«Нам с собой нужно разбираться, а не с детьми. Не разобравшись с собой нельзя даже собаку заводить»

«Нам с собой нужно разбираться, а не с детьми. Не разобравшись с собой нельзя даже собаку заводить» - слайд

Татьяна Лазарева — о своем новом канале на YouTube и о современном родительстве.

Татьяна Лазарева

актриса, телеведущая

Интервью Ася Чачко

Актриса и телеведущая Татьяна Лазарева недавно запустила YouTube-канал «Проект ответственных родителей»: вместе с гостями она обсуждает важные темы, имеющие отношение к жизни с детьми. Так, недавно вышел выпуск, посвященный домашнему насилию, а до этого гости Лазаревой обсуждали психологию развода, взаимоотношения с подростками и гуманную педагогику. Chips Journal попросил журналиста Асю Чачко поговорить с Татьяной Лазаревой и расспросить ее о том, почему современные родители так любят психотерапевтов, о ее личных родительских ошибках и о том, как обсуждать болезненные темы, не теряя при этом иронии и бодрости. 

— Ваш канал — это не привычное детско-родительское шоу про милых деток, а этакий гимн чайлдфри. К вам приходят красивые успешные люди, которые при этом совершенно перепуганы и растеряны в своей роли родителей. Ваш собственный рефрен: «Как же тяжело быть хорошей мамой! Дорогая молодежь, заводите лучше собак». Почему так?  И тот ли это эффект, которого вы хотели достичь?

— Вопрос не в бровь, а в глаз, молодец, Ася, пойди купи себе шоколадку. Мы как раз недавно обсуждали это с моим продюсером Антоном Казаковым и поняли, что за время пути собачка наша успела подрасти, и теперь она уже не собачка вовсе — а черте что. Мы вообще-то задумывали канал про образование для детей, хотели его назвать «Ломоносов». Поэтому и заставка такая — буква «Л». Но в процессе обсуждения пришли к чему-то совсем другому, а за эту букву «Л» уже было "уплочено", и денег лишних не было. Тогда Антон предложил: «Может быть «Л» — это «Лазарева»? Я сначала замахала руками: как можно, это же неудобно! Но в итоге так и сделали, и из этой «Лазаревой» полезло все то, о чем мне было мучительно больно все эти годы думать.

— Тогда про что этот канал? Про боль?

— Ну, да, про вскрывание всяких болевых точек. При этом важно, чтобы разговор ни в коем случае не превращался в сеанс психотерапии. У нас был один неудачный опыт: пришла к нам одна известная мама, а мы с психологом, по неопытности, неправильно стали вести беседу — в итоге она расплакалась, сказала, что не понимает, чего мы от нее хотим, и естественно запретила это публиковать.

Но у меня нет страха говорить о больном. Сейчас, например, готовятся две табуированные в обществе темы. Первая тема — это ЛГБТ и подростки. Как им, подросткам, тяжело и страшно, когда они в эту историю входят, и как мы, старые ссыкуны, не умеем на это правильно реагировать. А вторая тема — как нам реагировать на разных «особенных» людей (хоть мне это слово не нравится, ну да ладно). Приводят в класс особенного ребенка — их же сейчас устраивают в обычные школы, чтобы учились со всеми — и непонятно: он особенный, или он обычный? Если первое, то и отношение к нему в классе особенное, а если он обычный — то дети его рюкзак также будут в грязь пинать. И в этой ситуации мы не знаем, как себя правильно вести, потому что нас никто этому не учил.

— В западной культуре в порядке вещей, когда селебрити и публичные люди рассказывают про свои проблемы: трудности ГВ, послеродовую депрессию, выкидыш. У нас же публичные люди про семью и детей либо совсем ничего, либо когда уже развод и скандал. Делиться реальным опытом и сложностями родительства в России не принято. Вы сталкиваетесь с такой проблемой при поиске героев для шоу?

