Люкке. История о Необъяснимой девочке

Люкке. История о Необъяснимой девочке - слайд

В жизни существует много видов необъяснимого, помимо привидений...

Воскресенья бывают разные. Иногда они полны забот. Но все же часто, именно в воскресенье уставшие родители могут немного отдохнуть и заняться тем, что по-настоящему любят. В этот день можно пойти гулять или пригласить в гости друзей, посмотреть кино, испечь пирог, на который не хватало времени. А можно уютно устроиться в любимом кресле и наконец-то спокойно почитать. Новая сказка Юлии Кулаковой как нельзя лучше подходит для этого. Сегодня мы публикуем лишь первую часть этой увлекательной истории для подростков (и взрослых, отдыхающих от своих подростков с чашкой кофе и булочкой) А также для всех любителей фантастики, загадок, тайн и приключений. Устраивайтесь поудобнее и встречайте главного специалиста Люкке и историю о Необъяснимой девочке.


Часть 1

Да, всё верно. Именно так там и написано, коротко и ясно: Люкке, главный специалист.

Разумеется, могут возникнуть вопросы, в какой это такой загадочной области я специалист, да еще и главный, если на визитке больше ничего не указано. Был случай, когда одна дама чуть не развелась с супругом, потому что встряхнула его брюки перед стиркой и обнаружила вот такую карточку. А однажды мы с Риком оказались в полиции, и нас долго не хотели отпускать именно из-за визиток: почему-то решили, что речь идет о наркотиках. Впрочем, я не знаю, как они отреагировали бы, узнай, о чем на самом деле идет речь.

Всё просто: мы оставляем визитки только после личного общения. Даже после обстоятельного разговора человеку обычно хочется еще раз обдумать, доверяет ли он нам свою, прямо скажем, неординарную проблему. А иногда на этом настаиваем мы сами: вот вам визитка, сударь, мы никуда от вас не денемся, но очень хотим, чтобы вы еще раз сосредоточились и поразмыслили. Бывает, что сударь вдруг понимает, что обратиться надо не к нам, а к доктору, чем экономит время и нам, и себе. Хоть и есть у меня подозрения, что иногда клиент-то наш, а не доктора вовсе, но… В обратную сторону ошибиться вы бы не захотели, поверьте, говорю по опыту.

Если уж совсем честно, то мы с Риком поначалу собирались все-таки сделать настоящие визитки. С указанием, так сказать, сферы деятельности. Но после споров до хрипоты, как это правильно сформулировать, бросили затею. Рик хотел назвать нас «специалистами по ужасам». Я долго смеялась. Специалисты по каким ужасам – которые в фильмах? Или по устроению кому-нибудь ужасов собственноручно? Ага, главные помощники мафии. Рик злился на меня, я смеялась так, что охранник бара, где мы сидели, усомнился, действительно ли я пью кока-колу. На карточке Рика теперь написано просто «специалист». Неглавный. Идея-то моя.

Еще Рик хотел заказать карточки со словом «специалист» и пустым местом для имени. Но это уж совсем было бы глупо, глупее некуда. Хотя есть куда: гораздо глупее – причина, по которой ему это понадобилось. Как бы сказать повежливее… Рик – большой ловелас. И каждую свою новую подружку он тащит ко мне знакомиться и требует взять в помощники. Пару раз его девушки помогли нам тем, что отвлекали кого-либо милыми разговорами, пока мы залезали туда, куда было запрещено, и находили нечто, что помогало увидеть дело в новом свете. Но обычно они совершенно бесполезны. Отвлекать… да, скажу честно – я бы в этом не преуспела. Если я попытаюсь похлопать ресницами и нежно улыбнуться – эффект будет непредсказуем. Не умею. Зато умею многое другое. Я выносливая, сильная (хотя Рик все-таки сильнее), пролезу в любую дыру, а еще умею отличать настоящие ужасы от поддельных, то есть придуманных клиентом или его родственниками (во втором случае я сразу звоню в полицию, нечего таких жалеть), а также происходящих по естественным причинам. Пришлось изучить повадки многих животных, а также подучить естествознание. Вы когда-нибудь видели след, оставленный ударившей в землю молнией? Меня как-то пытались убедить, что это «свидетельство внеземного присутствия». Разумеется, я нередко звоню знакомым, которые хорошо разбираются в разных областях науки, и советуюсь, я же не могу всё знать. Однажды я чуть не сглупила, поверив, что из одного дома сами по себе исчезают деньги. Хорошо, что ветеринар Энни – к ней моя мать возит кошку – подсказала поискать в доме мышиные гнезда. И точно: именно мыши присвоили хозяйскую выручку. Я долго боялась, что со мной попытаются расплатиться именно этими купюрами.

