Тапочки с единорогом

Тапочки с единорогом - слайд

Как меня не взяли на работу

Устроиться на работу многодетной маме – тот еще квест. Главное, не начать разговор с работодателем с самого коварного: «У меня их трое. Два мальчика. И дочка». Нет, он скорее всего, восхитится вами. Ну ничего себе! Когда только все успеваете? Уважаю женщин, которые и семью большую имеют, и про карьеру не забывают. И просто засыплет комплиментами. Они будут ложиться нежным пухом на твою голову, плечи, складываться в пушистое одеяло где-то на полу, рядом с твоими тапочками, в которых ноги ужасно вспотели: все-таки собеседование – дело серьезное. Даже если оно проходит онлайн. Даже если ты в этом момент одна в квартире, и никакие «Мааам!» не звучат на заднем фоне, а твой потенциальный начальник собеседует тебя из загородного дома. Из какой-то жаркой страны. В попавшем в кадр окне за спиной начальника ты видишь пальмы. И даже как буде-то слышишь шум моря. Шум отвлекает тебя. Хочется вслух порадоваться за человека: «Это вы правильно придумали! У нас тут сугробы в человеческий рост и второй месяц темно уже в час дня». Ловишь себя на мысли разузнать: «Это где ж такая красота солнечная? А дорого? А какие требования въезда?». Но… сдерживаешься. И концентрируешься на главном: молчок про детей. Сперва рассказать про богатый опыт. Потом — про образование. Еще, конечно, про работу в команде. Про желание расти, развиваться, идти к целям…

…Но пока концентрировалась, потенциальный начальник прямо в лоб уточнил:

— Наверное, и дети есть?

Спросил сразу после вопроса о семейном положении.

— Да, — ответила робко. Тоном, которым пыталась перевести разговор с неловкой темы. Да кому сдалась эта неинтересная информация? Да что в этих детях такого особенного? Подумаешь, сперва рождаются, потом не спят ночами, сопливят, поносят, разрисовывают обои в гостиной, разбивают тарелки и чашки, ставят пятна на новые штаны, не выговаривают «эр», получают двойки, дерутся с одноклассниками, выдают аллергию на апельсины, мечтают о ноутбуках самой последней модели и однажды… отдают тебе свои юбки и кофты, ботинки и кроссовки. Потому что ты вдруг – самая мелкая в семье. У тебя самый маленьких размер одежды и обуви. Опять же про тапочки… Они с единорогами, не потому, что я инфантильная тетенька, а потому что у дочери 37 размер был два года назад, а у меня он остался на всю жизнь…

— Двое? – вот сдались работодателю эти дети! У человека пальмы, море, лето в середине зимы, своя фирма, а он интересуется всякой ерундой. Разве больше не о чем поговорить? Давайте перейдем на языковые курсы, я как раз подтвердила международным сертификатом свободное владение английским. Или вот, курсы повышения квалификации прошла…

Я слышала в этом «Двое?» надежду. Что отвечу, мол, нет, конечно, куда двоих? С двумя вы загнули! Один! Один взрослый самостоятельный обеспеченный ребенок. Но я ответила:

— Трое.

Не моргая уставилась в экран. Почувствовала, что сообщила про троих детей даже с каким-то вызовом в голосе. Мол, вперед! Прощайтесь! Идите к своим пальмам! Нырните в море поглубже и вообще не думайте, как это, когда старший сын на хоккее сломал ногу, младший – принес из сада ветрянку, а дочь поехала с папой к лору исключать гайморит – и все это одновременно! Прямо сейчас, когда их мама проходит собеседование, а ее ноги потеют в тапочках с единорогами.

Начальник сделал вид, что не удивился ответу. Трое так трое. Бывает же пятеро. А в старину по десять детей рожали и ничего, огороды продолжали давать урожай, корова отлично доилась, в печи томилась кукурузная каша. И почему-то решил узнать подробности. Чем дети увлекаются, как учатся в школе, кем планируют стать в будущем. И я ответила. И про дочь, которая прошла огромный конкурс при поступлении в художественную школу. И про бесконечные репетиции сына, который видит себя великим саксофонистом. И про младшего. Он вроде бы про футбол, но и динозавры его занимают достаточно, чтобы он в любую свободную минуту читал про них в энциклопедии, а потом пересказывал мне прочитанное за обедом. А на обед он любит пельмени. А дочь пельмени не ест. Она просит либо курицу с овощами, либо жареную картошку. А старшему вообще не важно – лишь бы есть. Постоянно что-то жует. Заполнишь утром холодильник едой, а к вечеру там уже пусто…

— Мммм, жареная картошечка. Да с лучком, — человек в экране компьютера улыбнулся. И перестал казаться серьезным начальником. Находился бы он сейчас поближе, пригласила бы его на ужин, честное слово! Туловища не видно, но по лицу можно понять: недоедает человек. Бледный какой-то. И взгляд грустный. Теперь понятно, почему у него пальмы, море, фирма, а он спрашивает вообще про другое. Например, про мою любимую книгу. Записывает название. Обещает найти и прочесть. Про нашу собаку. Какой породы? А команды знает? А как с характером? Про дачу. Есть ли она? И если есть, то все ли там так хорошо растет, как росло в его детстве, которое он провел в маленькой деревушке где-то в Волгоградской области? Но когда я сказала, что огурцы в этом году не уродили, а вот лука собрали больше, чем планировали, потенциальный начальник утратил ко мне всякий интерес.

— Все это, конечно, хорошо, — сказал он каким-то скучающим голосом. – Но вынужден вам отказать. Понимаете, вы так интересно рассказываете. Слушал бы вас и слушал. Мы так с вами никакую сделку не доведем до конца. Зацепимся языками, уши развесим, а дело встанет. Встанет и не двинется с места. Спасибо, что уделили мне время. Удачи в поиске работы, — он отключился, даже не дождавшись, когда я скажу ему «И вам спасибо. И вам удачи. И вам до свидания».

Я выключила компьютер и собиралась заняться своим любимым делом после очередного неприема на работу – самокопанием. Кот, который, пока я говорила, свернулся калачиком на сертификате, подтверждающем мой свободное владение английским языком, потянулся во сне. Документ о прохождении курсов повышения квалификации лежала рядом с моим распечатанным резюме, к которому я прикрепила свое лучшее фото. На фото я стою ровно, расправив плечи, и улыбаюсь.

— Так значит, трое? – спросила я свое изображение. А та, с фото, продолжала улыбаться, гордясь, что да, целых трое. Два мальчика и дочка. Художница, саксофонист и подающий надежды футболист, спящий в обнимку с плюшевым тираннозавром.

… Кстати, гайморит у дочери не подтвердился. А жареная картошка к ужину особенно удалась.

 

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.