Люкке-8: докопаться до истины

Люкке-8: докопаться до истины - слайд

Что мы тут делаем? На неприятности нарываемся?

Вредные соседи, любимые животные, утренние пробежки, призраки и грядки — в этом маленьком городке есть все необходимое для захватывающей детективной истории. А еще в нем есть Люкке и ее верный напарник Рик. А значит, бояться нечего, дело обязательно будет раскрыто. Новый рассказ из уже полюбившейся многим серии про специалистов по необъяснимому — об отношениях, о чувствах и о том, что мальчики тоже плачут.


Пробежка туманным утром – штука хорошая. Я уже много раз об этом говорила и не устану повторять. Красиво! Дымка окутывает деревья, дома, сквозь нее уже пытается пробиться солнце. Сказка, да и только.

Вот только иногда дымка больше похожа на дым. А некоторые несознательные граждане могут, например, так проехаться ночью на машине, что на дороге останется ветка. Большая. А то и части самой машины. Хорошо, если хозяева там же не останутся, простите за черный юмор. И фанат пробежки – например, я – может споткнуться обо все это безобразие. У Рика, когда он еще работал, был сослуживец Бен, они еще как-то подрались за единственный оставшийся велосипед, никому не хотелось пешком заказ доставлять. Так вот: вчера он позвонил и рассказал, что его мама пошла выгуливать собаку – и споткнулась обо что-то такое, оставшееся на дороге по вине пьяных водителей. Упала и ногу подвернула. Рик сопереживал приятелю очень бурно, так что разговор был понятен и без громкой связи: «И как сейчас твоя мама? Опять за рулем пьяные? Не из городка, конечно, откуда они только здесь бе… Полиция их нашла, говоришь?» Я так громко возмущалась после слова «пьяные», что не услышала следующей половины разговора. Так и не знаю, зачем он звонил, а Рик не рассказал, только дразнится теперь.

Туман, к счастью, потихоньку тает, размывается легким ветром. Кажется, что солнце пытается превратить дымные остатки в золото. Ну как можно утром не выходить на улицу? Сейчас добегу до дома – растолкаю Рика и в очередной раз сообщу, как много он теряет.

И вот я уже приближаюсь к забору – и вижу, что Рик, одетый в спортивные штаны (я и забыла, что они у него есть) и футболку, сидит у двери, прямо на земле. Головой в руки уткнулся.

Я в момент уже рядом и давай его трясти: что случилось, что такое? А он – плачет.

Оказывается, Рик вчера согласился выгуливать по утрам собаку Бена. Вечером это будут делать их соседи, они очень любят песика, но утром никак не могут с ним выйти. И так они по очереди с Риком собрались нести собачью вахту, пока мама Бена не поправится: сам Бен нашел новую работу и вынужден почти на неделю уехать.

Рик понятия не имел, что там за песик. Воображение рисовало кого угодно, от левретки до волкодава. Животное оказалось простым, дворовым, средних размеров, то есть не размажет тебя по земле в процессе своей погони за кем-то из мирных жителей. Вот только…

— Понимаешь, Люкке, — всхлипнул Рик, — этот Ред… ну, пес… Он жутко похож на Таро!

Ничего же себе совпадение. Таро – это собака, которая была у Рика в детстве. Когда Рик хочет рассказать о своем детстве, он чаще всего вспоминает Таро. Он сам назвал его, кличку из какого-то мультфильма взял. Сам кормил и мыл. Смеялся до хрипоты, когда пес играл с их же котом (тем самым, которого они еще у Лиз забрали, я как-то рассказывала), звери попались на удивление порядочные и друг друга не грызли. А потом произошло неизбежное: песик сначала состарился (его взяли в дом далеко не щенком), а потом умер. А через пару месяцев, поискав повсюду своего друга, ушел в лучший мир и второй из старичков-зверюшек.