Но бывают случаи, где не поможет ни ветеринар Энни, ни школьные знания по физике, ни даже полиция. Мы с Риком зовем их «настоящими ужасами». И наша работа – сделать так, чтобы эти самые необъяснимые ужасы перестали беспокоить нашего клиента.

Вы, конечно, хотите знать, как мы обнаглели до той степени, что решились на такую работу? Кстати, деньги мы берем только по результату: ужас исчез, клиент доволен. Так вот, всё было вполне невинно: мы сидели в баре у Элизы, разложив перед собой статью из местной газеты про то, как какого-то человека мучили странности в доме, и обсуждали, что бы мы предприняли на месте пострадавшего. Обсуждали, похоже, чрезвычайно громко, поскольку к нам подошла некая дама с бокалом вина и попросила разрешения присоединиться. Рик подвинул ей стул, она посмотрела сначала на него, потом на меня и спросила:

— Ребята, я правильно понимаю? Вы… что-то вроде охотников за привидениями?

Рик решил, что она шутит, — по крайней мере, он мне так потом объяснил. И, закинув руки за голову, заявил:

— Ну что вы. Такое только в кино бывает. А в жизни существует много видов необъяснимого, помимо привидений. Работа с этими видами тоже никогда не сводилась к одной только охоте…

Я уже было открыла рот, чтобы расхохотаться – но, слава моей знаменитой мгновенной реакции, успела прижать к губам обе руки. Потому что незнакомка внимала каждому слову на полном серьезе и смотрела на Рика при этом, как на последнюю надежду. И я поняла, что вином-то от нее совсем не пахнет. Вот это мы попались.

Рик почувствовал напряжение и замолчал.

– У вас что-то случилось? – как можно более деловым тоном вступила я.

Женщина всхлипнула и отставила в сторону бокал.

История оказалась, честно скажу, странной. Наша собеседница по имени Джейд купила чудесный дом в хорошем районе по цене вовсе не для этого района. Добротное, хорошее жилье – но оно было куплено для молодоженов, а бракосочетание расстроилось. И отец жениха хотел поскорее избавиться от главного напоминания о таком горестном событии.

Передавая ключи, он сообщил Джейд, что в округе ходят «глупые слухи» об этом доме.

— Говорят, будто здесь живет привидение, — горько усмехнулся он. — Чушь, конечно, еще и дом совсем новый, кому только интересно такое сочинять. Причем уверяют, что это привидение – ребенок. У нас с сыном теперь свои призраки. Я ведь болен и очень надеялся дожить до внуков, но теперь, когда эта девица показала свое истинное лицо и бросила моего сына прямо накануне свадьбы…

Он утер слезы (не знаю, правда это или нет, но Джейд рассказывала именно так) и вскоре скрылся из виду. А Джейд вдруг объял страх. Она пыталась объяснить себе, что на нее просто подействовала семейная драма хозяина, торжественно пообещала, что завтра же возобновит встречи с психологом, все-так покупка своего дома – не только радость, но и стресс… Встречу с психологом пришлось отложить: перевозка вещей, обустройство, мелкий ремонт – все это требовало времени и сил.

