ворчал про одно высокое здание в городе, обнесенное строительным забором:

— Мрачный, жуткий и высокий дом! И никак не достроят! Они его специально для самоубийц строят, что ли?

Я ни секунды не сомневалась, что он отправился туда. Тем более что оно находилось, можно сказать, за углом.

Может, с моей стороны это и было преступным легкомыслием – но я оказалась права. Не знаю, куда подевалась охрана, тогда я даже не задумалась об этом, куда несколько человек могут подеваться так надолго, чтобы на крышу высотного здания, куда не пускают без каски и пропуска, забрался сначала парень в совершенно отчаянных чувствах, а потом – растрепанная запыхавшаяся девчонка. Лифт, как сами понимаете, в здании не работал, поэтому к последнему этажу я уже ползла по лестнице на четвереньках.

Рик все еще стоял на крыше. На самом краю. То подходил и смотрел вниз, то отступал на шаг.

А что теперь?

— Рик, — окликнула я его. Делаю шаг, еще шаг. Я же не знаю, как в таких ситуациях себя вести! Потом, кстати, выяснилось, что я все сделала категорически неверно.

Он обернулся. Бледный, глаза горят, неузнаваемый.

— Люкке, я больше не могу, — выкрикнул он. – У меня ничего нет!

И с этими словами он метнулся вперед. Мы прыгнули одновременно: он умудрился свеситься по пояс, я – схватить его за ноги и подтянуть Рика немного к себе.

Он попытался ползти вперед. Откуда только силы взялись! И вот он уже почти свесился снова, я, с разодранным животом и майкой, пытаюсь его удержать, кричу, а дальше ничего не помню.

Говорят, как раз в эту секунду к нам подбежали люди. Вытащили Рика, обмякшего в их руках, подняли меня. Говорят, держать пришлось не его, а меня, потому что я бросалась и вопила что-то вроде: «Что ты наделал! А Лиз, А Афина как же! Болван, я тебя прибью!»

Как в тумане, помню, что кто-то сказал: «Так ты ж его только что спасла». А я, кажется, ответила: «А теперь прибью!» Помню машины с сиренами и огнями.

Говорят, кто-то добрый из наших спасателей дал мне свою футболку вместо моей, окровавленной и разорванной. Еще по дороге мне приложили холод ко лбу, уже в больнице перевязали живот и руки. Рика везли отдельно. Наверное – меня боялись. Он отделался одними ушибами. Все хорошо, что хорошо кончается. Кого мне жалко в этой истории – это отошедших по своим надобностям охранников.

**

— Болван, — повторила я. – Да если бы не вмешательство Лиз – ты б сейчас в психбольнице лежал!

— Говорю же: не знаю, что на меня нашло, колдовство какое-то, — тянул Рик занудным голосом. Вот теперь я его узнаю, вот теперь все в порядке.

— Кажется, ты был прав.

— Да? – подскакивает Рик в кресле. После видеоразговора с Бабулей Лиз он, похоже, очень рад моим словам.

— Ага. Это дело – наше. Очень уж много необъяснимого. Очень. Смотри: в день, когда ты нашел кольцо, что случилось?

— Ничего…

— Ну хорошо: на следующий день. Клиент заплатил – раз. Хотя можно списать на совпадение. Деньги ты нашел – два. Тоже могло быть совпадение, но все это происходит подряд и именно с тобой. И три - звонит тот одноклассник.

— Не напоминай, — вздыхает Рик. – Он мне как раз перезвонил и сказал - извиняюсь, мол, не могу я тебя на работу взять, сам не знаю, зачем пообещал. Я после этого и… — Рик машет рукой.

— Вот видишь! Ты теряешь кольцо – и тут же все совпадения прекращаются. Похоже, кольцо и вправду какое-то… нечистое. Потому Дама его и ищет. Вряд ли она так беспокоилась бы из-за простой вещи, пусть и дорогой. Теперь смотри дальше. Вот что я накопала за сегодняшнюю ночь. Много с кем происходили несчастья, это да, но мне особенно не понравились самоубийства нескольких ювелиров за последние месяцы. В этой сфере, конечно, возможно что угодно. Воровство, растрата денег… Но только посмотри, что мы видим на фото одного из погибших!