И вот – я представляю эту картину: приходит полупроснувшийся Рик с утра исполнять приятельский долг по выгулу Беновой скотины – а мадам Мама Бена выводит к нему второго Таро. Такое же рыжее чудо, так же повизгивает от радости, что кто-то в гости пришел. И даже, по словам хозяйки, так же больше всего на свете любит выкопать или, наоборот, закопать на улице какую-нибудь вещь.

— Бен ругается, что скоро придется музей находок открывать, — посетовала мать Бена. – Вот только где после него собственные вещи искать?

— Моя мама точно так же говорила про Таро, — шмыгнул носом Рик. – Вот точно такими же словами.

Ох, тяжко-то как. Оказывается, я уже давно сижу рядом с моим пострадавшим и обнимаю его за плечи. А он все всхлипывает.

— Но я все равно буду с ним гулять, — вдруг говорит Рик быстро и начинает тереть покрасневший от слез нос.

— Что-то еще случилось? – настораживаюсь я.

— Да эта по дороге попалась. Вредина.

— Вредина? И что – к тебе пристала?

— Ты как теленок, — улыбается сквозь слезы Рик. Это он про то, что я когда злюсь – шумно втягиваю носом воздух.

— Так что ей от тебя понадобилось?

Рик вздыхает и какое-то время молчит.

Вредина – персонаж очень своеобразный. Еще полгода, наверное, назад мы вообще не знали о ее существовании, потому что она очень долго сдавала дом весьма милым людям, бездетной паре. И вот в этом году приезжает такая приземистая, в клоунский рыжий крашеная, особа, похожая на собственную карикатуру. И поднимает безобразный крик на всю округу: какие плохие жильцы, там запустили, там не прибрали, и это за те мизерные деньги, которые вы мне платите… Словом, тихие супруги (которые, кстати, на самом деле не просто содержали дом в идеальном порядке, но еще и отремонтировали его, а то была та еще халупа, в библиотеке даже старое фото этой улицы есть, и дом Вредины, какой он был до квартирантов, там выделяется далеко не в лучшую сторону) не выдержали криков этой восставшей из ада тетеньки и уехали. Громкая дама поселилась в нем сама в ближайшее время. Наши спокойные жители городка потихоньку стали с ней знакомиться – как оказалось, себе на беду. То она кому-то насплетничает перекрестным образом: одному про другого, а тому про этого. То полицию вызовет с жалобой на беспорядки на соседней улице, а там обычная вечеринка в честь дня рождения. Полиция, конечно, в этом конкретном случае была не в накладе, их там так накормили, что они, ввиду отсутствия других вызовов, там же и заночевали в результате, но сам факт… А сколько жалоб она пишет на всех куда только может? Кого встретит – обязательно гадость скажет. Не человек, а нечто. Наши люди не любят конфликтов, решили, что она просто очень несчастная и ее поддержать надо. Заявлялись к ней с пирожными и с улыбками. Я лучше не буду рассказывать, как она реагировала. Люди теперь боятся ее появления на улице. А сами жаловаться на нее не хотят. Хотя стоило бы.

— Я вернул собаку хозяйке после прогулки, иду домой, причем еле-еле. От слез ничего не вижу. И сталкиваюсь с Врединой. А она вдруг мне улыбается и спрашивает, что стряслось. Ну я и…

— Не соотнес, что это Вредина, — кивнула я. – Впрочем – люди иногда исправляются. Тут не угадаешь.

— Я рассказал ей, в чем дело. А она вдруг хохотать начала. И понесла свое: вот, сейчас и мужчины не как мужчины, мало того, что слезы льют, так еще и по псине, да раньше собака на охоте бы сплоховала – так ее бы пристрелили… — Рик снова всхлипнул.

— И что? Теперь тебе грозит взыскание за обзывание гражданки плохими словами?

Рик помотал головой.

Глупо я пошутила. Он же не я, чтобы ругаться.

Вообще не надо сейчас шутить.

**

Знаете, когда я поверила в то, что новое дело будет по-настоящему «паранормальным»? Когда узнала адрес клиентки. Её участок граничил с участком Вредины. Вот уж мистика так мистика.

