«Не делай из мухи слона», или Как разбудить эмоциональное бревно

«Не делай из мухи слона», или Как разбудить эмоциональное бревно - слайд

© Kelly Sikkema, Unsplash

Он боится моих эмоций, не может их выдержать, агрессивно защищается, чтобы не пришлось с ними иметь дела.

«Заварила кашу на пустом месте», — муж явно возмущен. — «У тебя вообще никаких причин нет, чтобы ТАК себя вести. Рыдаешь, словно кто-то умер. Все живы-здоровы, еда и одежда есть, работа есть. Что тебе еще надо?».

И так каждый раз, когда я расстраиваюсь. «Не имеешь права плакать», «Как ты вообще можешь жаловаться?», «Делаешь из мухи слона» , «Невозможно ничего тебе сказать, ты сразу расстраиваешься». Он не просто не поддерживает, он злится, когда я расстраиваюсь. Стоит мне проявить малейшую эмоцию, как он взрывается, превращается в настоящего тролля из страшных сказок.

Раньше меня это удивляло. Я думала: «Как можно так реагировать? Ну, допустим, ты не особо сочувствуешь, но злиться-то зачем?» В какой-то момент я поняла: он боится моих эмоций, не может их выдержать, агрессивно защищается, чтобы не пришлось с ними иметь дела.

«Эмоциональное бревно», — думала я раньше. А теперь понимаю: он совсем не бревно, он совершенный младенец в эмоциональной сфере.

Сердиться на нашу дочь он не может, но ее слезы тоже переносит с трудом. Поэтому быстро пытается отвлечь, уверить, что ничего не случилось. И словно по учебнику делает то, что психологи называют эмоциональным обесцениванием. Произносит классические фразы из тех времен, когда детей воспитывали «сильными» и «не плаксами»:

— Ничего не случилось, тебе совсем не больно!

— Ты уже слишком большая, чтобы плакать.

— Да это ерунда, из-за этого точно не стоит плакать.

— Не плачь, от слез ты становишься некрасивой.

Да, именно так поступают люди, которым в детстве не позволяли свободно выражать свои эмоции, не учили их распознавать и не объясняли, как с ними вообще быть. Такие люди привыкли держать все в себе, слезы и жалобы считать признаком слабости. Или того хуже — думать. что люди, которые открыто выражают свои чувства — «плохие сыновья и дочери”, «недостаточно мужчины» или «недостойные женщины».

В детстве для ребенка особенно важно, чтобы значимый взрослый признавал его право на эмоции, создавал безопасную среду, где можно грустить или сердиться без осуждения окружающих. Если этого не происходит, человек начинает считать, что его эмоции — это что-то плохое, что у него нет права их ощущать. Впоследствии это мнение он переносит и на окружающих.

Думаю, именно это и случилось с моим мужем. Другие времена, трудное детство, родители, которым приходилось буквально бороться за выживание. Возможно, тогда это казалось единственно правильным вариантом воспитания. Но времена изменились, а умение выдерживать чужую боль, справляться с собственными эмоциями, не появилось.

Это очень нелегко, но понимание этого дает мне возможность не воспринимать его реакции как нападки на меня лично. А главное — я учу дочку тому, что «плохих» эмоций не бывает. И чувствовать гнев или печаль — это нормально.

Недавно произошел случай, благодаря которому я поняла — у меня получается.

Мы приехали на дачу впервые после зимы. Муж тут же взялся за дела, за несколько месяцев накопилось множество вещей, требующих внимания. В какой-то момент, забивая очередной гвоздь, он попал молотком по пальцу. Мы с дочкой были рядом и видели, каким сильным был удар, как слезы брызнули у него из глаз. Дочка тут же бросилась к папе.

— Ничего, совершенно не больно, — выдавил муж с кривой улыбкой на лице.

— Папа, я знаю, это очень больно, у тебя палец посинел и кровь, — сказал дочка. — я сейчас принесу тебе что-нибудь холодно, а ты поплачь, станет легче. — А затем подумала и прибавила: «Плакать не стыдно, ты не переживай».

Я смотрела, как изменилось его лицо, обмякли большие плечи. Муж ничего не сказал, просто крепко-крепко прижал к себе дочку.


Фотография: Kelly Sikkema, Unsplash

Материалы по теме
->