— Конечно не принято. Очень сложно найти гостя. Я стараюсь звать гостей, во-первых, известных (пока что для раскрутки), во-вторых, адекватных. Адекватность и известность — это, сама понимаешь, редкое сочетание. К тому же каждый из них, по задумке, должен иметь какую-то свою боль, которую ему хотелось бы разрешить. Это значит, что человек должен быть рефлексирующий. Многие звезды говорят: «Да-да, мы хотим прийти», но их волнует только то, что на поверхности — гаджеты, ЕГЭ и высшее образование. И конечно, все говорят про своих детей: как с ними поступить, как им все объяснить? А на самом деле нам с собой нужно разбираться, а не с детьми. Не разобравшись с собой нельзя даже собаку заводить. Но мало кто из знаменитостей соглашается думать, что это они что-то не так делают, и обсуждать это — особенно в кадре. Процентов сорок людей, которых я зову в качестве гостя, мне отвечают: «Да ну нафиг, я сам эксперт, у меня вопросов никаких нет».

— А вам самой не сложно так на камеру наизнанку выворачиваться?

— Нет, абсолютно. Наоборот, если мне где-то больно, я туда и иду, и всех с собой зову: «Пошли ребята, посмотрим, что там у меня такое болит и почему?».

— Современные родители с одной стороны более внимательны к детям и к себе, с другой — гораздо более тревожные и неуверенные в себе, чем родители прошлых лет. Но вы сами, как мне кажется, находитесь между поколениями. Как вы на себе и на своих детях ощутили этот сдвиг?

— Вторая шоколадка, Ася. У тебя будет диатез, давай поаккуратнее с вопросами. Смотри, у меня трое детей. Им двадцать три, двадцать и двенадцать лет. Все, что я проходила со своим старшим в его детстве, — страшно вспоминать. Я его безумно любила и люблю, но все было так неправильно! Тогда я по-другому и не могла. Со второй дочерью был совсем другой опыт, я была уже замужем за Мишкой, мы были супер востребованы, и это все было тоже неправильно, но совсем по-другому — 2 няньки в доме, работающая мать, чувство вины и вот это всё. Больше всего повезло третьей, Антонине. Она родилась, когда мне было 40 лет, со старшими детьми у нее большая разница, и мы все от нее просто не отлипали, она в такой любви купалась и купается! К тому же к моим 40 годам у меня скопилось очень много опыта и понимания. И все равно я до сих пор ложусь вечером спать и думаю: «Господи, ну что я говорю, ну куда я лезу?! Все не то делаю!»

— Есть какие-то вещи, которые вы с первым ребенком делали, но уж точно не будете с третьим?

— Я, например, только сейчас поняла очень важную вещь — нужно давать ребенку проживать горе. Не бежать к нему сразу спасать, не кидаться грудью всех распихивать и защищать. Надо отпускать, давать ему расшибать коленки, получать собственный опыт.

Сегодня я понимаю, что единственное, что мы можем делать, — это просто наблюдать. Как сказала одна психотерапевт на нашем канале: «Дети об тебя взрослеют» — бьются, бьются об тебя, годам к 12 бьются уже со всей дури, а ты просто как сфинкс сидишь спокойно и наблюдаешь. Поймала, утешила и дальше отпустила. Ну это в идеале. В жизни так, конечно, не получается.

Идеальный родитель должен, на мой взгляд, превратиться в водяной матрас — помнишь, в постсоветские времена такие были модные? Всем еще было любопытно, как на нем сексом заниматься — вдруг он лопнет. Некоторые даже пытались их проткнуть, чтобы посмотреть, что внутри, расковырять — но он ни фига, прочный. Ну вот родитель должен быть как тот матрас — безопасный, стоит себе, и его не проткнешь, не сдвинешь, об него дети бьются со всей дури, а он только мягко так булькает и ни с места.

— Вы называетесь каналом для ответственных родителей. А кто такой ответственный родитель?

