«Отсутствие воспитания помогает говорить. Наличие — слушать»: лучшие монологи Михаила Жванецкого о детстве и образовании

«Отсутствие воспитания помогает говорить. Наличие — слушать»: лучшие монологи Михаила Жванецкого о детстве и образовании - слайд

© Коллаж Chips Journal

Подборка памяти сатирика

6 ноября 2020 года ушел из жизни Михаил Жванецкий – известный сатирик и, наверное, последний представитель великой одесской литературной традиции. «Нормально, Григорий! Отлично, Константин!», «Раки по три рубля», «Собрание на ликероводочном заводе» — тексты Жванецкого навсегда останутся в истории нашей словесности. В память о МихМихе собрали четыре его легендарных монолога о воспитании, детстве и школе.

Воспитание

Вкус с детства.

Музыка с детства.

Язык с детства.

Литература с детства.

Потом времени не будет.

В нас воспитали с детства нежность, правдивость.

И мы, выйдя из школы, получили жизнь в лицо.

Но не изменились.

Потому что воспитание – сила непреодолимая.

Мы знали, что ничего нет ужасней, чем ответить на подлость подлостью.

Мы знали, что, если на крик отвечаешь криком, доказать ничего не можешь.

Мы чувствовали стеснение (какое хорошее слово), когда видели обнаженного человека.

Даже женщину.

Даже красивую.

Мы чувствовали стеснение, когда видели ругательство на заборе. Хотя мы уже понимали, что забор существует для написания таких слов.

А где же еще их писать, не в книгах же.

Мы боролись с заборами и из-за этого тоже.

И из-за воспитания мы стеснялись предавать и доносить.

Кто-то все равно доносил.

Но мы не доносили.

Кто-то шел работать в КГБ.

Кто-то был надзирателем.

Кто-то был парторгом.

А кто-то учился в высшей партшколе.

Мы трусили отчаянно, но не шли туда.

И не подписывали писем ни с осуждением, ни с одобрением.

Может быть, если бы били...

Но пока не били, мы не подписывали.

И никакой тут смелости не было.

Тут было воспитание.

И вообще, мне кажется, что мужество – это не та смелость, которая есть и у бандита, это что-то, связанное с другими людьми.

Я люблю краснеющих в дебатах.

Попал впросак и покраснел.

Не ополчился на всех.

Не закричал: «А вот это!» – переводя разговор на другое.

А покраснел за то, за сказанное.

Довел до конца тему, а не вывел всех из себя.

Испытал стыд.

Он понял.

Отсутствие воспитания помогает говорить.

Наличие – слушать.

Воспитание отсеивает невысказанное.

А значит, освобождает массу времени от пустой болтовни и пустых просмотров.

А их отсутствие создает вкус, делает человека умней, молчаливей и приятней.

Чем больше вы находите лишнего, тем лучше.

Необходимое – для каждого свое.

Письмо сыну

Когда у тебя будет сын, постарайся быть осторожным. Боюсь, что ты не сможешь, но они всегда другие. Я и ты, ты и он. Ты не сумеешь им руководить. Первый человек, который от тебя полностью зависит, а ты не сумеешь им руководить. В этом, наверное, заложено разнообразие людей.

Вкладываешь в него жизнь и с удивлением видишь, что у него своя. Вкалывал человек, вкалывал, а тот вырос и не хочет жить под мышкой. Ужас! Просит денег на то, что мне не нравится, тратит здоровье на то, что ему вредно. Разве я не прав? Разве он не прав? Все вырастают, отходят и оставляют самых преданных на перроне. Остается прижать к окну вагона свое расплющенное лицо: «Ну, звони хотя бы, сынок…»

Когда у тебя будет сын, постарайся быть осторожным. Боюсь, что ты не сможешь, но они всегда другие. Я и ты, ты и он. Ты не сумеешь им руководить. Первый человек, который от тебя полностью зависит, а ты не сумеешь им руководить. В этом, наверное заложено разнообразие людей. С этим невозможно жить. Хочется наказать, заставить. Заставить можно, но лучше, если он, как ты у меня, найдет свою дорогу. Но основные знания: грамматику, математику, поведение среди людей, он обязан суметь сформулировать. Во-первых, чего он хочет от них, и что он может дать им взамен. Просто, чтобы либо потребовать, либо подчиниться.

