Как я начал играть со своей дочерью в Fortnite и что из этого вышло: опыт одного отца

Как я начал играть со своей дочерью в Fortnite и что из этого вышло: опыт одного отца  - слайд

© Лиза Стрельцова

Что полезного для детей есть в Fortnite?

В ноябрьском выпуске и на сайте издания Wired появилась статья Тома Вандербилта «Погодите, отец Сильви играет?! Радости родительства в Fortnite». В ней отец 11-летней девочки рассказывает о том, как он решил поиграть в популярную среди школьников игру в жанре королевской битвы, чтобы проконтролировать, не повлияет ли плохо игра на его дочь. Он не ожидал, что ему откроется секретный мир пятиклассников. Приводим его рассказ с сокращениями.

Когда в начале этого года моя 11-летняя дочь Сильви попросила позволить ей играть в Fortnite, я сказал нет. Она увлекалась «Майнкрафтом», где надо строить здания, а не убивать. У меня было лишь смутное представление о культурном феномене, коим является Fortnite, и я рефлекторно отнес его к слишком жестоким и токсичным онлайн-играм. Моя жена тоже запретила в него играть, ссылаясь на его кровавое содержание. Сильви пыталась развеять наши сомнения, использовав в качестве аргумента тот факт, что в игре не показаны взрывающиеся головы. Наконец мы уступили. Но я сказал, что присоединюсь к ней, как какой-нибудь миротворец ООН, чтобы убедиться, что не произойдет ничего страшного.

Наш первый матч оказался так себе. На тот момент у нас был один Xbox и не было гарнитуры, так что она сыграла один раунд в режиме соло, потом я, и мы увидели, кто из нас может выжить дольше. В числе 99 других геймеров мы редко могли продержаться дольше нескольких минут за матч.

После нескольких дней в одиночном режиме мы перешли в режим парных сражений. Когда мы стали достаточно компетентными игроками, перед нами открылась возможность вступления в отряд. Еще до того, как я понял, что происходит, ее друзья взяли в команду. «Кто такой Cubic Racer?» — кричал какой-нибудь ребенок, видя на экране мой случайно подобранный никнейм. «Э-э-э, это мой папа», — отвечала дочь. Наступала пауза, а после ребенок говорил: «Ой. Круто».

Передо мной открылось окно в жизнь пятиклассников — там был их язык, их сплетни, их отношения, их личности.

Был надежный Эйдан, который всегда поддерживал нас, был властный Оуэн, требовавший лучшее оружие, чудаковатый Генри, который обожал мемы и «эмоции» у персонажей. Также я обнаружил, что иногда причастен к жизни их родителей. В голосовом чате улавливаются все звуки вокруг игрока. Я слышал бесконечные споры о времени для игры, стук посуды, мрачные разговоры взрослых о чем-то, что написали в New York Times. Один ребенок по выходным был словно в многолюдной комнате. Сначала я подумал, что у него гиперобщительные родители, но оказалось, что он играл в спортзале, пока те тренировались.

Временами я чувствовал себя биологом в полевых условиях, делающим заметки в своем блокноте. Конечно, есть что-то нелепое в том, что папаша средних лет пытается стать своим в компании детей. Но я бы посоветовал вместо обычного наблюдения за игровой деятельностью своих детей присоединяться к ним.

Я внезапно осознал, что пока водил свою дочь на бесконечные уроки плавания и фортепиано, футбольные матчи и шахматные турниры, прошло много времени с тех пор, как я научился чему-то новому. Как и большинство родителей, я просто сидел в сторонке или на трибуне, погрузившись в свой телефон. Так что я поклялся овладеть новым навыком, как и моя дочь. Но мне не приходило в голову, что этим навыком может стать Fortnite.

И я не думал, что видеоигры могут быть хоть как-то полезными. Считается, что шахматы развивают терпение, способность принимать решения, планировать распределение ресурсов. Но все это есть и в Fortnite.

В начале битвы надо стратегически выбрать место приземления с парашютом, отобрать снаряжение, рассчитать, сколько урона выдержишь.

Несомненно, Fortnite может вызывать зависимость. Но то же самое бывает и с шахматами: Марсель Дюшан (французский и американский художник — прим.ред.) перестал заниматься искусством, чтобы играть в них. Лучшие игры всегда граничат с одержимостью.

Пока я играл с дочкой или просто готовил обед и слушал, как она играет, я был свидетелем того, как она разрабатывает с напарниками стратегию, ловко делегирует обязанности, продвигает собственное мнение. Иногда это больше походило не на игру, а на рабочую встречу. Fortnite — это не просто развитие управленческих навыков, это еще и полезный педагогический опыт. Иногда, играя в паре, Сильви уходила далеко от меня и из-за этого выбывала из матча. Я объяснял ей, что было бы лучше держаться вместе.

Через месяц после начала игры в Fortnite произошла эпидемия коронавируса. Для Сильви игра оказалась убежищем от пугающих событий — зловещих сирен скорой помощи за окном, тихих разговоров родителей о сокращающихся финансах и растущей смертности.

Постепенно я перестал играть с ее командой. Мы и так были вместе круглые сутки, ей необходимо было провести время отдельно с друзьями. Но иногда я присоединялся к игре, и слышал вопрос: «Кто такой Cubic Racer?». «Это папа Сильви», — отвечали товарищи по команде. «Подождите, папа Сильви играет?!».

Да, он играет. Он не великолепен, но довольно полезен команде. Он только просит не использовать его как предлог, чтобы уговорить родителей поиграть подольше.

Материалы по теме
Интересное
Развитие
Объясняет Юлия Марышева, руководительница программ Мемориальной синагоги Российского еврейского конгресса
Развлечения
Для тех, кому наскучила диснеевская анимация
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.