Но что-то было не так. Эти слова впервые произнесла даже не Джейд, а ее подруга Айра. Айра сняла ботинки и поставила их у порога одной из спален, когда вносила сумки, и вдруг ботинок взлетел и врезался в стену, как будто его кто-то пнул от злости.

— Ой, прости, — сказала шедшая следом Джейд.

— Но… но тебя только что тут не было, —удивленно поджала губы Айра.

— Я тебя еще и напугала своим появлением? – засмеялась новоиспеченная хозяйка дома.

— Да нет, не то. Тебя не было, а ботинок уже летел в стену!

— Не может быть, — махнула рукой Джейд. — ты просто устала. Идем к остальным, нальем себе по бокальчику и отдохнем!

Они спустились по лестнице вниз, в гостиную, где уже весело болтали еще две подруги и их мужья. И тут раздался звон, и кто-то из женщин взвизгнул. Все подскочили и оторопело уставились на огромное зеркало, которое минуту назад было целым, а сейчас осыпало осколки на пол.

— Кто-то бросил камень с улицы? — предположил один из мужчин. Мужчины бросились к входной двери, чтобы поймать хулигана во дворе, но Джейд остановила их. Прозрачные двери на веранду напротив зеркала были плотно закрыты. Если бы кто-то хотел разбить зеркало – пришлось бы сначала разбить двери.

— Это просто старое зеркало. Придется потратиться и заменить мебель! – самым непринужденным тоном сказала она гостям.

Но гости молчали. Ведь даже понятным способом разбитое зеркало, да еще в дни новоселья, считается дурной приметой. А тут что-то … Она сказала про себя это слово. Необъяснимое.

В ближайшее время разбились все зеркала в доме. Включая ее собственное, маленькое, которое она всегда ставила на тумбочку у кровати.

А еще она готова поклясться, что несколько раз видела еле различимые контуры какой-то фигуры.

— После того, как вам сказали, будто в доме «ребенок»… — начала было я.

— Нет, не ребенок. Скорее девочка-подросток, — ответила Джейд ровным голосом, как будто речь шла об обычном подростке. Неужели и к этому можно привыкнуть? — Я вижу, как она разводит руки, будто осматривает себя. Ну, как если бы любовалась нарядом. Только наряд ей как будто не нравится. Она хватается за лицо тонкими-тонкими руками или просто резко разворачивается, как делают подростки, у меня сестренка так всегда делала, когда злилась. И убегает. То есть растворяется.

— Вы очень, очень смелая женщина, — проникновенным голосом сказал Рик. Джейд зарделась. И что они все находят в долговязом, нескладном Рике? Может, он из-за очков умнее выглядит – так взрослая же дама, пора уже знать, что иногда за стеклами очков тоже скрываются болваны.

— Я очень прошу вас, помогите. Что вам нужно для работы?

Рик посмотрел мне в глаза, где просто-таки бегущей строкой читалось: «Она что – серьезно?» И много восклицательных знаков.

И я решилась.

— Скажите, вам есть куда выехать на несколько дней из дома? Это обязательное условие. Сегодня мы можем оценить обстановку на месте, потом, в нужный вам день, наша команда расположится в доме и займется решением проблемы. Только, думаю, вы понимаете: мы имеем дело с необъяснимым. А у необъяснимого свои понятия о времени, и заявить, что мы обязательно быстро управимся, было бы крайне непрофессионально с нашей стороны. Сколько понадобится времени – мы не знаем.

— Мы берем деньги только за результат, которым вы довольны, — брякнул Рик. А я ведь о деньгах-то и не думала. Но он совершенно прав, мы же не мошенники какие-нибудь.

Вскоре мы уже выходили из бара вслед за Джейд.

— «Наша команда»? – одними губами прошептал Рик.

— Так солиднее, — так же ответила я.