Я раскрыла изображение на весь экран. Улыбающийся мужчина в дорогом костюме стоял у витрины, и в ближайшем к нему ряду драгоценностей располагалось – да-да, то самое кольцо.

— А теперь вот сюда гляди.

Еще одна фотография. Еще один человек, интеллигентного вида, помощник владельца целой ювелирной империи. А на пальце…

— Вот это да, — не веря, качал головой Рик.

— Причем на других фото этого кольца на нем нет! А это фото – последнее в его жизни!

— И что будем делать? Фильм ужасов какой-то. Нет, это ты была права. Давай звонить в полицию. Или Лиз.

— Лиз мне и так пришлось все рассказать. И полночи уговаривать ее, что мы сами справимся. Хватит уже прятаться за бабушку-то, Рик. Давай сами дело доделаем. Найдем кольцо. И куда-то спрячем, потому что ничего хорошего оно никому не приносит.

— И у тебя есть план, как это сделать?

— Пока нет. А сейчас приготовься, самое жуткое в нашей истории. В том переулке на днях убили человека. Давай на секунду представим, что его убили для того, чтобы отнять кольцо. Точно знали, что он всегда носит его с собой – прямо как ты собирался носить. Он сопротивляется, в него стреляют, кольцо куда-то отлетает, неважно, и мы его находим потом. А убийца – не нашел.

Рик сидит неподвижно. Не напрасно ли я на него вываливаю эту информацию?

Потом он встает.

— Идем подышим воздухом, — говорит Рик.

Мы выходим и просто следуем по улицам. Примерно таким маршрутом, каким следовали в первый наш день в Городе. Рик думает о своем, я о своем… пока напарник не хватает меня за рукав и не затаскивает за толстое придорожное дерево.

— Замри! – шипит он.

По другой стороне дороги идет человек. И мы его знаем.

— Мне кажется, он направляется в тот переулок, — шепчет Рик.

Мимо нас едут машины. Одна из них, блестящая, красная, проносится вопреки всем правилам.

Мы с Риком переглядываемся.

И бежим вперед.

Когда мы добираемся до переулка, там уже полно народу. Несколько раз слышно слово «выстрелы». Невыспавшиеся полицейские хмуро оттесняют людей. Я успеваю нырнуть между двоими стражами порядка, через минуту меня буквально выносят с места преступления обратно, объясняя, что я мешаю расследованию и вообще сейчас окажусь в участке. Но главное я успела увидеть: на земле, скорчившись, лежит мужчина с фотографии. Вор.

И я уверена, что кольца при нем нет. Уже нет.

**

— И как вы сюда попали? – слышу я дрожащий голос Рика. Нет, это не сон!

Я выбегаю из комнаты, сунув в глубокий карман пижамы баллончик с лаком для волос. Только вчера пообещала себе, что начну им пользоваться, а не ходить с шалашом на голове, и чтобы не забыть – поставила у кровати. Да, пользоваться я собиралась им совершенно не в целях самообороны!

Рик стоит у выключенного камина. Включена только лампа на столе. И в ее свете переливается блестящее одеяние нашей ночной гостьи.

— А , это вы, — спокойно говорю я. – Не помню, чтобы мы оставляли открытой дверь. К сожалению, мы никого не нашли. Редко, но проколы случаются и у нас. Неделя заканчивается, и сообщить нечего.

— То-то твой напарничек прыгал с крыши, — выплевывает слова Дама.

— Да, он воспринимает работу очень близко к сердцу, — отвечаю я, перемещаясь поближе к Рику.

И тут происходит то, чего мы не ожидаем. Дама швыряет мне под ноги кольцо. Оно жалобно звенит, в этот момент даже мне хочется схватить его и прижать к себе.

— Что вы делаете? – спрашиваю я.

