​Про воспитание в Америке

​Про воспитание в Америке - слайд

Твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого...

Автор: Екатерина Волошина, журналист и мама

Фотография: Лена Каплевска


Одно из первых размышлений, к которому меня привело американское общество, было: «Как же сильно эти люди уважают окружающих», и спустя короткое время «Как же сильно эти люди уважают себя!».


Я много путешествовала по США, жила в трех штатах, и все больше наблюдала и все крепче убеждалась в верности этих размышлений.

А откуда у американских детей вырастают их собственные убеждения, вера, понимание «что такое хорошо и что такое плохо»?

Семья

Собственно, даже слова «воспитание» как такового в английском языке нет. Есть "raising the kids" – то есть выращивание детей. Детей растят, как редиску – поливают, пропалывают, как не вспомнить прекрасную тираду Макаренко.

За все время, что я здесь живу, 3 с половиной года, я считанные разы встречала невоспитанных детей. Задумалась об этимологии слова «невоспитанный», пассивный залог – это ребенок, которого кто-то дурно воспитал или не воспитал совсем. Детям словно отказано в праве быть грубыми, злыми, совершать необдуманные поступки – нет, это «невоспитанность», кто-то другой плохо воспитал.

Девочка в библиотеке жульничала в настольные игры – это я помню. Но вот чтобы в школе или на детской площадке дети обижали друг друга, отбирали игрушки или вещи – не припомню ни одного случая. Наоборот, предлагают делиться или играть вместе.

Дети не рождаются с установками и правилами в голове, социум и окружение прививают их. Навык общения – это наука, и в школе ее учат, как математику. Кстати, про школу.

Школа

В школу дети идут с 4 лет. Pre-K Gradeв 4 года – это школьная форма, дисциплина, уроки, физкультура и школьные мероприятия, только без домашних заданий. И, конечно, режим.

В классе пятилетнего сына я обнаружила два плаката. На одном были «злые» слова, не рекомендованные к употреблению. Как объяснял плакат, такие слова могут ранить других. «Глупый», «толстая», «уродливый» - такие слова, как объяснял плакат, могут ранить людей. Кстати, слово «толстый» как описание человека считается крайне грубым. Можно употребить его по отношению к себе, но никогда – к другим. На другой плакате были написаны слова, рекомендованные к употреблению: «У тебя красивые волосы», «Мне нравится твоя улыбка», «Ты милый», «Я хочу дружить с тобой», «Я хочу с тобой играть». Именно потому, что детям объясняют такие вещи, у них нет барьеров к общению. Никакого стеснения, ведь ты вооружен правильным набором слов. В парках, на площадках они спокойно говорят незнакомым детям «привет, я хочу с тобой играть». Увидели собаку, подходят к владельцу и спрашивают разрешения погладить.

Праздник непослушания в новой интерпретации

Конечно, иногда я думаю о том, как было бы удобно, если бы дети подчинялись мне беспрекословно, на раз-два-три выполняли все поручения и не приставали с вопросами.

Но ровно так же мне иногда хочется, чтобы еда сама себя готовила, счета сами себя оплачивали, а идеальный крем для лица сам бы прыгал в корзину, без изучения ингредиентов и отзывов, да еще и бесплатно. Хотя нет, почему бесплатно, пусть Сефора сама мне доплачивает за то, что я покупаю у них продукцию.

Детям в Америке не приказывают. Им разъясняют, рассказывают. Предлагают выбор. Не хочешь чистить зубы вечером? Давай расскажу про кариес. Хочешь трескать конфеты с утра до вечера? Давай почитаем статью про сахар и погуглим нормы ВОЗ по нормам употребления сахара и углеводов для детей твоего возраста. Ну и протеины-жиры заодно изучим, раз уж начали. Ты хочешь играть на айпаде, а я тащу тебя в парк? Нет, я не тащу, нам нужен свежий воздух (там азот и кислород), и играть на айпаде тоже можно, но только в субботу и воскресенье, и не с утра до вечера. Никаких страшилок и пугалок, никакого «зубы отвалятся», «зрение испортишь и очки придется носить», и уж тем более никаких физических наказаний и даже угроз физических наказаний.

