Нет повести токсичнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте

Нет повести токсичнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте - слайд

© Коллаж Кристины Савельевой

Почему пора перестать романтизировать историю трагической любви тинейджеров

Исследователи долго вычисляли и наконец вычислили: Джульетта Капулетти родилась 16 сентября.

Этот день в Вероне празднуют и сегодня — влюбленные толпятся в очереди к известному балкону, а в «клубе Джулии» волонтеры старательно пишут ответы на письма влюбленных со всего мира.

Как можно догадаться, часто это письма с вопросами о несчастной любви, а у волонтеров при этом не всегда есть образование психологов, так что, наверное, было бы лучше обратиться за советом в сердечных делах к другому адресату.

Прибыль от наплыва туристов власти Вероны наверняка должны были бы отчислять напрямую Уильяму Шекспиру, если бы он был жив, но финансы — это все же не главная тема этой статьи. Я хочу поговорить о том, почему, на мой взгляд, пора перестать тиражировать главную историю любви всех времен и народов и наконец вбросить в культуру новые сюжеты о любви подростков.

Романтизация истории о Ромео и Джульетты происходит не только в Италии, где она приносит финансовую прибыль и где статую Джульетты можно потрогать за грудь (что, кстати, тоже довольно странный жест в наше время, учитывая то, что мы вроде как договорились никого за грудь без спроса не хватать). Романтизация и утилизация трагедии влюбленных подростков в Вероне до сих пор идет по всему миру — это бесконечные спектакли, фильмы, кружки с сердечками и инициалами главных героев и даже презервативы.

Эта романтизация докатилась и до науки — психологи Р. Дрисколл, М. Липетц и К. Девиз в 1972 году опубликовали работу, в которой утверждали, что пары, которым противодействуют родители, сильнее чувствуют романтическую привязанность. Они назвали этот эффект «эффектом Ромео и Джульетты».

Но последующие исследования развенчали это представление: напротив, в тех парах, где родители активно борются против союза детей, любовь нередко угасает раньше, потому что социальное одобрение на самом деле многого стоит. Но говорят ли об этом во время литературных обсуждений знаменитой трагедии? Конечно же, нет.


А о чем тогда говорят? О невероятной любви и о том, что любовь побеждает смерть (интересно, каким образом).


«Ромео и Джульетта оказались выше, мудрее всех, кто разжигал междоусобную войну между кланами, они отказались от всего ради единственного, что может иметь смысл — ради любви» — вот дежурный пассаж из школьных сочинений на эту тему.

Мне когда-то самой в голову занесли все эти идеи и я была уверена, что любовь — это главная ценность и что она при этом невозможна без страдания. Но вот своим детям мне бы хотелось донести какую-то другую концепцию: главное — это ментальное здоровье, первая любовь не обязана стать последней, можно начать встречаться с кем-то, а потом достаточно спокойно расстаться, и что любовь уж точно не должна быть важнее жизни.

Сложно ответить на вопрос, как так вообще получилось — почему мы до ужаса боимся «синих китов», но позволяем детям читать шекспировский шедевр, в котором самоубийство тинейджеров подается как средство единения в любви (эй, камон, они вообще-то там умерли и уже ничего не чувствуют!) и для решения проблем между двумя непримиримыми семьями. «Вот умрем, и они тогда все поймут» — это ли не главный посыл «Ромео и Джульетты»?

Возможно, как раз поэтому в одной из лучших адаптаций трагедии, в Вестсайдской истории, Мария остается живой, остается горьким напоминанием родным о гибели ее Ромео, ее Тони.


Ноа Берлатски пишет, что на самом деле «Ромео и Джульетта» — это история именно о том, как взрослые манипулируют детьми и используют их в своих целях.


Но если это действительно так, как такую трактовку объяснять в школе? Это потребовало бы по меньшей мере смелости и некоторых усилий. А волынку о любви, которая сильнее смерти, можно тянуть, почти не приходя в сознание. И не испытывая при этом никакой ответственности за то, как эта идея отзовется потом в жизни сидящих перед тобой детей, для которых любовь становится самой важной темой прямо на твоих глазах.

Поэтому мне очень хотелось бы, чтобы появлялось больше историй любви подростков в литературе, в которых бы не было такой деструктивной модели. И в которых на форзаце книжки, возможно, был бы даже напечатан номер линии психологической помощи для тинейджеров, на которую можно было бы послать сообщение, когда тебе страшно, грустно, одиноко и ты думаешь, что никогда не встретишь свою любовь. Только, пожалуйста, давайте не будем называть эту линию помощи «клубом Ромео».

Материалы по теме
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.