Рик старался не выдать своих чувств, но запутался в шнурках кроссовок, когда мы обувались. Бедный.

Клиентка оказалась полной доброй женщиной с крупными чертами лица. Под окном ее дома росли розы, а из кухни через окно доносился запах свежеиспеченных пирожков. Нос Рика сразу зашевелился, и, как вы понимаете, вовсе не розы были тому причиной.

Пирожками мы угощались прямо на кухне. Точнее, угощался мой напарник. А я внимательно слушала рассказ хозяйки дома, которую звали Лина.

Женщина купила дом совсем недавно (так что розы достались ей «по наследству»,  — впрочем, она ухаживала за ними нежно и тщательно, как за детьми, и успела об этом немного нам поведать). Поначалу все казалось спокойным. Но потом…

— Наверное, первые дни после переезда я очень глубоко и крепко спала, — вздохнула хозяйка. – Как можно было не замечать Такое?

Как-то ночью она выглянула в окно – и застыла, как соляной столп. Потому что по двору рыскало привидение.

Строго говоря, рыскало оно не по двору, то есть не по земле, а по воздуху, так что грядки не пострадали. Нечто белое и явно обладающее разумом передвигалось бесшумно и медленно. Когда оно начало приближаться к дому, хозяйка упала на пол и долго там лежала.

Несколько раз в следующие ночи она приоткрывала шторы и заставала ту же картину.

— Я даже поначалу запустила сад, — смущенно призналась она. – Но потом решила, что растения не виноваты, и никогда я не была бездельницей! И …

— То есть наше привидение появляется только ночью, — уточнила я.

— Да-да, исчезает с первыми лучами рассвета, я как-то не стала ложиться спать и увидела, как оно только что вот было – а потом пропало. Боится солнца, как все призраки!

Странные люди эти некоторые люди. Я и то не могу сказать, чего боятся ВСЕ призраки. Да и зачем бы тогда были нужны специалисты по необъяснимому? Выпускай себе противопризрачный спрей в промышленных количествах, продавай в магазинах – и специалистов не надо.

— Но появляется-то оно не на закате, Лина, вы это сами заметили, — подсказала я.

— Ну…не знаю, — пожала круглыми плечами женщина. – Может, у него дела есть в это время!

— На работу ходит, — подмигнул мне Рик, доедая пирожок. Хозяйка взглянула неодобрительно, и Рик на всякий случай выждал целые две минуты, прежде чем взять еще один с блюда.

— Вы считаете, что я все придумала? – на лице женщины читалась детская обида.

— Ни в коем случае, это мой коллега просто вас так подбадривает, — ответила я. Лицо Лины просияло.

Мы вышли во двор.

— Рик, иди сюда, — велела я. – Ты будешь привидением. Лина, распоряжайтесь им как считаете нужным. Как именно оно передвигалось?

Перепрыгивая через цветы (а некоторые вымахали аж нам с Линой по пояс) и безупречные грядки, Рик под командованием хозяйки кое-как повторил маршрут аномального посетителя.

— И что у нас вышло? — присмотрелась я. — Смотрите-ка: почти правильный круг.

Я попыталась пройти к середине круга, но там росло нечто аккуратно посаженное и, видимо, съедобное. Приправа какая-то, наверное. Любая тетенька бы, скорее всего, спросила у хозяйки, что это и в каких рецептах встречается (если вообще, кроме меня, где-то есть тетеньки, которые не знают эти травки-муравки), но меня в тот момент интересовало совсем другое.

— Центр вот здесь, — указала я. — И ничего ненормального на поверхности я не вижу. Могу предположить только одно: что-то закопано тут, в земле. И привидение от него не может отойти. То ли охраняет, то ли связано чем-то.

— И мы что – будем его освобождать? – спросил Рик. Лина зябко поежилась (действительно, ей только не хватало радостей обретшего свободы призрака на ее участке!), но тут же вспомнила:

— Я не знаю, есть ли у него лицо, глаза, вот не смогла заставить себя рассмотреть. Но будь это человек - я б сказала, что оно вглядывается во что-то. Тянется вперед, что ли. Смотрит. Как если бы охраняло этот клочок земли.

