«Дети не должны и не могут сами с этим справиться». Эксперты рассказали, как помочь детям справиться с травлей

«Дети не должны и не могут сами с этим справиться». Эксперты рассказали, как помочь детям справиться с травлей - слайд

© Коллаж Кристины Савельевой

Проблема, о которой все еще принято молчать

По статистике, каждый второй подросток сталкивается с агрессией в российских школах. Мы не знаем, сколько из этих случаев приходится на этническую травлю, но в свете последних событий, когда стало ясно, что с возрастом травля по национальному признаку никуда не уходит, мы решили разобраться в проблеме.

Фото: Слава Замыслов (АСИ)

В этом нам помогла Анна Тер-Саакова, экспертка программы «Одинаково разные», и благотворительный фонд «Шалаш», который работает с трудностями поведения.

О том, как дискриминация проникает повсюду

Дискриминация происходит фоново и пронизывает образование на системном уровне. Дети к ней настолько привыкли, что уже даже не обращают внимания и могут не понимать, что с сталкиваются с травлей.

Есть структурная ксенофобия, которая распространена во всех сферах и в том числе в образовании. Она очень сильно отличается от региона к региону и даже от школы к школе.

Происходит это вот почему. В перечне документов, которые необходимы для поступления в школу, нет справки о регистрации, тем не менее ее очень часто требуют, неверно трактуя указ №32 Министерства просвещения. Указ изначально был сформулирован довольно нечетко, и это сильно ограничивает доступ к образованию для детей из семей мигрантов.

На уровне администрации школы дети-мигранты часто выделяются как сложная социальная группа, поэтому что учителям приходится адаптировать учебный процесс под нужды детей, у которых русский язык — не родной. Также многие школы отказывают семьям мигрантов со ссылкой на переполненность.

Как правило, в этих школах высокий балл ЕГЭ, исследователи отмечают, что они действительно заполняются раньше других. Таким образом, в других школах происходит недобор, и они берут всех «остальных». Из-за этого происходит сегрегация и в некоторых школах оказываются сконцентрированы дети-инофоны (то есть дети, которые владеют русским языком как иностранным). Часто там также есть специализированные классы для детей-инвалидов. Получается, что нагрузка на учителей, которые должны обеспечить адаптацию детей, в таких школах в несколько раз выше.

О реакции учителей на травлю

Все учителя очень боятся фразы «межнациональный конфликт», но на самом деле это очень бюрократизированная фраза, которая к реальности имеет мало отношения.

/

На разговор про травлю в классе учителя часто реагируют с некоторым нападением, потому что им страшно показать, что у них что-то может быть не хорошо. Это происходит из-за глубокой иерархичности всей системы образования.

Учителя нуждаются во внимании и заботе, а также отдельных программах, которые помогли бы им справляться с конфликтами детей в классе. А пока этого нет, они испытывают тревогу от непонимания ситуации, и в каких-то случаях это приводит к появлению агрессии. Им важно, чтобы кто-то их поддерживал и спрашивал об их нуждах и беспокойствах. В таком случае у них есть план действий, и они перестают реагировать агрессивно.

У нас есть только одна рекомендация: если учитель узнал про травлю в классе, в котором участвуют дети-инофоны или присутствуют замечания про происхождение ребенка, не нужно сразу этнитизировать конфликт. Важно следовать обычной логике решения конфликтов в классе, то есть пообщаться с обеими сторонами конфликта и их родителями.

О том, почему вообще возникает травля

Наше мнение, которое сложилось из нашего же опыта, таково: не надо этнизировать все детские конфликты.

/

Дети не ссорятся только из-за этничности.

Особенно в начальной школе, детям интересно узнать что-то новое вне зависимости от того, какой у их одноклассников родной язык и откуда они приехали.

В подростковом возрасте могут начаться свои конфликты и своя травля, которые будут вызваны дисбалансом власти, а травля по национальному признаку будет всего лишь одним из проявлений школьной среды. На появление травли по национальному признаку также может повлиять обстановка дома, если ребенок там регулярно слышит оскорбления в адрес той или иной национальной группы.

Мы уверены, что это точно не массовое явление, в котором каждый раз, когда фамилия и внешность ребенка отличается от большинства детей, происходит травля.

Есть частные конфликты: например, они могут возникнуть в случае общения детей армянского и азербайджанского происхождения (или узбекского и таджикского), но это отдельные случаи, которые среди детей встречаются редко.

Вот пример — девушка, которая приехала в Россию в шестом классе, рассказывает, что ее сложности в адаптации были вызваны не этничностью, а особенностями воспитания:

/

Национальность не имеет значения. Я не была такая как они, но это не из-за национальности. У меня было другое воспитание, они могли гулять допоздна, они могли гулять с мальчиками, но у меня было другое воспитание. Я сначала должна уважать мнение своих родителей, потом уже думать о себе.