Дом Джейд был …ну, я не знаю. Наверное, я хотела бы такой. Огромные окна, а значит – днем много света (мы приехали после заката). Просторная кухня. Новые столы и стулья, с детства люблю эти запахи. Изысканные шторы. Витая лесенка наверх.

— Но не по этой же лестнице заносили мебель в спальни? – высказала вслух я.

— Нет, есть еще одна, за кухней, — ответила Джейд. – Вижу, вы и впрямь серьезно подходите.

— Конечно, надо знать всё о доме. У вас нет его плана? – поинтересовалась я.

Зато Рик не утруждал себя актерской игрой в профессионала.

— Вау! – воскликнул он, еще выходя из машины. Я чуть со стыда не провалилась и легонько пнула его по ноге. В доме пришлось пнуть еще пару раз, так что к концу рекогносцировки мой коллега немного хромал.

О начале «работ» договорились на следующий день. Джейд хотела отвезти нас домой, и Рик был совсем не против.

— Простите его, — строго сказала я, — он в восторге от вашей доброты и не подумал, что вам предстоят еще сборы. Это большой стресс. Мы вызовем такси. Можем дождаться, когда вы будете готовы, чтобы не оставлять вас одну.

— Я останусь. И помогу, и заберу ключи, — обрадовался Рик.

— Никакого непрофессионализма тут без меня! – прозудела я ему в ухо.

**

Ровно в четыре часа дня я была у дома Джейд, как условились. И смотрела на телефон, в котором сменялись цифры, показывая время.

Пять минут пятого .

Десять.

То ли я все-таки серьезно повредила Рику ногу, то ли…

Из-за поворота раздались счастливые гудки. Через минуту новая белая машина (мой, возможно, единственный серьезный недостаток: плохо разбираюсь в марках машин) затормозила прямо рядом со мной.

— Это кто? – сложила я руки на груди. Рюкзак предательски соскользнул с плеча на локоть.

Рик на пассажирском сиденье выразил всем своим видом «могла бы и повежливее». Девушка за рулем растерялась и замерла с приветственной улыбкой на лице. Но я не собиралась быть вежливой.

— Рик, мы работать приехали. Это что – увеселительная прогулка тебе? Человек нам доверился, аж ключи от дома отдал. А ты что собрался тут делать?

Улыбка девушки совсем померкла.

— Отойдем, — сказал Рик, вылезая из машины. – Припаркуйся пока вон там, Эм.

— Лю, слушай… — начал он раздраженным голосом, когда машина отъехала.

— Лю-лю будешь говорить своей Эм. А я Люкке, — зарычала я. Терпеть не могу, когда коверкают мое прозвище. Я его придумала сама. И даже мама меня через раз уже называет Люкке. Люкке – значит «удача». А удача мне всегда очень нужна, и уж тем более сегодня.

— Ты сама вчера сказала про команду! Я предупредил Джейд, что с нами будет еще, возможно, пара специалистов, она совсем не против!

— И в какой же области твоя Эм специалист? Чем она нам поможет?

Но спорить было поздно. Не отправлять же ее домой.

— Эмили! – протянула руку с длинными ногтями и тремя кольцами невысокая, плотно сбитая блондинка. Надо будет спросить, кем она работает с такими ногтями. Лично мне и мои, короткие, мешают. Я и кольца не ношу: ну как в них можно что-то делать? Ногти за все цепляются, кольца перетягивают пальцы. В каком-то фильме герой, помнится, погиб из-за того, что какая-то деталь уже не помню чего зацепилась за его кольцо. Он готов был отрезать себе палец, но было поздно.

— Люкке, — проворчала я. — Пишется через «Y», как в языке-источнике.

Первым делом мы еще раз осмотрели дом. Чердак и подвал были светлыми и чистыми. Вся техника исправна. Нигде никаких странностей. Поэтому особенно страшно – да, страшно, чего врать – смотрелись в этом светлом позитивном пространстве разбитые зеркала, по одному в каждой комнате, мы попросили их не трогать.