— Ответственный родитель — это человек, который принимает на себя ответственность. Вот и все. Казалось бы ничего такого, но ответственность очень велика. Потому что бьется об тебя ребенок лет до 14-18, а потом все — тю-тю, ты уже не имеешь никакого на него влияния. И с каждым годом родительская значимость все уменьшается, так что нам надо с самого начала включаться и очень серьезно. А потом ты можешь только сидеть и ахать: «Господи, а вот это мой косяк, и здесь я не то сделала, не научила». И единственное, что ты сможешь сделать (правда, я могу сказать это пока только в теории), — уже бабушкой попытаться свои косяки на внуках исправить, вот и все.

— Ужас какой-то. А радость-то где во всем этом?

— Нам, советским людям, вообще не полагалось радоваться — какое там, война же кругом! Иди давай, ты чего лежишь? А если лежишь, хотя бы книгу почитай! Просто лежать нельзя. Редких счастливых людей в моем поколении воспитывали как-то по-другому. Зато сейчас молодые родители, которых в свободе воспитывали, вполне наслаждаются своими детьми, приматывают их к себе слингом и гоняют по миру, им в кайф, потому что, конечно, жизнь — это прежде всего счастье. И с ребенком тоже.

— Сегодня приличная мать без консультации психотерапевта уже ребенка не вырастит. Хотя раньше вроде бы справлялись люди. Современные родители кажутся ужасно неуверенными в себе, беспомощными. Это мы такие дефективные? Или просто психотерапия заменила собой институт церкви, а люди всегда нуждаются в каком-то советнике — будь то священник или психолог?

 — Дело, мне кажется, в переходе от поколения советских людей к новым. Мы были воспитаны так, что не могли даже задумываться о себе и своих потребностях. В «совке» только попробуй вопрос задать, тебе сразу: «— Ты кто такая? — Я Таня Лазарева, 5-й класс. — В жопу иди, Таня Лазарева. Тряпку в руки и пошла доску мыть». Сейчас такое время, что возникла необходимость и возможность разбираться в себе. Но ни нас, ни мы вас этому не учили. Так что ничего страшного, что «без психотерапевта не можем детей вырастить». Это же не для детей психотерапевт нужен, а для взрослых. Жизнь поменялась, рухнул железный занавес, мы увидели другой мир и такие: «Ни фига себе! А что, так можно было?» И побежали все. Но мы не умеем жить, как они. Поэтому мы должны учиться.

— Чему? Слышать себя?

— Ну, конечно. Мы сейчас сделали выпуск с гениальным педагогом Артемом Соловейчиком. В разговоре он сказал одну страшную и важную вещь: «Давление общества безгранично». Все, что мы можем делать, это укреплять свои внутренние стенки. Знаешь, есть такая распространенная фраза: «Родила ребенка — отложи ему на психотерапевта». Да не откладывай ты ему! Сейчас себе на психотерапевта потрать!

— А как вы себя в YouTube после телека чувствуете? Там вы с миллионами разговаривали, а тут сама по одному лайку себе аудиторию выращиваете.

— Вообще пофиг. Как сидела перед камерой и видела перед собой равнодушные глаза оператора, так и сижу. Только оператор помолодел и камера немного другая. Мне главное, что я делаю важную вещь для важных мне людей.

Но чем YouTube действительно отличается, так это чутким реагированием на все. Как сказал мне мой сын Степан, в самом начале, когда мы еще с Мишей что-то хотели делать в интернете: «Родители, имейте в виду, что интернет — это вам не телевидение ваше, в интернете зашквариться можно. У вас-то по телеку можно быть полным идиотом, тебя все равно еще 25 лет будут показывать. А здесь чуть что не то ляпнешь, накидают дизлайков — все, до свидания!» YouTube — это, конечно, про абсолютную честность, и никакое телевидение так не работает. И это прекрасно! Так и должно быть. И этим молодые уже абсолютно отличаются от нас, потому, что они честные, и они не будут смотреть говно только потому, что им его показывают.

Материалы по теме
Интересное
Развитие
50 полезнейших лайфхаков для детей и родителей!
Развлечения
Готовимся к летнему сезону!
партнерский материал
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.