Джоан Роулинг, трансгендерные люди и «культура отмены» (которой на самом деле не существует)

Джоан Роулинг, трансгендерные люди и «культура отмены» (которой на самом деле не существует) - слайд

© Фото Depositphotos

Колонка редактора Ани Кухаревой

Для начала скажу, что люблю «Гарри Поттера». Я смело могу причислить себя к фанатам. Мы покупали книги всей семьей, ждали их, читали и обсуждали.

Спасибо «Гарри Поттеру», мне было о чем поговорить на перемене с одноклассниками. Спасибо «Гарри Поттеру», мне было о чем поспорить с взрослыми, которые не читали, но осуждали. Для меня было наслаждением все это читать, перечитывать, смотреть и пересматривать.

Когда Роулинг включали в лист тех писателей, которым давно пора дать Нобелевку по литературе, я только согласно кивала. Мне даже ее детективное творчество нравится, хотя по сравнению с «Гарри Поттером» все, что бы она ни написала, будет не таким блестящим.

Я люблю вселенную, созданную Роулинг (и самой Джоан симпатизирую), но… Я вполне понимаю возмущение трансгендерных людей.

Что вообще случилось?

В журнале Devex вышла колонка, посвященная теме менструации. И там фигурировало выражение «люди, которые менструируют». Роулинг в своем Твиттере поделилась этой колонкой, и пошутила: «„Люди, которые менструируют“. Я уверена, у нас раньше было слово, обозначающее таких людей». Очевидно, что писательница намекала на слово «женщины» (в тексте твита она его несколько раз обыгрывает).

Многие комментаторы попытались указать ей на то, что у трансгендерных мужчин тоже бывают менструации, так что определение корректно (в колонке о месячных — уж тем более).


У писательницы море подписчиков, и конечно, среди них есть и трансгендерные люди, которых этот твит глубоко ранил и оскорбил.


Отвечая комментаторам, Джоан Роулинг заявила, что если биологического пола не существует, то это лишает многих возможности осмысленно обсуждать свою жизнь. Ей ответили, что в данном случае речь идет не о биологическом поле, а о гендере, а это немножко другое.

Через некоторое время писательница опубликовала большое эссе, в котором выражала свою обеспокоенность трансактивизмом, попытками заменить понятие биологического пола понятием гендера и растущим числом обратных транспереходов среди девушек-подростков.

Джоан Роулинг написала, что сейчас для того, чтобы считаться женщиной, трансперсоне даже не нужно проходить гормональную терапию или хирургическую операцию, и она не уверена, что это безопасно. Писательницу обеспокоило то, что теперь любой, кто идентифицирует себя как женщина, может входить в женские раздевалки и туалеты.

Только после этого эссе у Роулинг и начались настоящие проблемы.

На что обиделись трансгендерные люди?

Тут надо сказать, что в России вообще ужасающе низкий уровень знаний по теме гендера и ЛГБТК+. У нас даже есть специальный закон, чтобы угнетать меньшинства, по нему еще штрафуют всякие музыкальные каналы. Мало кто знает, кто такие трансгендерные люди, поэтому уровень оскорбительности высказываний Роулинг средний россиянин измерить не в состоянии.

Если не вдаваться в подробности из области биологии и психологии, трансгендерный человек ощущает, что его идентичность отличается от приписанного при рождении пола (то есть его самоощущение и форма гениталий не совпадают) и начинает он это чувствовать в раннем возрасте. То есть гораздо раньше полового созревания, которое приносит многим осознание своей, например, гомосексуальности.

Поехали! Допустим, врачи приняли в роддоме ребенка и сказали, что это девочка. Но лет в пять ребенок начинает ощущать, что, ничего подобного: он мальчик. Предположим, что у него понимающие родители, так что он имеет возможность вести себя в соответствии со своим самоощущением. И, в принципе, ему норм.