— А, да, обувь не снимаем, — крикнула я из спальни, где осматривала зеркало и такие же, как внизу, стеклянные двери, ведущие на этот раз на небольшой балкон. – Мало ли.

— Даже на диване? – отозвался снизу Рик.

Нет, он с ума сошел.

Я спустилась по «черной» лестнице со второго этажа и увидела, что Эмили раскладывает на кухне какую-то диковинную выпечку, явно собственного изготовления, а на плите варится кофе. Похоже, мое печенье из супермаркета пока не пригодится. Всё-таки она специалист, и этого нельзя не ценить, вот только не в ловле ужасов. И, боюсь, если действительно тут , в доме, что-то начнет происходить – Эмили перепугается насмерть. Вот о чем Рик думал?

— Иди помоги ей, — я столкнула его ноги с дивана. – Эксплуататор.

— А у тебя харрасмент, _ пробормотал Рик.

— Не харрасмент это, а абьюз, сразу видно, у кого не было даже школьного словаря, — ответила я и развернула план дома. Вроде бы полное соответствие, никаких тайных комнат, ничего.

— А как мы будем ловить призрака? – спросила Эмили, когда мы уже пили кофе. Смешная. Будто речь о рыбалке идет.

— Люкке сама не знает, — хмыкнул Рик.

— Будем ждать темноты, — сказала я. – Если я правильно понимаю, что-то необычное происходило каждый раз именно в ночное время. Рик, бери на себя хозяйскую спальню. Эмили, ты давай в гостевую, она небольшая и Джейд, вопреки нашей просьбе, куда-то дела оттуда разбитое зеркало. Я останусь в гостиной. И посмотрим, что будет.

Мы попереключали каналы на телевизоре, потупили в телефоны, посидели на улице у самой двери, прямо на земле, и долго бы еще не уходили, если бы нам не обрадовались местные комары. Потом Эмили и Рик, прихватив остатки выпечки и пару бутылок воды, отправились наверх по витой лесенке. Я осталась одна.

И тут раздался крик. И кричала вовсе не Эмили.

В несколько прыжков я была у спальни Рика. Весь бледный, он вжался в стену напротив разбитого зеркала и, прямо как плохой актер в фильме ужасов, показывал дрожащей рукой куда-то в осколки. Эмили стояла рядом с расширенными до предела глазами.

— Вы чего кричите? Соседи полицию вызовут, будете сами объясняться, — сказала я. (Так: одышечка. Прибавляем к пробежке с завтрашнего дня еще хотя бы километр.)

— Там… Там был нос, — заявил Рик. И уткнулся лицом в грудь Эмили.

— Какой еще нос?

— Он говорит, что в осколках будто часть лица была видна. Вот именно нос и еще немного. А потом всё исчезло, — ответила Эм.

— Это же разбитое зеркало. Ты смотрел на свой собственный нос, — не сдавалась я.

— Я ему верю, — помотала головой Эмили.

Странный звук раздался на этот раз из гостевой спальни. Мы с Эмили помчались туда.

На полу валялись осколки зеркала. Небольшая черная рама от него стояла на тумбочке.

— Это…это мое зеркало…было. Я его поставила у кровати, я его всегда с собой вожу, — пролепетала Эмили.

— Договаривались же: кроме еды – никаких своих вещей тут не расставлять, — отреагировала я. Ну не показывать же, что я немного озадачена. Да, тут что-то есть. Но нас оно пока не трогает, хотело бы – уже бы тронуло.

— Слушай, Эм. Бери Рика, если он там еще жив, идите вниз вдвоем. Попейте кофе, поставьте этому неведомому зверю тоже чашку — но не кипяток — и еды какой-нибудь. Только подальше от себя. Может, оно обижается, что мы сами ели вкусности, а его не угостили.

«Что я несу?» —  спросила я мысленно у самой себя. Но Эмили кивнула и ушла. Я дождалась, пока они спустятся по лестнице, и перешла в большую спальню.

