партнерский материал

«Мы тихо шепотом и по привычке зовем ее нашей Цыпой»: как и зачем мы даем детям прозвища

«Мы тихо шепотом и по привычке зовем ее нашей Цыпой»: как и зачем мы даем детям прозвища  - слайд

© Коллаж Кристины Савельевой

Искренние истории от нашей редакции и читателей

Когда кто-то из родителей на детской площадке кричит: «Зайчик, пошли домой» — оборачиваются почти все. Потому что дети привыкли, что наравне с именами у них есть еще пара-тройка ласковых прозвищ. У кого-то «котик», «лапочка» и «сокровище» появляются еще до рождения, а потом становятся названием контакта в телефоне, когда ребенку уже далеко за 20. А у кого-то ребенок периодически выпускает иголки и становится Ежонком. Вместе с Kinder Сюрприз мы поговорили с родителями и психологом, чтобы выяснить, как появляются прозвища, и зачем они нужны ребенку.

 Лена Аверьянова, главный редактор НЭН и Chips Journal, мама Амелии (шесть лет)

Я — амбассадор домашних детских прозвищ, у моего ребенка их штук пятнадцать, не меньше, и все из них (ладно, почти все) придумала я сама.

Началось все, — вот этот бесконечный процесс придумывания милых кличек дочери — еще когда я была на самых ранних сроках беременности. Мы с мужем невольно подслушали диалог между мамой и дочкой, которая рассматривала носки в магазине одежды. Она была так рада картинке на понравившиеся ей паре, — там был птенец совы — что, не скрывая эмоций, воскликнула: «Мама, посмотри, какие красивые, с совеночком!». Я первый раз услышала такое слово — уменьшительно-ласкательную форму к слову «совенок», которое само по себе уже ласковое. Это была квинтэссенция милоты. Мы решили, что у нас совершенно точно будет совеночек. Точнее даже — Совеночек. Это была судьба.

Наша дочь родилась и получила имя — мы назвали ее Амелией, в честь Амелии Эрхарт, первой женщины-летчицы, преодолевшей Атлантический океан. Говорят, в детстве она была очень активным, живым и хулиганистым ребенком. Это нам подходило — дочь продемонстрировала бойкий темперамент еще в утробе.

И конечно, мы не отказались от Совеночка, мы начали называть ее так сразу же после рождения. Потом оказалось, что слово слишком длинное — и довольно скоро прозвище сократилось до Совы. В этом году Амелии будет семь лет — и она все еще Сова, это прозвище прижилось, служит нам верой и правдой и часто вводит людей в заблуждение — некоторые полагают, что ее на самом деле так зовут. Я иногда даже шучу, когда спрашивают, как вы, мол, называете Амелия сокращенно, — отвечаю, что сокращенно — Сова.

Но Сова, как я уже сказала, не единственное, хоть и основное прозвище Амелии. Где-то месяцев в семь она стала морщить нос — очень смешно, и наблюдая за ней, я придумала ей новую кличку — Махрюта. Потому что именно на Махрюту она была похожа, когда осваивала мимику. У Махрюты есть несколько вариаций — Махутка, Хутка, Хрютка и Скрютта. Последнюю мы позаимствовали из сказки Туве Янссон «Кто утешит Кнютта» — Скрюттой звали подругу главного героя, пугливое и взъерошенное существо.

Еще два ходовых прозвища, которыми мы пользуемся, обращаясь к дочери: Мышонок Шонок (это она придумала сама) и Перс (сокращение от «персика»). Перс иногда сливается с Махрютой — и получается Персюта, милейший гибрид.

И, конечно, всякие ситуативные клички появляются чуть ли не ежедневно — всегда найдется какой-то повод превратить Шонка в Пшонка, а Перса в Паперса. Мы постоянно вносим эволюционные изменения в обращения к ребенку, и она сама подхватывает эту игру — недавно, например, переиначила Махрюту в Макуту, а потом мы сочинили на этой основе прозвища всем членам семьи: Макутой стала я (потому что МАма), Пакутой — муж (потому что ПАпа), Докутой — дочь (тут понятно, да?), а Пикутой — наш пес, то есть ПИтомец.