— Понятно. Тогда нам обязательно нужно раскопать землю и посмотреть, что оно такое ищет. Вопрос, конечно, в том, на какой глубине это «что-то» закопано…

— А вдруг там…труп? – ахнула Лина и схватилась за свои розовые щеки.

— Тогда тем более нужно этим заняться, - кивнула я. – У полиции городка, правда, вряд ли есть то современное оборудование, о котором я думаю, для поиска трупов, но мы знакомы с человеком, который может …

И тут я увидела взгляд нашей доброй хозяюшки. Такому взгляду и полицейский позавидует. Взглянул на преступника – а тот уже признание подписывает, причем с дрожащими ногами. Вот бы Рику научиться так на Вредину смотреть. А мне Лина без слов протранслировала этим взглядом: ничего вы выкапывать на моем участке не будете, будь там хоть золото, хоть трупы. Пусть лучше армия призраков гуляет под окнами: они невесомые и ничего не испортят, в отличие от вас. А от кого урон для хозяйской психики больше – от паранормальных гостей или от нас, собравшихся взяться за лопаты, – еще неизвестно.

Рик посмотрел на меня, на нее — и брякнул:

— Да мы осторожно копать будем…

**

— Ты думай, прежде чем говорить, — высказывала я напарнику по дороге домой, минут через пять после обрушившейся на нашу голову Лининой лекции про юных вандалов, которые не уважают чужой труд, зато начитались дешевых триллеров.

— Она вредностью от Вредины заразилась, через общий забор, — пыхтел Рик.

— Бывают же такие, — решила и я повозмущаться. – А если у нее там и вправду незаконное захоронение? Самый простой сюжет же: под землей – тело, над землей – призрак, и от могилы не отходит, потом его хоронят по-человечески – и призрака больше нет. А если это чей-то папа, дедушка? Его ищут, вообще-то!

— А может – она сама его убила, — подхватил Рик.

— Ну ладно, ладно, ты сейчас наговоришь от обиды, — похлопала его по плечу я. И подскочила на месте. Потому что рядом с нами остановился автомобиль, из которого высунулась физиономия Вредины.

— Здравствуйте, молодые люди, — сладко пропела она.

— Так, беги, ты опаздываешь, — толкнула я Рика в спину. Он благодарно взглянул на меня и помчался по дороге.

— Куда это сейчас так спешат? Не на работу же? – продолжила Вредина. – Собачку выгуливать? Так и плачет все дни, наверное? Ох, не те парни пошли, не те. От чего, кстати, умерла его собака?

— От чумки, наверное, — пробормотала я рассеянно. Мне надо было как-то успокоиться и не поддаться искушению указать настырной даме маршрут, отличающийся от ее привычных. И я медленно начертила пальцем крест на своей груди. Меня этому научила еще учительница в младшей школе: хочешь успокоиться – начерти на груди крест. Не помню, помогало ли это действие мне тогда (а главное – учителям, очень страдавшим от буйного темперамента девочки Люкке), но сейчас вспомнилось почему-то именно оно.

Мадам Вредина поморщилась:

— Что-то молодые, я смотрю, очень суеверные стали!

— Будешь тут суеверной, — в тон ей ответила я. – Кто попало внезапно появляется на дороге, как призрак из-под могильного камня, и начинает глупости говорить, а ты еще не отдышался.

Вредина непонимающе заморгала. Я развернулась и пошла догонять Рика.

Сзади раздались каркающие крики.

Видимо – до Вредины все-таки дошло, о ком я говорила.

**

— Что мы тут делаем? На неприятности нарываемся? – шепнул Рик.

— Нет, просто смотрим, — ответила я. – Полночь уже наступила. Значит, когда мы подойдем к ее дому, должны увидеть…

— Злую хозяйку с дубиной с одной стороны забора и Вредину с другой, — продолжил Рик. – А скорее всего – ничего не увидим, потому что здесь темно, как в…

Вдруг Рик замолчал, быстро закрыл себе рот сразу двумя руками и куда-то делся. Куда-то вниз. Стёк наподобие жидкости.

