Боюсь рожать детей, потому что не смогу стать идеальной: о перфекционизме и родительстве

Боюсь рожать детей, потому что не смогу стать идеальной: о перфекционизме и родительстве - слайд

© Фото: Adobe Stock

Мы говорили (и часто повторяли), что нельзя быть идеальными родителями. Но еще не говорили о том, что подобие этой «идеальности» может привести к некоторым последствиям.

Быть перфекционисткой сложно: к вечеру нужно поставить галочки напротив всех дел в планере, расставить книжки на полке по размеру, а трусы в ящике разложить строго по цветам. И если между бежевыми неожиданно оказались пудровые — все. Катастрофа.

Конечно, у меня это не доходит до маниакальной стадии, но сколько я себя помню — желание делать все идеально никогда не отступало: в детстве не могла уйти от бабушки без разложенных по линейке тапочек и убранных на место игрушек. Причем мама категорически отрицает чтение каких-нибудь заклинаний «на чистоплотность» вместо сказок на ночь.

К чему это все? К тому, что мне будет сложно убираться, когда в квартире появятся дети? Нет — бессмысленность этого процесса я отлично осознаю. А вот с желанием и уверенностью в своей будущей родительской компетенции в моей голове это связано, как x и y в уравнении — то есть одно на другое имеет прямое влияние. Какое? Сейчас объясню.


Когда у тебя есть пример идеально выполненного дела — ты как минимум хочешь сделать так же, как максимум — переплюнуть и сделать лучше.


Года четыре назад психолог задала мне вопрос про негативные воспоминания из детства, травмы, токсичные фразы или обиды. Над этим вопросом я думаю до сих пор — ничего не приходит на ум. У моей мамы не было особенных воспитательных приемов, новых технологий, подручных пособий и даже НЭН под рукой. Так какой же тогда секретный ингредиент она подсыпала в мое овощное пюре, чтобы создать такую эмоциональную связь между нами?

Я не могла (и до сих пор не могу) ей врать, рассказывала (и до сих пор это делаю) больше, чем самым близким подругам. При этом у меня всегда была свобода выбора, право голоса и все, что нужно ребенку для счастливого детства и чувства опоры. И никаких признаков дисфункциональных родительских стилей я найти не смогла. Она была собой, и я чувствовала себя в безопасности, она была рядом, принимала все мои решения. И мне просто хотелось быть лучше, чтобы радовать ее и отца.

Значит, мне нужно стать таким же идеальным родителем. И да, сознанием я понимаю парадокс этой фразы. Но сколько бы я книжек ни читала, сколько бы лекций ни смотрела, сколько бы текстов на эту тему ни писала — мысль о том, что стать такой мамой я не смогу, почему-то меня не покидает. Что если у нас не будет такой тесной связи, какая есть у меня с моими родителями?

В книге «Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» Людмила Петрановская пишет, что в воспитании детей мы стараемся делать все сознательно и подчинять нашему внутреннему регламенту воспитания. Но когда наваливает стресс и реагировать нужно быстро — поступаем так, как делали наши родители. Для кого-то может прозвучать страшно, но для меня, кажется, идеальный расклад. Правда и он не прибавляет уверенности.

Что с этим делать?

Психотерапевтка Мария Скрябина предлагает разделить проблему на три части: перфекционизм, страх перед ошибками и страх перед потерями.

Все эти три варианта идут с нами с детства, просто вызваны разными типами детско-родительских отношений. Первый тип чаще всего начинает проявляться у тех, кто рос в тоталитарной семье. Перед ребенком стояли большие ожидания, и в результате сложился паттерн — прежде, чем что-то сделать, нужно все просчитать, чтобы не совершить ошибку. То есть перфекционизм в этом случае идет как надстройка — защита от страха ошибки и последствий в виде стыда, вины, отчаяния, разочарования в себе. Он появляется как реакция на ожидания родителей, на сравнение с братьями, сестрами, сверстниками.

Страх ошибок формируется, если ребенок растет в гиперопеке. Ему не дают самостоятельно принимать решения, падать, ошибаться, брать на себя ответственность. Как следствие — будучи взрослыми, такие люди просто боятся не справиться с родительством. Кажется, что будет трудно принимать решения во время болезни ребенка, что невозможно будет успокоить его во время плача. У таких людей, как правило, потеряно ощущение жизнестойкости, которые необходимо, чтобы пробовать что-то новое — особенно создать нового человека, для которого ты сам должен стать опорой и ориентиром. Им хочется побольше заработать, все проверить, подготовить все самое наилучшее для ребенка и рожать только после тонны прочитанных книг о родительстве и полной уверенности в готовности сыграть эту роль (то, что быть к этому готовым на сто процентов просто невозможно, такие люди попросту не рассматривают).

Третий вариант — страх перед возможными лишениями, перед ограничениями свободы, перед сложностями родительства. Сейчас мы стараемся делать воспитание и рождение детей относительно медийной историей — это круто. Но у всего хорошего есть обратная сторона: люди осознают, что их жизнь с вступлением в родительство кардинально меняется, видят, что растить детей — не «прикольно», а очень сложно.


Дестигматизация послеродовой депрессии, детских кризисов, выгорания — все это помогает нам вступать в родительство осознанно, но и требует от нас больше смелости.


Чаще всего все эти три паттерна проявляются и в других областях жизни, их нужно найти и проработать. Ошибаться в работе, пробовать что-то, отказывать в просьбах, учиться получать удовольствие не от детально спланированной поездки куда-то, а от спонтанных решений.

