«Люди почему-то верят, что с ними что-то не в порядке»: история создания спектакля о буллинге

«Люди почему-то верят, что с ними что-то не в порядке»: история создания спектакля о буллинге - слайд

Говорим с подростками о травле при помощи театра

Материал опубликован в рамках проекта Государственного музея истории российской литературы имени В. И. Даля «Только не я», который победил в грантовом конкурсе Благотворительного фонда В. Потанина «Музей 4.0». Проект всесторонне изучает проблему травли и делает музей площадкой для открытого диалога. Для подростков здесь работает книжный клуб, проходят арт-мастерские по написанию пьес, постановке спектаклей и созданию выставки.

В конце марта состоялась премьера вербатим спектакля, который призван раскрыть проблему буллинга с новой, более личной стороны. Мы поговорили с организаторами, постановщиками и актерами о том, как это поможет бороться с травлей.

Что такое вербатим спектакль

Ксения Белькевич

Заместитель директора по развитию ГМИРЛИ, куратор проекта «Только не я»

Это такая форма спектакля, когда монологи обычных людей проговаривают профессиональные актеры.

Когда мы задумали приезжать в школы и говорить с классами о том, что такое травля, как она возникает, как из нее выйти, как научиться отличать временные конфликты от буллинга, как противостоять проблеме, первое желание было — приехать к детям и все-все объяснить, раскрыть глаза на правду, убедить. Но это не работает.

Мы и сами понимали, что класс закроется, и мы не достучимся до него, в лучшем случае, ученики вежливо нас выслушают. Совета, как быть, мы попросили у самих подростков — именно они подсказали нам важный принцип, по которому, скорее всего, они сами согласились бы включиться в общение: сделать участников соучастниками.

Осенью 2019 я оказалась на премьере спектакля «Будущее.doc» Театра.doc. Режиссер Дмитрий Соболев использовал для спектакля технику headphone theater. Эта техника позволяет вовлечь в спектакль любого человека — текст звучит в наушниках, остается лишь повторять его вслух. Для показа нужен один-два прогона, и актер уже готов представить своего персонажа зрителю.

Дальше все сошлось в моей голове: журналисты записали интервью с подростками, драматург сделал из них аудиодорожку, а актеры-подростки сыграли роли. Так участники сразу оказываются включены в разговор о травле — не как пассивные слушатели, а как люди со своим мнением и индивидуальным опытом. В такой атмосфере проще высказаться и услышать другого, а это первая ступень на пути приятия друг друга.

Почемы вы выбрали именно такой формат для разговора о травле?

Евгения Стратийчук

Психолог проекта, ведущая встреч и обсуждений вербатим спектакля

Мы часто слышим о том, что подростки до последнего не говорят родителям о происходящем в школе. Чем чаще мы будем говорить о буллинге и с подростками, и с родителями, тем выше вероятность, что подросток обратится к взрослому, а взрослый будет знать, что делать.

Мне кажется, такая форма представления, как вербатим — одна из лучших. С одной стороны, мы слышим реальные истории, реальные голоса людей, переживших ситуации буллинга. Они могут быть сбивчивыми, излишне эмоциональными или спокойными, но это живая речь, и она дает понять, что вот они, живые люди, которые проживали то, что подросток или ребенок проживает сейчас.

С другой стороны, даже когда подросток произносит слова, которые слышит в наушниках, это не его речь, не его слова и не его история. Такой формат дает возможность отстраниться от ситуации, что невозможно тогда, когда участница рассказывает свою историю. А там, где есть зазор между словом и переживанием, там возможна рефлексия, обдумывание и обсуждение.

Татьяна Загдай

Драматург вербатим спектакля

Мне кажется, что выбрана очень правильная форма подачи темы подросткового буллинга. Документальность материала дает шанс разговора на равных. А, воспроизводя чужие истории, дети пропускают их через себя по-настоящему. У меня был опыт таких читок и в этот момент ты не играешь спектакль, а становишься персонажем и просто не можешь оставаться равнодушным.

Как брали интервью у героев спектакля?

Дина Батий

Переводчица, журналистка, авторка интервью для вербатим спектакля

Когда я написала в фейсбуке, что ищу людей, столкнувшихся с травлей, на меня обрушилась лавина историй. Это было первым поразительным открытием: травля — это история про всех.

/

В каждом эпизоде буллинга — будь то насмешки или реальное насилие — взрослые ничего не предпринимали.

А дети сами не в силах из этого выпутаться. Я прослушала десятки историй, и только в одной из них девочка осадила остальных: «Что вы делаете? Это ненормально!» Это очень смелая девочка. Не стоит ждать такой смелости от остальных подростков. Им нужно помогать.

Я знаю, что противостоять травле не так легко. Подростком я бы точно не решилась. Нет таких волшебных слов, которые придали бы сил. Мне бы нужен был взрослый заступник, как и большинству. Да что там — даже взрослому непросто гасить буллинг.