Стеклянный балкон – это и вправду очень красиво. Можно стоять и смотреть на улицу. Сам отражаешься в стекле. Точнее – это смотря как свет падает. Сейчас, например, он падает из маленького коридора так, что отражаются только мои ноги, а остальное загадочно скрыто во тьме, ха-ха.

Стоп.

Это не мои ноги.

Мои в джинсах. А эти – голые. И они меньше.

И да, кроме ног – больше ничего нет.

С одной стороны, меня переполняла радость. Оттого, что я вижу такое и не боюсь. Не ору, не лезу под кровать, не падаю с инфарктом.

С другой стороны…

— И что мне с тобой делать? – озвучила я свои мысли и легко постучала в стекло.

Обладательница ног повернулась и куда-то пошла. На секунду я увидела весь прозрачный силуэт – хрупкую фигурку. Джейд говорила, что мисс Призрак поворачивается резко, как обиженный подросток. Но я бы сказала – она в печали. Она грустит.

Я открыла ящик тумбочки. Там лежала единственная фотография в рамке. Джейд, двое людей в возрасте – наверное, мать и отец – и молоденькая девчушка. Очевидно – та самая сестренка, с резкими движениями. Джейд говорила про нее по дороге… Кажется – что-то про то, что подростки из-за всего обижаются и переживают по поводу своей внешности. Я пропускала это мимо ушей. Сама не так давно была подростком, и что? Моя внешность меня всегда устраивала. Может, я – исключение? Кто знает. Мои ровесницы до сих пор без ума от блуждания по магазинам и от модных нарядов. А я всегда ценила только удобство. Джинсы, футболка, кроссовки или ботинки – больше ничего и не надо. М-да. Уже, можно сказать, почти и не подросток – и только сейчас понимаю, что это я отличаюсь от большинства, а не кто-то другой.

Я спустилась вниз. Эмили и Рик дружно храпели, сидя на диване, голова Рика на плече девушки. Ох, ну и герой.

Во дворе я заметила движение. Подбежала к окну.

Кот.

Люди, мне только котов не хватало сегодня. Мешает работать. Уберите. Разве это не противозаконно – выпускать своих животных на чужой участок?

**

К утру от вчерашнего воодушевления Эмили и Рика не осталось и следа.

— Надо уезжать. И зачем я сюда привез тебя, Эм? – хватался за голову Рик.

— У меня другой вопрос: зачем мы тебя сюда взяли. Эмили вполне справляется, — ответила я. – Допивай кофе, сядем и обсудим…

Я остановилась.

— Что? Где? – вскочили Рик и Эмили.

— Ничего и нигде, - отрезала я. – У меня идея. Эмили, ты соображаешь в моде?

— Ну…да, — несмело отозвалась Эм.

— Тогда поехали в город. Купим кое-что. А Рик дом посторожит. Я тут, знаешь ли, Рик, еще одно страшное существо обнаружила, вот оно может и до ночи прийти. Голодное!

**

Все-таки пришлось признаться Рику еще до отъезда, что я видела всего лишь кота. А то он чуть совсем крышей не двинулся от ужаса.

Эмили я посвятила в свой план. Просто потому, что я не умею выбирать вещи для других людей. Всегда поражалась, как другие девчонки покупают друг другу или родственницам платья в подарок.

— Так какие, говоришь, у нее ноги? — с энтузиазмом взялась за дело Эм.

— Во-о-от такие. И вот такие тоненькие. И ростом где-то…

Вскоре Эм заполнила вещами целую магазинную корзинку. Отправляла каждую вещь туда со словами: «Ей обязательно понравится!»

Последними в корзинку плюхнулись яркие ботинки, будто надутые. Хм. С виду мягкие. Может, и зря я не слежу за модой?

**

Вроде все готово. Эмили и Рик внизу оказывают друг другу психологическую поддержку, купленные одежда и ботинки отправлены на балкон спальни, который я чуть приоткрыла.