Возможно, у родителей не было авторитарного или гиперопекающего стиля, но они могли уйти в родительство с головой, руководствуясь мотивом «великой жертвы». У родителей с таким подходом нет своей жизни, они скрывают от детей все проблемы, демонстрируют только хорошее настроение. Теоретически это близко к гиперопеке — у них есть желание защитить ребенка от негативных эмоций. Но ведь это тоже не идеальный пример. И уж тем более не единственный. Если вы не хотите так же с головой уходить в такие отношения с детьми — это нормально. Нормально быть неидеальным.

Если не проработать это — на самом деле, ничего критически страшного не случится. Раньше детей рожали в более юном возрасте, когда у людей было больше импульсивности, когда им легче давалось принятие решений. Но со временем люди стали откладывать родительство, чтобы встать на ноги, заработать деньги, осознанно подойти к процессу. С другой стороны — мы становимся уже не такими решительными, с каждым годом начинаем бояться все больше и можем вовсе от этого отказаться, потому что успеваем реализоваться на работе и чувствуем себя в этой области достаточно комфортно. Но если «пойти» в родительство и не размышлять — ничего плохого не будет! И хочется как минимум этой установкой минимизировать страх ошибки, потому что все продумать просто невозможно.

Единственное, что может быть, — это выгорание. Если человек требователен к себе, много старается, много анализирует — быстро выгорает на любой работе, в том числе и на родительской. С перфекционизмом, самопожертвованием, тревогой легко выгореть, потому что ты включаешь механизм, который называется гиперкомпенсация: «Я сейчас очень постараюсь, и все будет хорошо». Потому что от стараний зависит многое, но не всегда эта формула работает в родительстве. Ребенок — это отдельная личность, со своим характером, темпераментом, желаниями. Мы не можем влиять на него на все 100 процентов, и старания здесь не помогут. Нужно помнить о себе. Как только вы чувствуете усталость, если становится грустно, хочется укрыться от ребенка или партнера — не винить себя. Не пытаться доделать все задачи до конца, как на работе, а просто пойти и отдохнуть.


Отказ от родительства должен быть осознанным выбором. Мы должны стремиться к ценности, а не бежать от нее.


Признать наличие проблемы и с ней разобраться

У каждого человека есть право выбора, и если это будет работа или отношения чайлдфри — отлично, главное, чтобы это было сделано по желанию, а не из-за страха. Если человек убегает от родительства, скорее всего, он убегает от какой-то глобальной проблемы — неумение принимать ответственность, страх ошибки, перфекционизм. Но все это рано или поздно накроет его в других сферах, он может впасть в личностный кризис.

Стоит поговорить с родителями, если есть такая возможность. Если нет — с психологом. Хотя второй вариант актуален и при выполнении первого. Рефлексия и обсуждение неидеальности — то, что поможет разрушить ту эталонную картину, к которой хочется прийти. Если прямо от своей мамы или папы вы уже в осознанном возрасте услышите, что иногда они выбирали свои интересы, могли накричать, наказать или сделать что-то не по предписаниям психологов и принципам либерального воспитания, понимание того, что идеального в этой сфере не бывает, придет гораздо быстрее.

После разговора я попыталась идентифицировать, какой же из этих трех типов мне подходит. Кажется, что это могла быть гиперопека. Но нет, ее не было. Ожидания от родителей? Нет, я сама пыталась получать «пятерки» в школе, медали, что-то выигрывать и просто радовать их тем, чем могла. А мама в этот момент просила меня не получать красный аттестат и забирала книжки, чтобы я хоть на пару часов отвлеклась от экзаменов и вышла подышать воздухом. Отсутствие выбора? Ходила на кружки, сама их выбирала, бросала, снова возвращалась. Страх ошибки? Я принимала неправильные решения, отчислялась из университета, допускала ошибки — не боялась признаваться, что не права. И это поощрялось, потому что родители показывали такой пример. Пожертвование? Тоже нет — я категорически не хотела оставаться с бабушкой, устраивала истерики, но иногда они могли закрыть на это глаза и уходить с друзьями в кино, потому что не забывали про свои желания.

С этими мыслями я живу уже много лет. И мне казалось, что я готова отказаться от родительства, потому что предпочитаю карьеру, саморазвитие и далее по списку. Но оказалось, что нужно заглянуть немного глубже — не прикрываться популярными (и весомыми при осознанном выборе) причинами выбора отношений чайлдфри, а подумать над причинами такого выбора.

Ведь я же люблю детей, хотела бы их воспитывать, просто боюсь. Но если я смогла себе признаться в этом, хочется верить, что это хоть и маленький, но шаг к решению проблемы. Раньше для меня никто не мог так доказательно донести мысль, что идеальных родителей не существует («Вы что, а как же мои», — думала я). И если не существует — не нужно лезть вон и пытаться ими стать. И будь ты перфекционистом или кем угодно — этот новый жизненный статус меняет тебя от костей до кожи. От пяток до макушки. От привычек до жизненных приоритетов.

Вы когда-нибудь задумывались, что «идеальное» родительство тоже может нанести вред? Не в виде психологических травм и расстройств, конечно. А в виде желания иметь своих детей — оказывается, вполне. Так что вот еще одна причина не стремиться к этому.

А я, пожалуй, пойду звонить маме — спрошу, в чем проявлялась ее неидеальность.

Родили и не поняли

Слушайте подкаст от редакции

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.
->