Все эти меры и манера общения как с детьми равными не то чтобы пропагандируется – это само собой разумеется. Никому не придет в голову писать ребенку в поздравительной открытке «Будь послушной девочкой, слушайся маму». Моя дочь очень бы удивилась, получив такое пожелание. Почему она должна кого-то слушаться по умолчанию? Она слушает аргументы, она выслушивает голос разума, и в большинстве случаев с ней легко и беспроблемно договориться, как и с сыном.

Их отлично развивает такое взаимодействие, они учатся строить причинно-следственные связи, прокачивать мышление и утверждать свои личные границы и самоуважение. Они учатся быть свободными людьми, а не баранами.

Кстати, такой тип общения и меня отлично тренирует, надо думать, размышлять и вообще обладать минимальной эрудицией (или Гуглом под рукой).

Вспомнила надпись на кружке: «Мне не нужен Гугл, у меня есть муж», муж тоже помогает отвечать на миллионы вопросов.

Твое тело принадлежит только тебе

«Сейчас дам по попе» - немыслимо. В 5 лет детям в школе объясняют про неприкосновенность их тела и особенно так называемых «личных частей тела», private parts.

Объясняют без драматизма, очень прямо и просто. Схема тела девочки и мальчика, «личные части» обведены овалом. «Это твои гениталии, это грудь. Этих частей могут касаться твои родители, иногда – бабушка и дедушка, когда моют тебя. Другие родственники и друзья могут обнимать тебя в знак дружбы и привязанности, или гладить по голове, или поцеловать в щечку, но только тебе решать, кто сможет тебя обнять или целовать. Если тебе не нравится или ты испытываешь дискомфорт от прикосновений людей к любым частям твоего тела, ты говоришь об этом спокойно и прямо. Твое тело принадлежит только тебе», - это выдержки из специального урока в школе. Все важные темы (как правило, 2 в год – про части тела и про насилие) рассылаются родителям, полный скрипт с картинками, родители знают с точностью до слова, как тема доносится детям.

Примерно таким же простым языком доносится тема насилия. «Никто не имеет права причинять тебе боль, бить, шлепать, ударять – ни родители, ни другие люди. Если это происходит, обратись к человеку, которому ты доверяешь: учителю, соседу, кассиру в магазине», то есть все ситуации детально объясняются. Моим детям по 8 лет, они учатся в третьем классе, тему сексуального насилия им пока не преподавали, самой интересно, когда и как расскажут столь непростую информацию.

Что преподают в школе

В начальной школе – чтение, математику, социологию, природоведение. В начальной школе один преподаватель ведет все предметы, но каждый год он меняется, а классы одного возрастного уровня перемешивают между собой, полагаю, для дополнительной социализации.

Что интересно, в рамках уроков разговаривают и объясняют важные политические события, самым нейтральным языком. Во времена предвыборной гонки между Трампом и Клинтон пятилетним детям рассказывали основы выборной системы, кто такие кандидаты и как осуществляется система голосования. Когда победил Трамп, был урок про партию Демократов, особенности их программы и партийной системы США и разных стран в целом.

В Алабаме была физкультура каждый день, в Вест Вирджинии, увы, раз в неделю, каждый штат определяет свою политику. Зато здесь они изучают китайский как иностранный! В большинстве американских школ это испанский, т.к. большой процент испаноязычных этнических групп.

Как дети одеваются в школу

Во многих школах предписана школьная форма, достаточно строгая: формализованы цвета рубашек, брюк, обуви и даже фасон обуви (например, только спортивная, никаких туфель, сандалий и пр). В штате, где мы живем сейчас, в Вест Вирджинии, школьной формы нет, дети только что пижамы в класс не надевают. Леггинсы, любые рубашки или футболки, любые штаны. Многие приходят в школу во вьетнамках. Не разрешены только бретели-спагетти и очень короткие юбки и шорты. Чтобы выверить правильную длину, нужно встать прямо и вытянуть руки по швам. Одежда не должна быть выше кончиков пальцев.