Потом приходит половое созревание и — БАЦ! — у нашего условного мальчика растет грудь, бедра, начинаются месячные и вот это все. Его это может еще как фрустрировать, так как он воспринимает себя как парня, но держится молодцом. И тут Роулинг говорит: «Ха-ха, „люди, которые менструируют!“ Это называется проще — женщины!»


Но наш условный подросток — мальчик, хоть и менструирует! Он просто еще не имеет возможности что-то с этим сделать (а может, и не будет: не все совершают трансгендерный переход).


Допустим, живет условная девушка, которая совершила переход. Она ходит в дамский туалет, красится, у нее юбки-каблуки (а может быть, худи-кроссовки, вкусы у девушек бывают разные), и о том, каким местоимением ее звали в детском садике, знают только близкие друзья и родственники. И тут Роулинг говорит: «Ха-ха, „люди, которые менструируют!“ Это называется проще — женщины!» Наша условная девушка не менструирует, но она — женщина. А ее упрекают в том, что она самозванка.

Допустим, живет условные Лора, небинарный человек («условные», потому что некоторые небинарные персоны предпочитают по отношению к себе местоимение «они»). Ну и менструирует, чего уж тут. Но Лора не особо парится. Им нравится считать себя не мальчиком, и не девочкой, а чем-то средним (или два в одном, и еще варианты есть, но это достойно отдельной статьи). И тут Роулинг говорит: «Ха-ха, „люди, которые менструируют!“ Это называется проще — женщины!» Лора не любит, когда их пытаются определить, определить — значит, ограничить. Так что и тут есть из-за чего злиться.

Да блин, есть женщины, которым удалили матку и яичники, и они теперь точно не менструируют! Что, Эми Шумер теперь не женщина?

Но почему реакция была такой сильной?

Давайте умножим бестактность высказывания на его публичность: началась эта история все-таки в Твиттере. И на популярность писательницы, у которой миллионы читателей. И давайте не будем забывать, что на книгах Роулинг выросло огромное количество молодых мужчин, женщин и небинарных людей, которые ее буквально боготворили. И тут ВОТ ЭТО! Чем более мы ценим человека, тем сильнее разочаровываемся, если он ведет себя не идеально.

Если бы что-то подобное сказал Вася Пупкин, никто бы и внимания не обратил. Если бы это сказала, к примеру, Елена Проклова, люди бы покрутили носом и покритиковали ее мнение, но не так бы возмутились. Ха, да если что-то подобное ляпнул бы Трамп, такой реакции бы не было: его и так никто не любит, что с него взять!


Разочарование в Роулинг было так сильно, потому что люди очень ценили ее.


Это как разочарование подростка в родителях. Помните, наступает момент, когда прекрасные и великие мама и папа превращаются в тупых предков? Вот это тут и произошло.

И после своего твита Джоан могла и не упасть во все эти бездны. Она могла сказать: извините, я не имела в виду ничего плохого, просто «люди, которые менструируют» — это ужасно звучит. Давайте не будем засорять английский язык, ну, или давайте придумаем удобоваримую конструкцию, с помощью которой можно обозначать всех «людей, которые менструируют».

К сожалению, она не съехала с темы на любви к английскому языку, а разъяснила свою позицию. И это еще больше разозлило трансгендерных людей, потому что ее позиция, скажем прямо, угрожает их безопасности и благополучию.

Чтобы примерно понять, что сделала Джоан Роулинг, представьте себе, что уважаемый, известный, имеющий репутацию гуманиста человек, делает какое-то жесткое заявление. Вообразите, что Людмила Петрановская (извините за пример) вышла в чистое медийное поле и громко провозгласила: «Все, кто не рожал своих детей собственной вагиной, — не матери!» Так-то женщины, у которых было кесарево сечение, и те, кто взял приемных детей, и те, кто воспользовался услугами сурмамы, — они тоже меньшинства. И у них бы припекло. И у мыслящей общественности бы припекло.

