Феминизм, ирония и толерантность: зачем подросткам читать Пратчетта

Феминизм, ирония и толерантность: зачем подросткам читать Пратчетта - слайд

© Коллаж Кристины Савельевой

С днем рождения, отец Плоского мира!

Помните знаменитую фразу Стивена Кинга:

Все эти ребята постоянно твердят: книга мертва, общество сползает в трясину, культура уничтожена, кругом идиоты, имбецилы, телевидение, поп-музыка, разложение, дегенерация и все такое. И тут вдруг появляется чертов Гарри Поттер — гребаная хрень на 734 страницы, которая расходится пятимиллионным тиражом за двенадцать часов.

Всегда вспоминаю ее, когда слышу мнение родителей о том, что сегодня дети не читают и вообще раньше молодежь была интеллектуальнее. Если вы хотите заинтересовать подростка чтением, возможно, вам стоит познакомить его с книгами Терри Пратчетта — Того-Кто-Был-До-Гарри-Поттера. И вот почему.

🤣 Пратчетт обожал иронию, подростки ее точно оценят

Тут должны быть шутки про то, что чувство юмора в крови у каждого британца, но оставим эти националистические шаблоны и просто признаем факт: в книгах Пратчетта тонко высмеиваются невежественность и мракобесие. То, с чем каждый день сталкиваются подростки, по мнению самих подростков.

Пратчетт еще в школе прочитал «Властелина колец» за одну ночь. Толкиен оказал большое влияние на появление «Плоского мира», цикла книг, сделавшего Пратчетта суперзвездой. Пратчетт даже написал письмо Толкиену и тот ему ответил.

Но у Терри нет и намека на серьезность повествования, как у своего учителя. Даже в самом названии цикла уже сокрыта ирония. Плоский мир стоит на спине четырех слонов, слоны — на панцире черепахи, плывущей по вселенной. Лень, жадность, теории заговора, желание выделиться любой ценой — все это становится объектом меткой сатиры в книгах Пратчетта. Вот лишь некоторые цитаты:

В Незримом университете происходило много всякого разного, и, к общему величайшему сожалению, частью происходящего был учебный процесс. Преподавательский состав давно уже признал этот факт, смирился с ним и теперь делал все возможное, лишь бы избежать участия в данном процессе. Однако никто не жаловался, поскольку студенты также не горели желанием образовываться.

Многие люди, живущие на обширных пространствах континента, предпочитали делать деньги вообще не работая, но, поскольку Диску только предстояло развить индустрию грамзаписи, им пока приходилось прибегать к более древним и традиционным формам работы группами, то есть к бандитизму.

Безжалостным сеансам иронии у Пратчетта подвергается абсолютно все: общество, власть, религия и, конечно, же смерть. Точнее, Смерть. Это единственный персонаж, который появляется абсолютно в каждой книге о Плоском мире. И тоже оказывается простым обывателем — то ученик натворит дел, то в отпуск никак не уйти, и все приходится исправлять самому.

 Пратчетт писал о феминизме и толерантности, когда это еще не было модным

Фэнтези — жанр, в развитии которого огромную роль сыграли женщины. Достаточно вспомнить Урсулу Ле Гуин и Энн Маккэфри. При этом к ним всегда с недоверием относились писатели-мужчины. Пратчетт высмеивал эти предрассудки, поэтому еще во второй половине XX века в своих книгах важное место уделял феминизму.

Практически все его женские персонажи — героини, которых общество мужчин считает недостойными. Стражница Ангва якобы не может охранять мужчин (до тех пор, пока не начинает делать это лучше них самих). Ведьму не берут в Незримый университет, потому что там место только волшебникам, а она никогда не станет такой (она, конечно же, станет). Неслучайно и Смерть у Пратчетта — мужчина.

Есть у Пратчетта и сюжет, которого, как страшного сна, боятся противники феминизма: когда равноправие убивает женскую индивидуальность. В цикле о «Городской страже» есть гномы, у которых женщины равны мужчинам, но при этом они и выглядеть должны как мужчины. Женщины-гномы поднимают бунт и доказывают, что идентичность не мешает равноправию. А «Некоторые отцы начинают обнаруживать, что среди их сынов есть дочери».

