Уличный мальчишка из Уганды вырос и стал профессиональным приемным родителем

Уличный мальчишка из Уганды вырос и стал профессиональным приемным родителем - слайд

© Фото Peter Mutabazi/Facebook

Трогательная история жизни

Можно ли стать хорошим родителем, если все, что ты видел в раннем детстве — это насилие и пренебрежение? Легко ли выбросить из головы семейные способы воспитания и начать с чистого листа? Как выбиться в люди, если ты — просто маленький бездомный, живущий в не самом безопасном городе?

Не так давно мы рассказывали о сайкл-брейкерах — этот заимствованный термин обозначает людей, которые смогли перестать воспроизводить семейные сценарии и изменили свой подход к воспитанию собственных детей. Пришло время показать, что это такое!

Но, чтобы вы могли прочувствовать всю необычность этой истории, мы попросим вас сделать небольшое мысленное упражнение. Представьте, что вы в Африке, в столице Уганды, которая называется Кампала. Вы выходите из магазина и видите перед собой маленького бездомного, лет десяти-одиннадцати. Он клянчит мелочь и крадет еду из сумок зазевавшихся покупателей. Как вы думаете, какое будущее ему уготовано? Кем он станет? Какой будет его жизнь?

Почти наверняка вы решите, что маленький бездомный подрастет, станет преступником и наркоманом и умрет еще до 35 лет, если раньше не сядет в тюрьму. И семьи у него, скорее всего, не будет.

Нет ничего странного в таком ходе мыслей. Мы экстраполируем известные нам сведения о бездомных, которые прожили печальную и короткую жизнь, на ситуацию маленького бездомного из Уганды — и приходим к грустным выводам. Но реальность, в отличие от мысленных экспериментов, умеет преподносить сюрпризы!

Издание VOA рассказало об одном таком бывшем уличном мальчишке, который не просто стал достойным человеком, но и нашел свое призвание: он профессиональный замещающий приемный родитель.

Маленький бездомный

Питер Мутабази родился в Уганде, в городе Кабале. Городок небольшой, состоящий в основном из глинобитных хижин, ничем не примечательный. Семья была небогатой и неблагополучной — жестокий отец нередко поднимал руку на маленького Питера и его сиблингов.


Когда мальчику было десять лет, после очередного скандала с побоями, он просто вылетел из родного дома, добежал до автовокзала и сел в первый попавшийся автобус до столицы.


В Кампале мальчика, конечно же, никто не ждал — у него не было ни знакомых, ни родственников. Все, что ему оставалось — поселиться на улице и пополнить армию беспризорников, которых и без него в столице хватало.

Четыре года Питер выживал, как мог. Основным источником дохода и пропитания были супермаркеты: уличные мальчишки толклись возле них, поджидая покупателей. Беспризорники предлагали донести покупки, и за это им платили какую-нибудь мелочь. Если покупатель зазевался, из сумки можно было что-нибудь стянуть: банан или сосиски. Точно так же промышлял и Питер.

Добрый незнакомец

Однажды он увидел выходящего из магазина мужчину. Питеру на тот момент было уже четырнадцать, так что он решил не таскать сумки, а стащить. Но когда он попытался вырвать пакеты из рук незнакомца, тот внезапно спросил его: «Эй, как тебя зовут?» Питер был удивлен — никто из взрослых до этого момента не интересовался его именем. Незнакомец обращался с подростком вежливо и поделился едой.

Через некоторое время на том же месте мужчина отыскал Питера и предложил ему поступить в школу. Мальчик был удивлен и обрадован, потому что впервые в жизни кто-то разглядел в нем не только бездомного. Он согласился, и незнакомец записал его в школу-интернат Кампалы.

Питер до сих пор с ним переписывается и созванивается, и незнакомцем мы его называем только потому, что мужчина не захотел открывать свое имя для прессы.


Питер очень хорошо учился (хотя до поступления в интернат не умел даже читать) и не ограничился получением только среднего образования.


После школы он некоторое время работал и изучал деловое администрирование в Университете Макерере в Кампале. Но и этого ему показалось мало: будучи уже взрослым он поступил в колледж Оук-Хилл в Лондоне и изучал богословие в The Master’s University в Южной Калифорнии.

Приемный отец

Как видите, Питер Мутабази не сидел на одном месте: он сменил Кампалу на Лондон, а потом из Великобритании перебрался в Америку. В США он работал в сфере недвижимости, несколько раз переезжал, и, наконец, добрался до Оклахома-Сити.

Там Питер вызвался рассказывать о своей жизни подросткам в приемных семьях — нельзя же пропадать такой вдохновляющей истории! Но социальный работник, который с ним общался, предложил ему принять в судьбах детей более деятельное участие. Питер удивился: «Я же мужчина, и не женат!» Но ему сказали, что опека требуется многим мальчикам, которых в семьи берут не так охотно, как девочек. Так в 2017 году наш герой оказался единственным одиноким темнокожим мужчиной на курсах по приемному родительству.