Что говорят исследования

Для изучения уровня ксенофобии исследователи из Санкт-Петербурга смотрели на активность детей в социальных сетях и спрашивали, с кем из класса дети общаются лучше и хуже всего. Анализ ответов показал, что круг общения русских и иноэтничных детей ничем не отличается.

/

Очевидно, и популярность, и отверженность определяются другими факторами.

Об этом же постоянно говорили учителя во время интервью, которые проводили эксперты. То же исследование показало, что дети из этнических меньшинств часто дружат между собой, например, азербайджанцы могут дружить и с армянами, и с киргизами — в зависимости от того, какие национальности представлены в классе.

В другом исследовании авторы выяснили, что принадлежность к этническому большинству никак не влияет на популярность подростка, то есть не увеличивает и не снижает ее. Самым значимым фактором оказалась успеваемость.

/

Чем лучше подросток учится, тем меньше он подвергается социальному исключению.

Ранние исследования подтверждают этот вывод — успешные в обучении ученики часто более коммуникабельны и доброжелательны. Также на социальное исключение влияет количество людей в кругу общения. Проще говоря, чем больше в твоем окружении сверстников, тем выше шанс столкнуться с травлей.


Фото: Слава Замыслов (АСИ)

О том, что значат все эти исследования на практике, и какие у родителей и учителей есть средства, чтобы бороться с этнической травлей, мы спросили у исследовательницы благотворительного фонда «Шалаш» Маши Терк.

Получается, что результаты последних исследований говорят о том, что травля — это такое большое составное явление, и этнический признак лишь его часть, причем далеко не главная?

Все верно, травля действительно большое и составное понятие и травля по этническому признаку — лишь ее часть со своими особенностям. Мы бы не пользовались понятиями главная или не главная, потому что мы не собирали статистику по распространению, но можем предположить, что она не самая распространенная.

Где ребенок, который подвергается травле, может искать помощи и поддержки? Есть ли какой-то алгоритм действий?

Мы считаем, что ситуация травли — это очень серьезная проблема, решать которую должны взрослые. Дети не должны и не могут сами с этим справиться, поэтому первый же пункт — это рассказать все взрослому и попросить помощи взрослого, которому ребенок доверяет. Для взрослых у нас есть несколько инструкций в нашем аккаунте в Инстаграме.

При этом травля — это тоже проявление трудного поведения, поэтому, возможно, детям и взрослым будет полезна вот эта инструкция.

Если ребенку нужна психологическая поддержка, обычно мы советуем наших коллег из центра «Перекресток» — у них большой опыт в работе с последствиями травли.

Существуют ли на сегодняшний день программы сенсибилизации воспитателей и учителей к этой теме? Если таких программ пока нет, как бы они могли выглядеть?

Насколько нам известно, нет курсов, которые непосредственно работают с этнической травлей, но такие отдельные курсы и не нужны, на наш взгляд (потому что это, опять же, часть большой проблемы). Есть наш курс по работе с трудным поведением в классе, который мы сделали для проекта Я Учитель, он бесплатный, но для доступа надо завести аккаунт в Яндексе.

В курсе есть урок, посвященный тому, как справляться с ситуацией травли в классе. В целом, наша цель — чтобы таким инструментам по работе с трудным поведением обучали всех без исключения студентов в пединститутах. Мы уверены, что это очень серьезно повлияет на распространенность проблемы и последствия проявлений трудного поведения.

Мультфильм «Травле — нет» — совместная работа фондов «Журавлик» и «Галчонок».

Есть еще проект «Травли.нет». Еще один отличный проект — «Одинаково разные», он хоть напрямую не связан с травлей, но помогает детям разного этнического происхождения социально адаптироваться, в том числе выучить русский язык, что тоже снижает риски столкнуться с травлей.

Какие детские фильмы, мультики и книги вы бы могли посоветовать для семей, в которых родители хотели бы начать разговор с детьми о расизме и дискриминации по национальному признаку?

Мы бы посоветовали книгу «Битвы по средам» Гэри Шмидта, она рассказывает о жизни подростка на протяжении одного учебного года, когда с ним случается и первая любовь, и конфликты с другими детьми.

Многое об отношениях с людьми, которые чем-то отличаются от нас, могут рассказать мультфильмы «Лило и Стич», «Зверополис», «Балто», серия «Заморские гости» из мультфильма «Три Кота», фильм «Кролик Джоджо».

.

.

Материалы по теме
Интересное
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.