Вот оно. Шорохи.

Первым взмывает в воздух короткое веселое платье. Видимо, невидимка прикладывает его к себе. Ботинки тоже начинают перемещаться – но вдруг и платье, и ботинки летят в стену. Вот неблагодарная девчонка… слушайте, как легко превратиться в черствую старую тетку, оказывается! Ребенок покидался ботинками – и я уже превратилась.

Вслух я говорю другое. Хотя тоже не думала, что буду такое говорить когда-нибудь:

— Ну и зря. Тебе очень идет. Но не хочешь – не надо, ты и так очень милая.

Тишина. Потом ботинки вдруг встают как при уборке: аккуратно, рядышком.

— Да ты примерь, не бойся, — продолжаю я.

Не каждый день такое увидишь: ботинки сами по себе ходят. И, кстати, становятся прозрачней и прозрачней. Всё ясно: понравилось.

Платье поднимается в воздух. И его видно всё меньше и меньше.

Остальную одежду невидимка укладывает в пакет с логотипом магазина, который я оставила для нее. Пакет тоже становится все тоньше и тоньше.

— Ты очень милая, — повторяю я. – Просто …понимаешь – люди боятся всего, о чем ничего не знают. Они пугаются не тебя. Они просто пугаются. Я вот вчера увидела кота и испугалась. И дрожала, пока не поняла, что это кот.

Я смеюсь. Платье, еле заметное, колышется, наверное – она тоже смеется. Ну Эмили, ну … угадать с размером ладно бы кого, но призрака!.. Если Рик с ней расстанется – я его побью.

— Я бы на твоем месте отправлялась к своим, — говорю я. – Им очень понравится твой новый наряд. А к людям не ходи, не порти себе настроение. Ты правда очень красивая. Говорят – многие в твоем возрасте не любят свою внешность. Нос там, или ноги… Но это так кажется, понимаешь? У тебя красивый нос и красивые ноги.

Я очень надеюсь, что незнакомка не спросит меня, где это я умудрилась ее разглядеть.

Ноги в ботинках начинают удаляться. И скоро я всем существом чувствую: всё. Она больше не придет.

«Ребенок»… Детям свойственно расти. Когда-то она была ребенком, и ее здесь пугались. И таинственная гостья выросла в подростка, который себе не нравится. Всё оказалось как-то просто.

Или не просто? Движение. Кто-то только что прыгнул по направлению к дому! Кто?

Я беру себя в руки и всматриваюсь. А потом сажусь на пол.

Боже мой, уберите уже этого кота.

**

Наша трогательная Мисс Призрак больше не появлялась. Наверное, в новых нарядах она стала самой популярной девчонкой в своей призрачной школе.

Я учусь носить кольца. Забыла сказать: в тот раз, когда мы с Эмили были в магазине, она пыталась и для меня что-то выбрать. Я наотрез отказалась от юбок и блузок, и тогда она подвела меня к тускло освещенному прилавку с кольцами. И я не выдержала и купила кольцо с изображением черепахи. Черепаха мудрая, пусть поделится со мной мудростью.

Джейд нас очень благодарила. Нет, вот сколько мы от нее получили – это наш коммерческий секрет. Тем более что если Мисс Призрак вздумает вернуться (например, захочет похвастаться обновками перед Джейд и ее друзьями) – всю сумму мы обещали вернуть. Хотя сама Джейд против такого подхода и считает, что деньги мы честно заработали.

Эмили и Рик все-таки расстались. Нет, Рик ее не бросал, это Эм уехала. А жаль: неплохой мы были командой.

Вот так, собственно, и началась наша работа. На месте мы не стоим, с тех пор было много всяческих приключений – но другие истории я расскажу как-нибудь в другой раз. Пора на работу.

А визитку сохраните.

И обращайтесь, если что!

 

 

 

 

 

 

 

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.