Образование помогает терпеть унижения. Образование помогает переносить пытки. Образование вызывает уважение в тюрьме. Образование — это значит жить. Я не знаю, как это у них получается, но образованный человек живет намного дольше и лучше. Я не сказал бы богаче (кстати «богаче» пишется без «т», а в слове «лучше» после «у» идет «ч»). То есть, с удовольствием образованный живет. Богатый созерцает, что он получает, а образованный сравнивает то, что видит, с чем-то внутри себя и не нуждается в лишнем. Ему легче проникнуть и понять другого. Образованный понимает темного человека, темный не понимает образованного, сынок. Темный ни разу в жизни не скажет слово «опровержение», или «трепетный», или «волнующий». Он даже не скажет простую фразу: «Я с трудом пережил Ваш отъезд, девушка». Он, сынок, не оставит женщине воспоминаний. Запоминаются не поцелуи, сынок. Запоминаются слова. У темного человека неинтересное молчание. Образование–это не память (хотя это и память), это не цитирование прочитанного, это формулирование своего на базе прочитанного. Даже неточное цитирование–уже кое-что свое, но под другой фамилией.

В суматохе, сынок, нельзя терять мысль. Мыслей не так много. Шуток миллионы, мыслей — сотни, идей — десятки, законов, по которым ходят люди — единицы. Их знают все, все знают одну идею темного человека. От него ждут хотя бы небольшого самообразования, хотя бы впечатления от прочитанного, только не от кино. Кино не рождает в зрителе мысль. Книга же научит смыслу, силе воли, когда полистаешь кого-нибудь, или прочитаешь кого-нибудь. Пусть твой сын будет образованным. И диплом тут ни при чем (кстати, он должен знать, что во фразе «ни при чем» все слова пишутся отдельно). Все, мама оставила нам обед на кухне, подогрей себе. Я вернусь поздно. Много вызовов и мало лифтов.

Пожми мне руку, я пошел.

Кстати, образованный счастлив в старости.

Второе внезапное обращение к детям

Дети! (Не дети мои.)

Дети!

Ирония спасет вас.

Вас спасет юмор.

Вы уже не те, что мы.

Сегодня меня спросил маленький мальчик восемнадцати лет:

- Михаил Михайлович, как вы думаете, что-нибудь изменится в нашей стране? Мое поколение совершенно безразлично, я единственный, кто задает себе этот вопрос.

- Значит, что-то изменилось.

Дети!

Вы все видите.

Мы не можем воспитать вас.

Нам нечего передать вам, кроме торговых связей.

Кроме приписок, подлогов, краткого содержания частного определения, анализов, рентгенов, обваливающихся потолков, стонущего пола, зависти, плохих воспоминаний, незнания предметов, обычаев, нации.

Бросьте нас.

Не пригодится вам ничего из того.

Начните с самого начала.

Из нас вам не подойдет ничего.

Соберите что-нибудь из арифметики, грамматики и плывите к людям.

Из техники - не сообщим вам.

Из медицины - не сообщим вам.

Из истории - наврем вам.

Из физики - не сообщим.

Из биологии...

Все труднее нам выглядеть людьми - это уже стоит чудовищных усилий и удается единицам.

Извините нам ваше рождение - слепое, как у кошки.

Не ахайте от чужой техники, не восхищайтесь, начните сначала, разберитесь сами и не спрашивайте.

Ответов наших не слушайте.

Советов наших не слушайте.

Леченье наше, ученье наше не принимайте.

Пожалейте нас и уходите.

Что бы мы ни говорили, мысленно мы с вами.

Мы давно носим вашу одежду.

Поем ваши песни....

Крадем ваши слова.

Мы жалкие, и не жалейте нас.

Будильники наши.

Кошелки наши.

Идеи наши.

Культура наша.

Не жалейте нас, а пожалейте и уходите.

С вами наша зависть.

С нами ваше прошлое.

Первое сентября

Первое сентября, первый день первого учебного года. Во дворе одной из школ нестройными рядами стоят выпускники детского сада, нынешние первоклассники.

