«Мы можем стимулировать интеллектуальное развитие, учить ребенка языкам, математике, но на созревание личности мы повлиять не можем и не должны»: как понять, что ваш ребенок действительно готов к школе

«Мы можем стимулировать интеллектуальное развитие, учить ребенка языкам, математике, но на созревание личности мы повлиять не можем и не должны»: как понять, что ваш ребенок действительно готов к школе - слайд

© Коллаж Chips Journal

Отрывок из новой книги Екатерины Бурмистровой

В издательстве «Никея» выходит новая книга психолога и многодетной матери Екатерины Бурмистровой, которую она написала в соавторстве с журналисткой Ксенией Кнорре Дмитриевой. Книга посвящена теме начального образования и называется «Образовательный невроз? Как выбрать школу и не сойти с ума». С разрешения издательства мы публикуем главу «Признаки готовности к школе».

Как, с точки зрения психолога, выглядит готовый к школе ребенок? Подчеркну, что это мнение именно психолога — педагоги считают немного по-другому. У психологов на первом месте — не интеллектуальная готовность (она необходима, но недостаточна). Про интеллектуальную готовность написаны горы литературы, а вот условия личностной эмоциональной готовности гораздо менее популяризованные и гораздо более значимые.

Произвольное внимание

Ребенок может уметь читать и считать, обладать развитым интеллектом, знать все виды и подвиды динозавров, может развернуто отвечать на вопросы, но при этом быть неготовым, потому что у него не созрело произвольное внимание. Это важнейший показатель, который не зависит ни от усилий родителей, ни от действий педагогов. Произвольное внимание созревает в соответствии с динамикой психического развития. Ребенок в возрасте до шести-семи лет сосредоточивается не потому, что хочет, а потому что какое-то явление, предмет или событие притянуло его, как магнит. Это так называемое полевое внимание. Он может ненадолго сосредоточиться, но вообще, если нет какой-то собственной супермотивации, то время концентрации внимания у ребенка-дошкольника составляет его возраст плюс одна минута: у трехлетнего — четыре минуты, у пятилетнего — шесть и так далее.

Основной показатель готовности ребенка к школе — то, что он может осознанно переключить свое внимание с объекта на объект, в том числе и на такой, который, возможно, не самый для него интересный. Обычно в обучении грамоте, письму, даже в изучении окружающего мира не так много реально интересного для ребенка, и если первоклассник не может сам себя сосредоточенно переключать, у него будут проблемы. Это та ловушка, в которую попадают «умненькие» дети. Ребенок интеллектуально развит, у него «выстрелило» чтение или счет. Чего его дома держать? — думают родители и отдают умника в школу. И обнаруживается, что он не может сосредотачиваться. У него уходит внимание, он начинает делать хуже, чем может, считает ворон, качает ногой под партой, грызет карандаш, вертится, мешает соседям. Написал крючок — отвлекся, прочитал два слова — и спрашивает про каких-то кузнечиков. Все это происходит потому, что он не может присутствовать, у него не созрела способность быть здесь и сейчас. Он не может сказать себе: «Так, сейчас на двадцать минут я сосредоточусь на решении задачи». Причем именно не может, хотя часто окружающие обвиняют его в том, что он не хочет.

В моей практике были родители, которых я уговорила подождать со школой еще один год. Именно уговорила вопреки правилам психотерапии. И они приходили через год и говорили: «Мы поняли, о чем вы говорили (а я говорила о незрелости внимания). Мы увидели, что внимание созрело».

Такое часто бывает с первенцами — родители отдают их в сильную школу, а по том бьются, нанимают лучших репетиторов и сидят с ними над прописями. Обычно родители это называют «не хочет учиться».

Учитель бы мог удерживать внимание ребенка, если бы у него в классе было три ученика. При количестве детей более восьми норма управляемости превышается, учитель не может быть с каждым на связи, поэтому работает не индивидуально, а с группой. Есть харизматичные педагоги, которые умудряются умному дать задание побольше, хулигана удержать, медленного подбодрить и при этом эффективно работать с остальной массой класса, но это редкость.