И знаете — от такого зрелища и я, мягко скажем, растерялась.

Растеряешься тут, когда в нескольких метрах от тебя в темном воздухе летает что-то совершенно невообразимое. Нет, это не похоже на старую простыню или тюлевую занавеску, как рисуют в мультфильмах. Художники совершенно точно не видели призраков. Впрочем, может, где-то и существуют неопознанные объекты в виде простыней. Но я сомневаюсь.

Невообразимое, чем-то напоминающее облако (но очень подвижное и совершенно точно разумное), между тем двигалось к нам. Теперь я понимала Лину: да, оно вглядывается. Смотрит. И что-то охраняет.

Наверное, оно увидело меня. Но, подавшись вперед, будто натолкнулось на невидимую преграду.

И на этом спасибо.

— Рик, оно остановилось, — сказала я.

Рик медленно встал на ноги. Но в следующий момент существо «вгляделось» в него – и напарник с громким воплем помчался по улице.

— Кто здесь? – раздался еще более громкий вопль, на этот раз из дома Мадам Вредины. – Воры! Полиция, сюда!

Ну что оставалось делать? Пришлось догонять Рика. И честно признаюсь: какая бы ни была у меня хорошая спортивная подготовка – догнать его мне до самого дома так и не удалось.

**

— А ты сегодня пораньше, Рик… Ой, здравствуй, Люкке! – приветствовала нас Мама Бена.

— Мы вас не разбудили? Рик захотел пойти со мной на пробежку, вот мы и … Да и песику веселее будет с нами пробежаться, — заговорила я.

— Да, конечно, —улыбнулась женщина. – Он как чувствовал: пораньше поднялся и повизгивает у двери.

Ред поднялся на задние лапы и толкнул передними Рика. Идем, мол, а то ишь ты, болтать они пришли.

Рик запыхался уже через два участка и остановился растереть ноги: он так и не отошел от ночной пробежки. Ред умудрялся не только двигаться вперед, но еще и крутиться вокруг оси, то есть Рика. Прямо астрономическая модель.

— А теперь что? – спросил меня Рик.

— А теперь мы пойдем к дому Лины и посмотрим попристальнее, что там можно предпринять. Кое-кто же слинял с задания ночью и все испортил, надо думать, как исправить.

— Но она…

— Да, конечно, она отказалась от наших услуг. Но мы на то и специалисты, чтобы доводить дела до конца. Докапываться до истины.

— Вот именно, что докапываться, — вздохнул Рик. – Кто нам позволит копать?

Ночь еще только отступила, и до рассвета оставалось время. Мне не вовремя вспомнились те самые привидения из мультфильмов. Наверное, сейчас наш призрак зевает, надевает ночной колпак и отправляется в свою призрачную кроватку. Я засмеялась, что особенно понравилось Реду, — он прыгнул на меня и оставил на футболке два четких следа передних лап.

— Вот так и оставь, не стирай, — Рик показал оба больших пальца. – Отличный принт вышел бы!

— Дизайнер ты наш, — проворчала я. – Смотри опять не сбеги. Хотя ты бежать-то уже не сможешь.

— Это точно, — простонал Рик и потер ногу.

Вот и Линина земля. Разумеется — ни следа призрака (уж простите за такую шутку).

— Тихо. Хорошо, — сказала я. – Сейчас мы сделаем вот что…

Но не суждено мне было поведать миру свои планы.

В этот самый момент шевельнулась ветка дерева. Возможно, какая-то невезучая птичка во сне не удержалась и шлепнулась на соседнюю ветку. Но этого хватило для того, чтобы Рик глухо охнул и отпустил собачий поводок.

Ред будто только этого и ждал. Он радостно взвизгнул и перемахнул через забор. Мы переглянулись.