— Бесполезный мусор, — кривится Дама. – Это кольцо было ценно тем, что приносило богатство владельцу! Два века! А теперь оно не нужно. Ты, мальчик, явно не мог его испортить. Ты чуть на тот свет не отправился, когда его забрал Вор, — верно говорю?

Она переводит взгляд на меня:

— Неужели ты?

— Глупости, — говорю я и беру за руку Рика, рука заметно дрожит. – Как это я могу разрушить ваше вековое… колдовство?

— Это кольцо создано для того, чтобы его хотели. Оставляли у себя даже ценой жизни. За него погибали, за него отдавали все, что могли и не могли.

— Ну… оно красивое, — сказала я зачем-то.

— Красивое! – дама картинно расхохоталась. – Красивое! Кто думает о красоте, когда речь идет о таком богатстве!

— Да что вы говорите, — не выдержала я. – А мастер, который его делал, точно создавал кольцо ради вашей дурацкой жадности? Да вы посмотрите, как выверены линии, как подобраны камни!

Даму так перекосило, что я окончательно вошла в раж. На всякий случай встала между ней и Риком и заявила:

— Да этот ювелир вообще, наверное, влюблен был, когда эскиз придумал!

— Значит, все-таки ты, — кивнула Дама. – Все и всегда хотели это кольцо. Все и каждый. И только ты оказалась выродком.

— Ага, еще каким выродком, — засмеялась я. А в голове крутилось: «Вот сейчас выстрелит».

Дама еще раз взглянула на нас.

А потом развернулась и вышла.

Я в пару прыжков достигла двери и выглянула в коридор.

Никого.

**

— Да не поверили бы в полиции, — машу рукой я и доедаю пятое пирожное. Да, мы привезли их с собой в городок. Нет-нет, соревнований так и не устроили. Просто пирожные оказались очень вкусными.

— Лиз бы поверили!

— А ты спросил Лиз, хочет ли она связываться? По крайней мере – официально? – выразительно смотрю я на Рика.

Рик молчит.

Кольцо я тогда подняла с пола. Со всеми предосторожностями, о которых говорилось в передачах про отравленные драгоценности. Потом долго упаковывала. Потом отправила посылкой профессору Лилиан. А потом написала ей на электронную почту все подробности нашей истории и попросила быть осторожнее со странной штуковиной.

— Лучше бы ты его в музей наш отдала. Люди бы посмотреть приезжали, — говорит Рик.

— А вдруг кто-то его снова пожелает взять себе – и колдовство проснется? Нет уж, пускай профессионал занимается, — мотаю я головой. – Пусть исследует. Она-то уж точно не захочет его присвоить.

Рик опускает голову. Ему стыдно.

— А работу ты найдешь, — говорю я ему. – Ну и что, что не в той корпорации. Ты бы смог каждый день приходить на работу в костюме и при галстуке?

— Ни за что, — гордо говорит Рик и смеется. – А как ты считаешь, Лиз найдет эту Даму?

— Не знаю, — отвечаю я. – Подозреваю, что она нам не расскажет!

**

Профессор Лилиан за посылку очень благодарила. Насколько я знаю, она пишет новый труд, на этот раз о драгоценностях, за которыми стоят таинственные истории. Сомневаюсь, что она прямым текстом изложит историю нашего кольца. Ох… я сказала «нашего», да?

Рик больше ни с каких крыш не прыгает и про это дело вспоминать не хочет. Правильно делает. Хотя разговоры о кольце у нас в последнее время идут очень интенсивные. О другом, разумеется. Рик хочет выбирать кольцо для помолвки с Афиной. А я ему говорю – сначала работу найди, чудо. Спорим очень активно, подарок Лиз – диванные подушки – идет в дело нередко.

А я все так же ношу свое колечко с черепашкой. И мне оно нравится больше, чем то, заколдованное, которое я нечаянно расколдовала.

Визитка Дамы, что интересно, пропала. Вот просто как будто ее и не было.

А наша визитка у вас сохранилась? Вот и хорошо.

Обращайтесь, если что!

 

 

 

 

 

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.