И никто бы в России ВООБЩЕ не удивился, что у всех припекло, несмотря на уважаемость и авторитетность автора высказывания. Просто есть меньшинства, которые оскорблять стыдно, а есть трансгендерные люди.

Но зачем же «отменять» Роулинг?

В общем, не удивительно, что люди пытаются отделить Джоан Роулинг от «Гарри Поттера». Мы все так делаем: нам нравятся стихи Цветаевой, но не нравятся ее материнские качества; мы понимаем, что Толстой велик, но объективно он был так себе человеком, и тут ничего не поделаешь; Бунин как писатель заслуживал Нобелевку, а как человек — заслуживал по морде. Если мы не будем отделять как-то писателя от его творчества — можно вообще перестать читать (а еще смотреть и слушать).

Когда говорят о «культуре отмены», люди не учитывают того, что это появилось не вчера, не позавчера и даже не в XVIII веке. Я сейчас крамолу скажу, но это было всегда. Если публичный человек говорил что-то сомнительное, часть общества всегда от него отворачивалась. Вспомните, как просел недавно имидж Валентины Терешковой или Михаила Ефремова.


Да вы и о себе несколько подобных историй можете вспомнить: все мы от кого-то ранее уважаемого отворачивались, если он говорил или творил дичь. Так работает институт репутации.


Так почему же о «культуре отмены» заговорили лишь сейчас? Потому что есть социальные сети и публичность вышла на совершенно иной уровень. О позиции Роулинг сразу узнали миллионы людей по всему миру. При этом все желающие так же публично смогли заявить: «Роулинг для меня отныне не существует!» А раньше люди могли сказать это только друзьям на кухне. Из сообщений в соцсетях о скандале узнавало все больше людей, все больше людей высказывалось на этот счет публично, и опять, и снова. И эта история росла, как снежный ком. Интернет никому ничего не позволяет забыть.

Чтобы остановить эту лавину, Роулинг нужно покаяться, отречься от своих взглядов и, возможно, сделать крупные пожертвования в пользу пострадавших от трансфобии. Но Джоан не может так поступить, потому что на нее вылился ушат помоев, и она тоже пострадала! Пострадала репутация, материальное положение, дружеские и профессиональные связи, приватность Роулинг, в конце концов. Ее нелестно обзывали в Твиттере и в СМИ. Ей угрожали убийством. О Нобелевке, как и других литературных премиях, теперь можно и не мечтать. Меньше всего ей сейчас хочется извиняться перед теми, кто ей все это устроил (да это и не сработает уже, наверное).

Защитники меньшинств тоже не могут отступить, потому что если она не раскается публично, это будет означать, что интеллектуалам в принципе разрешено иметь людоедскую позицию. И трансгендерные люди не могут простить ее в одностороннем порядке.

В этой ситуации любой, кто поддержит Роулинг, окажется с ней в одной лодке (хотя ее чисто по-человечески уже становится жалко). Поэтому ее не рискуют приглашать на празднование юбилея ЕЕ ЖЕ ДЕТИЩА без публичного покаяния. Это усиливает обиду писательницы, которая понимает, что без нее нечего было бы и праздновать. И Роулинг еще меньше хочется извиняться, чем раньше (если это вообще возможно, по-моему, желание извиняться у Джоан уже достигло отрицательных величин).

И если вначале было понятно, что не права Роулинг, правы — защитники трансгендерных людей (но не в своих методах, не в методах!), то теперь не правы буквально все. Конфликт стал совершенно нерегулируемым, перешел в хроническую фазу и никто не может и не хочет отступить.

Выручить тут всех могла бы только машина времени или хотя бы специальное заклинание — мы вернулись бы в прошлое, и сказали: «Джоан, не пиши этот твит. В крайнем случае, не пиши это эссе!» И с умилением любовались бы на фотографии возмужавших актеров «Гарри Поттера» в обнимку с их «мамой Ро».

Материалы по теме
Комментарии 1
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.