Интервью меня убедили, что надо становиться другим взрослым, не безучастным, а внимательным и смелым — и подавать детям пример.

Ирина Новик

Журналистка, авторка интервью для вербатим спектакля

Я пообщалась более чем с десятком людей, которые в школе были жертвами, зачинщиками, наблюдателями травли. И сделала важный вывод: школа заканчивается, а эти роли часто остаются с людьми на долгие годы. Чтобы этого не произошло, важно не замалчивать проблему, а говорить о ней, даже если стыдно и страшно. Вас обязательно поймут и помогут.

Нина Логинова

Журналистка, авторка интервью для вербатим спектакля

Самым ценным в работе была откровенность, с которой герои делились своими историями. Самые разные люди с самым разным поведением и реакциями на мир: кто-то весел и смеется, кто-то закрылся и никого не подпускает. Но у всех есть схожая история: непонимание, осуждение, буллинг. И такие разные способы пережить случившееся. Люди реально сильные, и это волшебно.

Если бы я могла вернуться к себе-подростку в прошлое, то я бы сказала о травле, что это сложно. Что, пожалуй, лучше звать на помощь кого-то, кто поможет выстроить коммуникацию.

/

Что дело не в тебе, с тобой все в порядке, а ситуация ужасна и несправедлива.

Вопросов для интервью я не готовила. Мы просто общались с героями, и по ходу дела возникали вопросы. Кто-то готов был открыться больше, кто-то меньше. Я общалась с подростками, которые пережили эту историю не так давно. Пыталась поддержать.

Мы вместе удивлялись тому, что когда ты варишься в подобной ситуации один, не возникает мыслей, что это ненормально. Люди почему-то верят, что с ними что-то не в порядке, а ситуация нормальна. Нет, все наоборот. Интересно, что люди, пережившие травму, сменив коллектив с такими проблемами не сталкиваются.

Опыт подготовки интервью повлиял на меня. Пересмотрела свою школьную жизнь, свои отношения с одноклассниками. Они были не самыми хорошими, и во время интервью, слушая похожие истории, я реально понимала, что мне казалось, что в моей ситуации ничего сильно страшного не было. А было. И это потребовало отдельных размышлений.

Какие эмоции были у актеров во время премьеры?

Соня Жукова

15 лет, актриса спектакля

Эмоции не передать. Обожаю это ощущение. Я играла в стандартных спектаклях, но вербатим еще интересней, и к тому же необычно и ново! Очень понравилось.

Ульяна Лесина

14 лет, актриса спектакля

Это было невероятно. Первый раз на прогоне мы уснули. Но когда ты говоришь, у тебя прямо все эти эмоции в твоей голове, ты все это пропускаешь через себя. Мы потом сделали такое упражнение, когда ты перестаешь быть персонажем и становишься самим собой.

Софья Батина

17 лет, актриса спектакля

Как будто надеваешь личность этого человека и проникаешься им. Невероятное что-то, сразу все страхи уходят.

После спектакля дети и взрослые наверняка спрашивали, как помочь справиться с травлей. Что вы посоветуете?

Евгения Стратийчук

Психолог проекта, ведущая встреч и обсуждений вербатим спектакля

Да, спрашивали, что делать если вы столкнулись с переживаниями или сложными воспоминаниями другого человека, как его можно поддержать. Вообще, это может быть сложно, если иметь в голове идею, что надо как-то правильно поддержать или обязательно сделать так, чтобы рассказчику стало легче. И первое предложение — не ставить перед собой таких целей. Вы просто слушатель, которому рассказчик доверяет свою историю.

Высказывайте сочувствие, признавайте право рассказчика на все чувства, которые он или она испытывают. Это главное, что вы можете сделать. Не обсуждайте действия рассказчика, но дайте ему понять, что в такой ситуации многие люди испытывали бы похожие чувства: злость, ярость, бессилие, страх, отвращение. И, возможно, вы тоже испытываете такие чувства. Признайте, что через ситуацию буллинга тяжело проходить, согласитесь, что это повлияло на рассказчика и, возможно, продолжает влиять.

Во время такого рассказа очень важно поддержать и себя тоже. Если вы чувствуете, что история очень вас задевает, скажите об этом рассказчику. Например, так «ты рассказываешь такую сложную ситуацию, что мне становится даже тяжело дышать и мне сложно слушать». Сходите за водой, помассируйте лицо, потянитесь. Можете предложить воды и рассказчику. Вам обоим сейчас приходится нелегко.

Если же вы постоянно возвращаетесь к рассказанной истории, не можете перестать думать о ней, то позаботьтесь о себе дополнительно: сходите на прогулку, займитесь тем делом, которое вам нравится и успокаивает, послушайте любимую музыку.

Если вы хотите пригласить проект в свою школу, библиотеку, музей или сообщество подростков свяжитесь с проектом или заполните заявку.

Подписывайтесь

на наш Telegram

Материалы по теме
Интересное
Развлечения
Посмотрите на них!
Психология
Отвечают психологи и приемные мамы
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.