Такие упражнения с прозвищами происходят в нашей семьей регулярно. И я убеждена, что это часть нашей домашней культуры, которая закладывает в нашего ребенка ощущение безопасности в своем круге, рядом с близкими, значимыми взрослыми. В каждом из ее прозвищ — огромное количество любви и теплых чувств к ней, послание о том, что для нас она может быть разной, любой, но одинаково любимой. Мы принимаем все ее ипостаси — даже Махрюту Брют, сердитую, недовольную или обиженную.

Мне кажется, домашние прозвища создают какую-то незримую и уютную связь с ребенком, которую чувствуете только вы, и это дорогого стоит.

 Алексей Беленев, сотрудник таможенной академии, папа Виктории (семь лет)

Еще в роддоме жене подсказали первое прозвище, когда медсестра принесла Вику и сказала: «Вот и ваша Снегурочка». А она и правда была похожа: белое личико, светлые брови, ресницы и волосы… Все в точку. Была она Снегурочкой лет до четырех, пока не учудила и не заработала себе новое прозвище.

Мы ездили в гости к друзьям. Взрослые заканчивали резать салаты и накрывать на стол, а дети (Вика и сын наших друзей — Марк) в это время играли в соседней комнате. Потом стало подозрительно тихо, я зашел к ним и увидел только Марка, говорю ему: «Где Викуша?», а он машет рукой в сторону окна (оно было открыто из-за жары). Выбежал на улицу — вижу, несется вперед (благо дом на частной территории, и машины там не ездят). Еле догнал ее и спрашиваю: «Зачем ты убежала?». А она такая радостная, смехом заливается: «Да я увидела, как лучик солнца в комнату быстро заглянул, а потом резко выскользнул. Решила, что я тоже лучик и побежала за ним». То, что убегать нельзя — мы еще раз проговорили, а вот новое прозвище Лучик она себе сама создала, так что мы ее до сих пор так и называем.

 Ира Зезюлина, колумнистка НЭН, мама Ренаты (четыре года)

Нашу дочь мы решили назвать Ренатой — именем, которое не нужно сокращать (мы так надеялись, но бабушки с дедушками у нас не промах, поэтому сокращения все равно присутствуют). Я жутко не люблю коверкать имена и никогда не понимала, зачем придумывать уменьшительно-ласкательные формы, когда есть куча других слов.

Так у нас и получилось. Маленькая Рената была похожа на цыпленка: желтенькие, пушистые волосики и тоненький голосок, поэтому мы с мужем стали называть ее Цыпой (Цыпулей, Цыпленком). У нас даже есть традиция: на каждый день ее рождения муж дарит мне букет с маленьким деревянным цыпленочком.

Самое интересное, что Цыпой мы называли ее только между собой, а к ней обращались по имени. Сейчас ей почти пять, и она просит называть ее либо Ренатой, либо рыбкой. Кажется, традиция с цыпленком трещит по швам. Но когда она засыпает и не слышит, мы тихо шепотом и по привычке зовем ее нашей Цыпой.

Бренд Kinder Сюрприз уже много лет помогает родителям проявить свою заботу и любовь к детям. Милые обращения формируют доверительные отношения между родителями и детьми, именно поэтому Kinder Сюрприз выпустил уникальную коллекцию упаковок с милыми прозвищами. Впервые в истории бренда на месте «Сюрприза» появились другие слова: Герой, Динозаврик, Ангел — они подарят ребенку новые чувства и эмоции — продукцию из этой лимитированной серии уже можно купить в магазинах, а познакомиться с полной коллекцией прозвищ можно на сайте.

Внутри Kinder Сюрприз серии Прозвища – более 60 ярких игрушек, которые будут помогать вашему малышу развивать различные навыки: логику, креативность, мелкую моторику, внимательность, координацию. Все игрушки можно отсканировать и «оживить» в приложении Applaydu.