— Этого пса на ипподроме тренируют? – задала я вопрос в пространство. – Хоть ставки делай…

— Нельзя, Ред! Ко мне, мальчик! Назад! – шипел Рик. Но Ред потерял к нам интерес. Он счастливо прогарцевал сквозь стройный ряд ирисов, проредив его, потом непрофессионально оставил отпечатки всех пальцев на грядках с вроде-бы-приправами.

— Нас убьют, — вздохнул Рик.

— И будем мы летать по кругу в компании нашего предшественника. Теперь понимаешь, откуда он взялся? – спросила я. Рик побледнел.

Ред тем временем изо всех сил нюхал (до того момента я тоже не думала, что можно Нюхать Изо Всех Сил) место, которое мы определили накануне как центр магического круга. А потом остановился на секунду – и бросился копать землю.

Рик схватился за голову.

Ред завершил раскопки очень быстро. Опустил голову, взял зубами что-то из ямы и помчался к нам.

— Только бы не череп, — простонал Рик во время обратного, такого же эпического прыжка пса через забор.

— Ну-ка, что у тебя? – спросила я и протянула руку к собаке.

Ред с довольным видом подошел ко мне.

— Ни дать ни взять студент в экспедиции, — хихикнул Рик. – Гордый, несет профессору…

— Кость, — сказала я. Рик поперхнулся.

— Шучу, — тем же тоном добавила я. И Ред – наверное, решив, что это такая новая команда — положил находку прямо на мою ладонь.

— Вот это да! – воскликнул напарник. Что воскликнула я – вот не скажу. Рик позже взял с меня обещание научиться выражать эмоции приличными словами, а не как подгулявший боцман. Собственно, он прав.

Так вот. У меня в руке оказалась большая, почти с ладонь, перламутровая брошь причудливой формы. То ли цветок, то ли раковина. Хотелось бы сказать «старинная», но я не тот самый профессор-археолог и потому датировать находку не могу.

— Так вот, значит, что охранял наш призрак, — задумчиво проговорил Рик. – И что нам теперь делать?

— Я считаю… — начала я. И снова опоздала со своим мнением.

Потому что пес выхватил брошь и поскакал по дороге, только лапы разлетались в разные стороны.

— Стой! – закричали мы хором и бросились вдогонку.

В считанные минуты собака оказалась… да вы, наверное, уже догадались.

— О нееет, — Рик готов был разреветься. Ред же, нимало не заботясь и состоянии своего временного опекуна, уже рыл землю всеми конечностями и мордой прямо под окном дома Вредины. Опустив в неглубокую ямку перламутровое сокровище, он закопал ее и как ни в чем не бывало вернулся к нам, помахивая хвостом.

— И как мы теперь достанем ее оттуда? – потерянно спросил Рик.

— А зачем доставать?

Рик недоуменно уставился на меня.

— Смотришь прямо как наш призрак, — засмеялась я. – Рик , что тебе непонятно? У Лины была проблема. Теперь она решена. Правда, ценой пары грядок – но это же не мы постарались. Уж что-что, а следы там точно не наши!

**

Мы очень удивились, когда на следующее утро нас разбудил звонок от Лины.

— Не отпирайтесь, это вы раскопали мои грядки, — сказала она. – Вот уж не знала, что у вас есть специально обученная собака! Должна вас поблагодарить: призрака сегодня нет.

— И не будет, — заверила ее я. Рик слушал разговор, стоя рядом и неестественно выгнув шею, из-за чего мне представилось, как он просовывает ухо между моей головой и трубкой, и я задохнулась от смеха.

— Сколько я вам должна? С учетом испорченных вами грядок, разумеется.

— Еще чего! – взвыл Рик. Но я была в хорошем настроении:

— Да не надо ничего. Купите какие-нибудь красивые цветы на эти деньги и посадите у себя.

— Еще одна вредина эта Лина, — буркнул Рик. – Как будто старой не хватало.

Старую Вредину я тоже встретила в тот день. Она выглядела странно, как будто ее хватили чем-то по голове. Не очень тяжелым, но вполне достаточным для черепно-мозговой травмы.