Директор школы:

— Дорогие товарищи дети. Сегодня первое сентября. Вы вступаете в первый класс. Вам всем всем по семь всем семь по семь, по восемь, по семь лет. Разрешите мне в этот знаменательный день, знаменательный час, знаменательный год от имени педа- и вспомасостава приветствовать вас, а в вашем лице — ваших родителей, от лица преподавателей, моего лица, лиц наших сотрудников новое поколение, вступающее в стены школы нашей средней вашей жизни всей отныне. Дорогие товарищи дети! Вам всем по семь, по семь, по восемь лет, и вы поймете, с каким волнением мы планировали подготовку, организацию учебного процесса, переработку первоисточников классиков для легкой усвояемости вашими молодыми организмами сил… Что с мальчиком? Успокойте ребенка, я разговариваю! Дорогие товарищи дети! Ваш неустанный упорный труд только тогда снискает то, что он должен снискивать… снискнуть… снискнет… «снискать» — кого, чего? снискнуть. Если вы с полной отдачей и беззаветной работоспособностью, так характерных… ным… ных… ным… ныхной… ных… ным… «ных» — с кем, с чем? С ныхной… нашей интеллигенции… Успокойте ребенка, я разговариваю! Дорогие товарищи дети, разрешите предоставить слово нашим шефам по комплексно-техническо-производственному обучению — заводу имени Нептуну, от имени которого главного инженера выступит начальник старшего техотдела. У нас в гостях Костоглазов, встретьте, дети, его сейчас вниманием, здрасте!

Костоглазов:

— Дорогие товарищи маленькие дети! Разрешите мне от имени заводоуправления, отдела главного технолога, технического отдела, лаборатории, вычислительного центра, завкома, месткома, комитета комсомола, а в вашем лице — всему поколению, вступающему в нашу жизнь, маленький привет! Перед лицом новых достижений и от имени коллектива — с Новым Годом вас!

Директор:

— Учебным, учебным!

Костоглазов:

— Дорогие товарищи маленькие дети!

Директор:

— Стойте спокойно!

Костоглазов:

— Коллектив нашего Нептуна завода просил передать вам, что он, в свою очередь, решил взять на себя…

Дитректор:

— Сейчас тебя выведут!

Костоглазов:

— … дополнительные обязательства…

Директор:

— Слушай дядю!

Костоглазов:

— … наш техотдел, в частности, решил довести до промышленной серии опытный образец агломератно-дробильного агрегата НКЗ-18-бис с педалью, доведя его производительность до 18-ти тонн горячего агломерата быстрого схватывания в час… Тише, дети, это интересно!

Директор:

— С мамой придешь!

Костоглазов:

— При затрате электроэнергии…

Директор:

— Я тебе дам «нет мамы»! Самородок!

Костоглазов:

— … 18 киловатт на расчетную единицу веса, на расчетную, повторяю, единицу веса, которую мы принимаем равной 1 килограмм на единицу мощности, что, в общем, соответствует техусловиям ТУ 54/49 от 25.05.59 года СНХ ДПУ от 18 января при себестоимости 16 копеек за тонну! Что, это много?

Директор:

— Это даром, дети!

Костоглазов:

— … что уже на 0,5 процента ниже взятых нами за прошлый год, когда мы еще грели пересыщенным паром, дети!

Директор:

— Нет, выйти нельзя! Терпи! Я же терплю!

Костоглазов:

— Интересное письмо написал кладовщик нашего завода. Он просил передать вам, маленьким мальчикам и девочкам, он просил передать вам, маленьким мальчикам и девочкам, повторяю, что обязуется сэкономить горюче-смазочных, обтирочных, шпалопропиточных, сталепрокатных и ликеро-водочных материалов, сэкономить, дети, сэкономить на сумму 8 850 фунтов стерлингов. Фунты стерлингов — это такие плохие рубли, дети! Мы обязуемся также как, так же как, как же так, как же так же? Что-что? Уписался самый маленький?

Директор:

— Теперь выйдите!

Костоглазов:

— Ну все, меняйте им штанишки, вытирайте носики, перерыв!

Материалы по теме
Интересное
Развитие
Объясняет Юлия Марышева, руководительница программ Мемориальной синагоги Российского еврейского конгресса
Развлечения
Для тех, кому наскучила диснеевская анимация
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.