Ошибки семьи Маккалистер: смотрим «Один дома» вместе с психологом

Ошибки семьи Маккалистер: смотрим «Один дома» вместе с психологом - слайд

© Кадр из фильма "Один дома 2", 20th Century Studios, 1992

Родителям Кевина есть над чем поработать

Вы знаете, мы любим разглядывать классические произведения через призму современных ценностей. Делаем мы это не потому, что хотим смотреть только про «идеальные отношения идеальных людей» (как нередко обвиняют нас в комментариях), а потому, что нередко фильмы и книги из даже не очень далекого прошлого оказываются прекрасным примером того, как делать не стоит — и поводом это обсудить.

В этот раз решили замахнуться на святое — на любимый многими рождественский фильм «Один дома» (и «Один дома-2»). Разбирать будем его не мы, а психолог и специалистка по работе с подростками Ксения Денисенко, которая и написала для нас обзор довольно дисфункциональных отношений в семье Маккалистеров. Итак, давайте приступим.

Прошли новогодние праздники, все по традиции посмотрели свои любимые рождественские фильмы — я не исключение. Однако в этот раз, помимо веселых приключений Кевина, я увидела вопиющее, с точки зрения психологии, поведение его родителей и других родственников. Попробуем разобраться, что Маккалистеры делают не так, что им следовало бы делать вместо этого, и чем все это чревато.

Они оценивают не поступки ребенка, а его самого

С самого начала фильма мы слышим от родственников Кевина такие обращения как «дьяволенок», «негодник», «вредина». Даже его сестра называет его «некомпетентным» (на французском), но важно помнить, что дети учатся таким оценкам у взрослых. Значит, в их семье клеймить друг друга едкими прозвищами — норма.


Здорово ли делать игрушки из новых папиных крючков? Нет, но делает ли это тебя плохим целиком?


Тоже нет, но именно это говорят Кевину его родители и другие члены семьи. Сцена, где все смотрят на него осуждающим взглядом, хуже любого фильма ужасов. Тебе восемь, а против тебя 14 человек и даже мама на их стороне.

Сразу после произошедшего он спрашивает: «Почему все обращаются со мной как с ничтожеством?». Именно так чувствует себя этот малыш в собственной семье, но вместо поддержки от самого близкого человека он получает только подтверждение собственной несостоятельности, еще и в сравнении с другими: «В доме 15 человек, но только ты один доставляешь всем хлопоты».

Что можно изменить?

Если ребенок делает что-то не так, важно объяснить ему, почему то, что он делает, вам не нравится, и предложить альтернативу. Важно не транслировать идею о том, что сделав что-то плохое, ты сам целиком становишься плохим. Все ошибаются, и это нормально.

Может быть, если родители Кевина заметили его страсть к рыболовным снастям, они могли бы купить ему отдельные, может, дешевле папиных, но новые — такие, какие бы подошли для его игр.

Они обесценивают эмоции ребенка

Удивительно, но в фильме Кевин, умеет прямо говорить о своих чувствах. Например, перед тем, как мать отправляет его на третий этаж, он говорит ей: «Ты же знаешь, мне там страшно». Однако мама отмахивается и говорит: «Не выдумывай».

На современном психологическом языке это называется «газлайтинг» — форма психологического насилия, при которой один человек убеждает другого в неправильности, иллюзорности и неадекватности его чувств, мыслей и переживаний (Подробнее писали об этом здесь — прим. ред.)


Если постоянно убеждать человека в том, что то, что он чувствует — вымысел, рано или поздно он решит, что с ним что-то не так.


Кевин еще хорошо держится для восьмилетки и открыто говорит, что семья ему не нравится, однако он также убежден, что его все ненавидят. И тут мама не пытается его переубедить, а только усугубляет ситуацию тем, что спорит с ним, занимая детскую позицию: «Ты об этом пожалеешь». Не принимает его извинения и все-таки отправляет его в комнату, где ему страшно.

Что можно изменить?

Первое, что нужно сделать, когда ребенок делится с вами своими чувствами или сильно из-за чего-то переживает — это принять его эмоции и озвучить их: «Я понимаю, что ты злишься», «Я вижу, что ты расстроен», «Я верю, что тебе страшно».

После важно дать этим эмоциям пространство, не отвлекать, не переубеждать, а просто дать возможность ребенку прожить эти эмоции рядом с вами: пожалеть и дать поплакать, если ему грустно; побить подушку, если он злится; или дать ему возможность просто бояться, держа вас за руку. Это даст ребенку возможность понять, что его эмоции значимы, что их не нужно избегать и прятать, и научит его эмпатии.

Взрослые избегают ответственности

Проверить, собран ли чемодан восьмилетнего ребенка, и то, как он собран — задача взрослых. Оповестить о том, что это сделано — тоже. Вместо этого такую ответственную задачу поручают ребенку, который никогда раньше такого не делал.


И даже это не так страшно, как то, что ему буквально не к кому обратиться за помощью в этой семье, потому что они то и дело перекладывают ответственность друг на друга или не замечают ее вовсе.


Даже того, что Кевин разлил напитки на паспорта, можно было избежать, если бы взрослые озаботились тем, чтобы убрать их из кухни и если бы хоть кто-то из взрослых проконтролировал, что младшему ребенку досталась еда на ужин.

Пересчет детей перед поездкой заграницу в этой семье вообще доверили подростку.

Опоздание во втором фильме тоже следствие отсутствия ответственности. Почему бы не проверить исправность будильника, особенно если однажды он уже не сработал? И почему никто не взял восьмилетку за руку в аэропорту после такого травматичного для всех опыта в прошлом году?

Что можно изменить?

Родители Кевина явно забывают кто взрослый, а кто ребенок. А это хорошая идея: напоминать себе о том, что перед тобой — ребенок, а это значит, что у него буквально маленький мозг, и он при всем желании не может решать взрослые задачи без потерь для своей психики. Значит, ответственность за его поступки ложится на взрослых.

И это наша задача — думать о том, собран ли их чемодан, достался ли им кусок пиццы и сели ли они в машину перед семейным отпуском. Как взрослые, мы можем влиять на эти вещи, предвосхищать проблемы, и в этом не только наша ответственность, но и свобода.

Что в этом плохого?

Конечно, чтобы делать выводы и ставить диагнозы данных недостаточно, но даже по этим двум фильмам можно оценить последствия такого родительского поведения.

У Кевина прослеживаются явные проблемы с привязанностью, во втором фильме он заявляет: «Хорошо, что у меня есть отдельный билет, на случай, если вы решите от меня избавиться». Он не уверен в своей ценности для семьи, не уверен и в том, что эта семья имеет ценность для него.


Хотя, как и все дети, он хочет любви и стремится к ней, он не умеет ее принимать и поначалу не доверяет людям. А иногда он наоборот излишне доверчив и открыт к незнакомцам, что тоже говорит о нарушении привязанности.


К тому же Кевин искусно врет — только вспомните, как ловко он обставил продавщицу, сотрудницу аэропорта и администрацию отеля. Детское вранье — лучшее свидетельство слишком острой реакции или строгости родителей в ответ на плохое детское поведение.

А еще он слишком ответственен для восьмилетки и даже для десятилетки (во второй части). В норме ребенок должен уметь звать взрослых на помощь, а не решать взрослые проблемы самостоятельно — это непосильная задача для психики ребенка, что впоследствии может привести к неврозам и другим психологическим проблемам.

Хотите еще психологических разборов семейной классики? Вот тут мы взглянули новыми глазами на «Шрека», а здесь рассказывали о том, какие скрытые смыслы можно разглядеть в «Короле Льве».

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.