— А , это вы подружка того мальчика-нытика, — оживилась она, увидев меня. – Он все еще плачет по умершей собаке? Кстати: от чего она умерла?

— Она застрелилась, — сказала я.

— Что? – выпучила глаза Вредина. – Как?..

— Как? Насколько я знаю — из именного зиг-зауэра. И записку оставила: как тяжела жизнь, когда ее отравляют вредные соседи.

Я ушла молча (потому что сотню раз обещала Рику не ругаться). Что интересно – молчала и Вредина.

В ту же неделю городок загудел, как улей, от новых слухов: у Вредины под окном завелось привидение! Помогать ей или утешать, как понимаете, никто не спешил. Разве что пара смельчаков вызвалась прийти ровно в двенадцать ночи и побеседовать с призраком, но так как они дожидались полуночи в баре – то доползли до дома Вредины еле-еле и свалились у забора, где и проспали до утра. То-то привидение, наверное, посмеялось.

Через неделю аномального безобразия Вредина объявила о продаже дома. Покупатели нашлись очень быстро: это были те самые милые жильцы, которые раньше арендовали этот дом. Молодцы, не побоялись. (Да не слухов. Вредины. Она любому призраку фору даст.)

— Они люди приличные. Надеюсь, поверят нам и разрешат выкопать брошь, — рассуждал Рик. – Вот только куда ее потом девать? Можно в музей, кстати. И бесплатный охранник к ней прилагается!

В то самое утро, когда Вредина окончательно покинула наш городок, я и Рик в последний раз выгуливали Реда. Об отъезде нашей «любимицы» мы, разумеется, не знали, иначе бы ни за что не оказались в том месте в то время. Грузовик с мебелью как раз тронулся с места, когда она подошла к своему автомобилю. Струсить, повернуться и убежать мы не могли: она заметила нас и поманила рукой.

— Вот, - сказала она, — я уезжаю. — Может быть, когда-нибудь этот городок и станет лучше, но пока не верится.

Я ничего не ответила. Просто потому, что увидела на ее груди, облаченной в зеленую мятую ткань необъятной блузы, ту самую брошь. Перламутровую. Причудливую.

— Откуда у вас эта… эта вещь? – дрожащим тоном произнес Рик. Настолько дрожащим, что Ред озадаченно тявкнул. А может быть – пес просто недоумевал, как его сокровище перекочевало на объемную грудь Вредины.

Дама приосанилась:

— Нашла сегодня в собственном саду, только что! Не представляю, откуда она там взялась, но разве это теперь важно? Мистика, конечно. Прощальный подарок от старого сада!

И, напевая на все лады слово «мистика», Вредина прошествовала к машине. Машина завелась и вскоре исчезла за поворотом.

И тогда мы с Риком повалились сначала на забор, а потом и на землю с жутким хохотом. А Ред прыгал то на меня, то на Рика и лизал нас в нос.

**

Тайна броши, увы, так и уехала вместе с Врединой. Для чего эта вещь появилась в наших краях, от кого призрачный охранник бережет своё сокровище по ночам (и, главное, какой от этого толк, если днем его может брать кто угодно) – как теперь узнать? Есть у меня подозрение, что никакой он не охранник, а так, просто гуляет неподалеку, не может или не хочет далеко уходить. Ладно. Дело сделано: «ужас» ушел, клиент доволен. Как придерживались мы этого принципа – так и впредь будем.

Мама Бена окончательно поправилась, а потом вернулся и Бен. Рик теперь хочет дождаться щенков от Реда и взять одного к нам. Впрочем, Ред пока еще о детях не думает. Ну, насколько я знаю. Ему бы чужие грядки покопать. Зато это ожидание, кажется, приглушило боль Рика от потери его любимого Таро.

А еще Рик говорит, что Ред заслужил визитку специалиста по неизведанному. Так ловко провернуть запутанное дело – не каждый сможет.

А у вас, кстати, осталась моя визитка?

Вы обращайтесь, если что.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.