С тех пор он (по примеру того доброго незнакомца из Уганды) старается разглядеть самое лучшее в детях, которые, как и он сам когда-то, пережили насилие, пренебрежение или другие трудности. Под его опекой побывали 20 детей самого разного возраста.

И первый же ребенок, о котором он должен был заботиться, оказался белым! Это немного шокировало Питера. Он вспоминает: «И я такой: „Погодите-погодите, но этот ребенок совсем на меня не похож!“»

Однако новоиспеченный приемный родитель быстро понял, что дурное обращение может испытать кто угодно — это не зависит от цвета кожи, материального достатка семьи или места ее проживания. Мутабази решил, что он должен опекать любого ребенка, независимо от сопутствующих нюансов. В его доме жили маленькие афро-американцы, латиноамериканцы, коренные американцы и белые.

Необычный опекун

Питер Мутабази — необычный приемный родитель. Он — одинокий, темнокожий мужчина, который берется заботиться не только о афро-американских детях, но и о белых. К тому же он эмигрант. Но он вполне успешен в этой сфере. И это вызывает большое уважение, если учесть, в каких условиях он вырос.

В 2017 он усыновил мальчика по имени Энтони. Сначала Питер согласился взять его к себе на выходные — причем, даже не сразу. Когда мужчина начал работать временным опекуном, он обнаружил, что самое тяжелое в его деятельности — это расставаться с детьми, когда им находят постоянную семью или возвращают биологическим родителям.

Питер решил «делать паузы»: месяца два он приходил в себя после отъезда очередного ребенка, а потом снова брал кого-то к себе в дом. И тут ему позвонили буквально через два дня после того, как от него съехал очередной его приемный сын. Сначала Мутабази решительно сказал: «нет». Но его очень просили оставить у себя ребенка, хотя бы на выходные, потому что случай сложный.


Мальчик девять лет жил в приемной семье, был усыновлен, а потом его семья отвезла его в больницу и просто там оставила.


Родители сказали, что не справляются финансово и морально, а с самим ребенком даже не попрощались. Энтони на тот момент было 11 лет.

Питер вспоминает: «Когда я его увидел, я как будто вернулся во времена своего детства. Вот так же мне было 11 и я был никому не нужен, беспомощен, и не знал, чем для меня обернется завтрашний день».

Энтони и его замещающий отец много беседовали и нашли, что у них действительно много общего. Мальчик так и остался жить с Питером, а в 2017 они переехали в Шарлотту. В местном зале суда Энтони официально стал сыном Питера. Теперь он уже подросток, ему 15 лет и мальчик ужасно любит шокировать сверстников, знакомя их со своим отцом.

Неоднозначная реакция общества

Питер Мутабази переехал в Шарлотту не просто так, а для того, чтобы работать в христианской благотворительной организации по борьбе с бедностью World Vision.

Но вскоре он понял, что одновременно заниматься ремонтом и продажей домов, участвовать в благотворительности и быть замещающим отцом — достаточно тяжело. Так что он иногда выступает с докладами в World Vision, и, конечно, занимается там вопросами, связанными с защитой прав детей, но большую часть времени он посвящает родительству.


Питер стремится преодолеть стереотипы и подчеркивает, что темнокожий мужчина может быть ответственным и любящим отцом. Кроме того, он считает, что одинокий мужчина вполне способен заботится о приемных и родных детях и создавать для них все условия.


Чтобы просвещать людей в вопросах приемного родительства, мужчина ведет Инстаграм, в котором у него уже 132 тысячи подписчиков и видеоблог на YouTube.

Конечно, не обходится и без неприятных моментов. Люди часто с подозрением относятся к темнокожему мужчине, который гуляет с белыми детьми. Питер рассказывает: «Недавно в супермаркете была дегустация какой-то детской еды, и мои дети попросили тоже попробовать. Мы встали в очередь, дождались, когда придет наш черед, и женщина, раздававшая образцы, сказала ребятам, что им нужно разрешение родителей, чтобы принять участие. И они ей ответили: но вот же стоит наш приемный отец!»

А еще один раз его приемный сын раскапризничался в кафе. Надо было быстренько уходить, потому что вы сами знаете, как к орущим детям относятся в общепите. Питер оставил на столе деньги, подхватил малыша Джонни на руки и пошел к своей машине. Но тут путь ему преградила женщина, которая вызвала полицию, заявив, что тут темнокожий мужчина похищает ребенка. Полиции, правда понадобилась всего пара минут, чтобы разобраться, что к чему.

Хотя его дети не всегда похожи на него (да по большей части не похожи, потому что 40 процентов детей, нуждающихся в опеке в США, — белые), Питер считает их своей семьей. Сейчас под его опекой находится четверо детей, если не считать усыновленного Энтони (а если считать, то получается уже пятеро). И он вполне успешно справляется с этой оравой.

Материалы по теме
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.