Несмотря на это, в Плоском мире множество предрассудков. Например, тут есть закрытые клубы для вампиров, куда другим созданиям вход воспрещен. А изобретателя Леонардо не принимают в волшебники, ведь он придумал огнестрельное оружие в мире, где люди привыкли умирать иначе.

Но дело в том, что их, других существ, так много, что читатель-человек начинает ощущать себя не то что не единственным разумным во вселенной, а просто песчинкой среди народов. И многие из этих существ давно поняли: сотрудничать выгоднее, чем враждовать. Здесь тролли дружат с гномами, а оборотни снимают одну комнату на двоих с вампирами.

 Пратчетт говорит об экологии и политике. А еще в его книгах очень красивые иллюстрации

Как вы уже поняли, перечислять интересные темы из книг Пратчетта можно еще. Я бы хотел упомянуть еще две, которые, как мне кажется, интересны сегодня и подросткам. Это экология и политика.

Угадайте, от кого в Плоском мире, населенном множеством существ, исходит главная угроза природе? Бинго! Конечно же, от человека. Всего один простой пример — Считающие Сосны. Это волшебные деревья, которые не понимали, зачем люди их вырубают. И так как человек считал годовые кольца, то Сосны подумали — именно за этим. И тогда на каждой Сосне появилась цифра — возраст дерева. Что сделал человек? Правильно, вырубил Сосны на декоративные таблички в кабинеты.

Пример Патриция — правителя столицы Плоского мира тоже показателен. Он так боится заговора, что ставит замки только с внутренней стороны комнат, почти ничего не ест, а главное — играет на опережение и предлагает жителям всякие маркетинговые штуки, чтобы те не успевали думать о том, что живется им, в общем-то несладко.

И еще интересный факт о творчестве Пратчетта. Точнее, загадка: отгадайте, чьи книги мог иллюстрировать художник-фрилансер, которые за всю жизнь проработал в офисе полдня, а классическую портретную живопись оставил ради фэнтези? Конечно же, книги Терри Пратчетта.

Этим художником был Джош Кирби. Он получил академическое художественное образование, но оставил живопись ради работы иллюстратором. Для Пратчетта он не только рисовал, но и продюсировал обложки и иллюстрации к 26 сериям книг. Именно работы Кирби считаются каноном — уровень детализации в них действительно стремится к работам знаменитых живописцев. На русском все еще можно найти издания с иллюстрациями Кирби, который, по словам самого Пратчетта, и создал Плоский мир («А я его просто придумал»). Кстати, свои рисунки Кирби согласовывал с Терри, а не с издательством. еще один пример разрушения авторитетов, который оценят дети.

🤑 Бонус: Пратчетт — это современная история успеха

Подростки восхищаются примерами, когда простой человек добился успеха и при этом, как говорили раньше, «сделал себя сам». Пратчетт и в этом отношении идеальный герой. Бросив школу и так и не поступив в университет (по словам Пратчетта, ему было искренне жаль тех, кто успел получить образование), Терри долго работал в маленьких редакциях и даже был пресс-атташе трех атомных электростанций одновременно. Прежде чем добился успеха и посвятил себя письму.

И все же запомним мы писателя не за успех, а за юмор. Ведь Пратчетт шутил и в жизни, и даже после ее завершения. Он завещал опубликовать после своей смерти серию твитов, где будет указано, что за ним просто пришел его любимый персонаж. А последний твит звучал совсем в его стиле: «Конец». Фанаты не растерялись и опубликовали петицию к Смерти с требованием вернуть писателя назад.

Как жаль, что Смерть, скорее всего, был просто занят своими делами.

CHIPS JOURNAL в VK

Подписывайтесь на нас во всех соцсетях!

Материалы по теме
Интересное
Психология
Разрешите ребенку тренироваться на вас
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.