Приду в лаптях или со старой сумкой, или я люблю брокколи под клубничным мороженым, и меня засмеют?

Засмеют того, кто будет тебя высмеивать. А скорее всего, его не поймут или подумают, что его в пещере воспитывали. Буллинг вербальный, физический и социальный преследуется крайне жестко, но это не означает, что его не существует. Его искореняют, его порицают, но он все еще жив. Сына моей приятельницы дразнили за акцент. Но я не помню ни одного случая, чтобы мои дети хоть раз говорили мне, что кто-то буллит их из-за одежды, внешнего вида, происхождения или акцента (он был поначалу).

Один случай мне особенно запомнился. Я была в школе, на вечеринке, посвященной Рождеству. Дети мастерили елочные игрушки, пели подготовленные песенки и потом объедались пиццей и десертами. Одна из девочек подошла к столу и спросила мальчика: «Можно я сяду здесь?» «Нет», - ответил он. Учительница подлетела из другого конца класса со скоростью спринтера. Очень ровно и четко она сказала тому мальчику, глядя ему в глаза: «Нет, ты не можешь ответить, что она не может сесть рядом с тобой». Пододвинула стол и помогла девочке сесть. То, что у тебя немодная одежда или странная прическа, или тебе просто человек лично не нравится – не повод отказывать ему в месте за твоим столом. Ты свободен во многих сферах, но ты абсолютно НЕсвободен нарушать свободу других.

Как говорят в США, твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого.

Если мои дети видят на прогулке человека в резиновых сапогах при температуре +40, они скажут: «Это странно». Именно «это», они описывают действие, а не называют человека странным. Когда я заказываю в ресторане вечером омлет, они скажут: «Ого, омлет ведь едят утром?», но они не будут критиковать меня. Не я чудачка, а есть омлет вечером – это чудачество. А вообще принято держать свои мысли при себе. Хочешь кого-то похвалить – на здоровье, хочешь покритиковать – держи критику при себе.

Он или она?

Моя дочь невероятно сильно защищает свою гендерную идентификацию. Ненавидит брюки, «потому что они для мальчиков». Не любит короткие волосы, это делает ее похожим на мальчика. Но и не приемлет «девочковые» атрибуты: терпеть не может принцесс, никогда не купит розовое и откажется даже от куртки с мельчайшим розовым проблеском на опушке капюшона. «Кто решил, что девочкам нужно носить розовое?», вопрошает она. Она не протестует против такой традиции, она протестует против того, что очень много розовых вещей, и это сужает ее выбор.

При этом она не считает мужчин лучше или сильнее.

Мои дети говорят и думают по-английски, я нет: думаю по-русски, потом перевожу на английский свою мысль. И знаете, чем возмущена моя дочь?

К примеру, мы что-то обсуждаем, и я хочу сказать: «Представьте, если бы у человека было только два пальца на руке, как бы он держал палочки для лапши?» Я думаю по-русски: «Человек» и «он», и я перевожу вслух на английский: «Person» и «He». Дочь говорит, почему «Он», это же может быть и «Она»? По-английски теперь так принято говорить «он или она», если пол человека из контекста неясен. У существительных нет мужского или женского рода. Например: «Вы можете не оставлять чаевые персоналу, если он или она сделала некачественную уборку», ситуация вымышленная, совпадения случайны.

В каких-то инструкциях, чтобы не порождать громоздкие конструкции «Он или она», чаще используются «Мы, они, вы», или императив, например «Будьте внимательны» и пр.

Дети знают про трансгендеров, геев, транссексуалов, они задают вопросы и получают ответы. Им не приходит в голову менять пол только потому что они знают об этом или видят это. Они знакомы с консультантом-мужчиной, который носит парик, яркий мейкап и каблуки. Моя дочь хочет мейкап, мой сын – нет, но они в курсе, что тому мужчине нравится так делать и так выглядеть. А им нравится есть спагетти, а кому-то не нравится есть спагетти.

Вот так мы и живем – среди людей, которые очень сильно уважают других и очень сильно уважают себя.

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.