Как важно быть тетей Галей: письмо главреда

Как важно быть тетей Галей: письмо главреда  - слайд

© Коллаж Анастасии Березиной

Воскресная история Лены Аверьяновой

В прошлый раз я рассказывала, что мы в Chips Journal решили устроить и провести летнюю стажировку для подростков — сейчас набор кандидатов уже завершен, но рефлексией хочется поделиться.

Пока я собирала письма от потенциальных участников стажировки, мы в редакции обсуждали, как вообще подростки нашли это объявление и почему некоторые из них смогли подать заявки сами, а за других это попытались сделать родители. Показалось, будто вот те, вторые, не так мотивированы, как первые.


Но потом я стала вспоминать, как складывался мой путь в мире медиа — и поняла, что он не был бы возможен без активного участия и помощи взрослых. И это были даже не мои родители.


Мне было 13 лет, мы с папой и его девушкой, которую я тогда видела пару раз в жизни, ехали в кафе. И она, видимо, чтобы как-то со мной сблизиться, спросила: «Ты кем хочешь стать, когда вырастешь?». Скорее всего, я ответила, что не знаю, потому что второй вопрос, который она мне задала, звучал так: «А что тебе нравится?». И я ответила, что мне нравится хоккей, — но играть я в него не планировала.

И тогда она сказала: «Необязательно в него играть. Ты можешь о нем писать. Если решишь стать журналисткой». Это был переломный момент. Мне всегда нравились истории — пока я не умела писать, я их рисовала, а потом стала сочинять для своей подруги роман про юношу, в которого она тогда была влюблена.


Я изображала ведущую новостей, а потом записывала для своих друзей «радиопередачи» на кассету — этакий протоподкаст. Я делала домашнюю газету, в которую вклеивала самые безумные вырезки из журналов и сопровождала их рукописным текстом.


Я поняла, что мне действительно нравится все, что связано с производством медиаконтента. И я начала серьезно работать в этом направлении. Для начала я завела себе толстую тетрадь, куда бесконечно писала «статьи» — какие-то заметки обо всем, что меня интересовало — от музыки до того самого хоккея.

Тогда же я начала много читать — причем не книги и не газеты, а прогрессивные и даже местами странные журналы: «Птюч», «Ровесник», «Ом», Play, иногда Playboy, если удавалось. И выписывала оттуда всякие интересные факты и даже целые выразительные приемы — чтобы вворачивать их в своих «текстах».

Потом подруга моей мамы рассказала, что ее муж, который, кажется, работал в таксопарке, то ли подвозил, то ли чинил машину главреду местной газеты. И пока он это делал, рассказал ему про меня (вот это коммуникации!), а тот дал телефон выпускающего редактора, которому можно было позвонить и попросить редзадание для меня. Но я так стеснялась (будущая журналистка, ага), что в итоге так и не позвонила.

И тогда эта самая подруга взяла меня за руку и повела в редакцию, где спросила, куда можно пойти, чтобы 13-летнему ребенку дали какое-нибудь поручение. Меня познакомили с редактором, который велел мне написать материал на какую-то совершенно скучную тему, связанную с ремонтом городских объектов. Уверена, это было сделано, чтобы я ничего в итоге не написала.

Но я написала. И даже принесла свой текст в редакцию. Мы его распечатали и начали править — из десяти абзацев, которые я написала, без правок осталась только одна строчка — моя подпись. Да, это меня расстроило, но вовсе не отвратило от продолжения работы. И как я благодарна коллективу газеты, — которая вообще-то была адресована скучным взрослым людям, — за то, что они не спугнули меня, не высмеяли меня, не сломали мою нарождающуюся любовь к работе в СМИ. Я потом написала еще несколько материалов, а осенью, когда начался новый учебный год, к нам в школу пришли три дяденьки — из той самой газеты, и сказали, что намерены открыть издание для и про детей — наши интересы, проблемы, чаяния.

Они сделали рейд по школам города и собрали тех, кто хотел писать, фотографировать, рисовать — в общем, делать настоящую газету. И мы ее сделали. Если вы росли во Владимире, вы помните ее (а может, мы там вместе успели поработать), она называлась «Детвора», и это было лучшее, что можно было придумать для детей, которые хотели пробовать себя в чем-то им по-настоящему интересном.

Галина Бабенко, которую мы называли просто тетей Галей, сначала была наборщицей наших текстов — большинство из нас приносили в редакцию рукописи.


Господи, сколько в этом было настоящего, всамделишного, когда я говорила дома: «Я в редакцию!» и укатывала на другой конец города, в маленькое здание прямо напротив уже фигурировавшего здесь таксопарка, где мы проводили летучки, гоняли чаи и чувствовали себя взрослыми, нужными, причастными.


Тетя Галя доросла до руководительницы и сделала огромный вклад в то, кем я являюсь сейчас. Я уже 17 лет не живу в родном городе, но тетю Галю люблю, помню и уважаю. За то, что она стала для меня тем взрослым человеком, который помог мне в моем становлении, в поисках себя и профессии.

Поэтому я подумала и поняла, как на самом деле важна роль взрослых в мотивации подростков. Как важна им наша поддержка, наше доверие и принятие. И я поняла, что я тоже хочу попробовать быть тем взрослым, который поможет и поддержит детей, готовых пробовать себя в медиа.

Я благодарна всем — и самим подросткам, и родителям, которые откликнулись на новость о стажировке. Первым — за смелость и стремления. Вторым — за то, что так любите и видите столько хорошего в ваших 14-летках. Вы очень классные. Продолжайте!

Всех обнимаю!

Главред CJ

Лена Аверьянова

Еще почитать по теме:

«Я не думала, что растить подростков — это так весело»: колонка матери двоих детей

Что делать, если у подростка нет друзей? Инструкция для родителей

Вы ничего не понимаете: подростки опровергли мифы о самих себе

Подписывайтесь

на наш Telegram

Материалы по теме
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.