 Марина Медведева, товаровед, мама Лены (15 лет)

Мы с мужем очень ждали дочку, поэтому вечерами даже пытались представить, какой она родится. Так и возникали разные милые прозвища еще до ее появления. Родилась Лена в середине ноября: ее принесли с красными волосами и насупленным лицом. «Ну настоящий ежик» — подумала я (хотя такой вариант изначально мы не рассматривали). Оказалось, ассоциация совпала с характером: была она такая маленькая, нежная, даже посапывала ночью, как ежонок, но и колючки могла выпустить при случае.

А когда Лена только училась говорить, придумала (невольно, конечно) себе новое прозвище. На вопрос «Как тебя зовут?» всегда серьезно отвечала: «Ёя», что в переводе, вероятно, означало Лёля, потому что все взрослые ее так называли. Правда потом она начала смущаться, что в кругу друзей ее зовут так по-домашнему — появилась Лёлишна. Это как красавишна, боярышня, королевишна … что-то вроде перехода в новый статус. Да и сейчас она остается для всех нас Лёлишной, правда иногда и иголки от прошлого ежика вылезают, когда она начинает злится.

 Марат Гайнуллин, госслужащий, папа Дениса (12 лет) и Дианы (8 лет)

Я не привык использовать уменьшительно-ласкательные слова, такие как «солнышко», «зайчонок» в силу должности. Думал, что с ребенком тоже так будет: есть имя Денис, Ден, максимум — Диня. Но продержался я недолго, до начала прикорма. Когда мы ему давали всякие тертые яблоки, пюре и прочее — реакция у него была сдержанная. Предложили — съел. Пока однажды в его рот не попало пюре из кабачка: глаза следили за каждой ложкой, а рот открывался каждую секунду (может, и не закрывался вовсе). На мою попытку попробовать этот деликатес сын тут же надувал нижнюю губу и был готов заплакать. «Ну как птенец» — произнес я… «Птенчик» — нежно поправила жена. Так Денис и стал у нас Птенчиком на долгое время.

У Дианы прозвище тоже появилось не сразу, в года два. Мы ее пытались несколько раз оставить с бабушкой на ночь, чтобы сходить на день рождения к друзьям. И все эти попытки были безуспешными: липла к маме, будто кнопкой закрепили. Даже помню момент, когда теща сказала: «Кнопочка, ну давай мы с тобой поиграем, устроим чаепитие куклам». Так она и стала нашей Кнопкой, даже в телефоне так записана у всей семьи.

Психолог-педагог Дарья Дугенцова

Дарья Дугенцова

Чаще всего родители называют ласково ребенка, если в их детстве к ним обращались подобным образом. Существует несколько вариантов ласковых обращений, которые используют родители:

1. «Сынок / доченька» — чаще это бессознательное желание подчеркнуть детско-родительские отношения. Такие родители очень близки со своими детьми и ценят привязанность друг к другу.

2. Милое имя. Часто окружение ребенка любит трансформировать имя по-своему, например, Максим — Максюта, Маша — Масюня и так далее. В основном родители так подчеркивают уникальность своего ребенка.

3. Ласковые прозвища. «Кроха / Сокровище / Золотце» — выбор родителей, которым важно постоянно транслировать свою любовь, тепло и особенную эмоциональную связь.

Любой из перечисленных вариантов будет положительно влиять на психику ребенка (естественно, если прозвище ему нравится). А стереотипы о том, что такие слова могут испортить детско-родительские отношения, скорее всего, всплыли из-за разных кричащих заголовков в СМИ.

В исследовании Journal of Social and Personal Relationships, которое проводилось еще в 1993 году, было доказано, что ласковые слова положительно влияют на взаимоотношения, а также укрепляют эмоциональную связь между родителями и детьми. При этом важно обратить внимание на реакцию ребенка при употреблении того или иного прозвища. Упоминание их в обществе (в более сознательном возрасте ребенка) может выглядеть для детей как попытка подорвать их авторитет перед друзьями. Поэтому лучше, когда прозвища остаются домашней историей, которая укрепляет детско-родительские отношения и создает особый код общения.

Материалы по теме
Интересное
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.