Частные школы могут себе позволить набрать класс детей интеллектуально готовых, но с несозревшим вниманием, с личностными особенностями и заниматься с ними совершенно по-другому, с большим количеством игровых методик, с укороченными уроками, не держа их за партами. У обычной школы такой возможности нет.

Родители детей, которые быстро интеллектуально развиваются, обычно еще до школы усаживаются с ними за учебники первого класса: «Мы сейчас все пройдем, и ему в школе будет легко». А ему будет скучно. Поэтому скажем еще раз: если ваш ребенок развивается с опережением, у него есть желание узнавать новое, он задает много вопросов и вообще интересуется знаниями, нужно развивать у него дополнительные области знания, которые в школе не проходят. В первом классе не проходят историю, географию, ботанику, астрономию, дополнительные языки, музыку, историю музыки, искусства, геологию. Список можно продолжить.

У ребенка, который уже умеет читать и писать, но еще не созрел для школы, не закрыта «гавань воображения». Воображение — это высшая психическая функция, которая является доминирующей в дошкольном детстве. Оно дает возможность ребенку участвовать в игре и осваивать информацию о мире. Если ребенок не созрел для школы, то воображение продолжает быть для него ведущей функцией, которая и питает его развитие. После этого развиваются формально-логические операции, накапливается информация о мире, он по-прежнему умеет фантазировать и воображать, но это уже не является его ведущей деятельностью, он уже не «волшебник», а «исследователь». Он не выносит эти скучные уроки, на которых все делает быстрее других. Тем, кто еще не созрел, очень сложно учиться, они не готовы подчиняться правилам. Учеба — усвоение нового — их еще не интересует, потому что они еще в предыдущем периоде, их увлекает игра, а не учеба. Поэтому лучше пробыть этот год дома, иначе ребенку будет трудно учиться, он будет отвлекаться. За год он «дозреет», и тогда процесс вхождения в школу у него будет более естественным и простым.

Очень сложно бывает, когда в середине года люди понимают: да, мы пошли в школу слишком рано. Ко мне каждый год приходят дети, у которых через несколько месяцев школы появились невротические признаки и страхи. И приходится принимать сложное решение уходить из школы и на следующий год поступать в другую, возможно, более сильную, но опять в первый класс. При этом у ребенка появляется ощущение, что он не справился, у него не получилось, он второгодник.

Еще один вариант — уйти на домашнее обучение. Вы учитесь дома до конца первого класса и ходите в школу писать контрольные. Если это ситуация вашего выбора, лучше берите учителя, а не пытайтесь учить сами, потому что у родителя и учителя разные роли, и совсем не каждый ребенок готов принять маму и папу в роли того, кто дает задания, требует их исполнения, следит за дисциплиной. В этом возрасте способность выстраивать учебные процессы самому еще не созрела. Часто, когда родитель берет на себя роль учителя, растет конфликтность отношений, ощущение, что мама или папа «не любят». Плюс домашнего обучения в этой ситуации в том, что таким образом вы избавляете ребенка от рутины, он живет жизнью дошкольника, ходит в театр, рисует, спит до девяти утра и время от времени сдает все эти скучные предметы, а во второй класс возвращается дозревший. Но это звучит на словах легко, а на деле ребенок выпадает из коллектива, пропускает год, и это всем дается непросто.

Осознание себя частью группы

Второй важнейший признак готовности к школе — это понимание не личного обращения, а обращения к себе как к части группы, осознание того факта, что «вы», «ребята», «мальчики и девочки» — это и я тоже. Далеко не все родители понимают, что это важно. Учитель говорит: «Возьмите ручки и сделайте то-то», и всегда находится какой-нибудь первоклассник, который не понимает, что это относится и к нему тоже, и учитель должен сказать: «...и Вася тоже берет ручку». Пока условному Васе этого не скажут, он не поймет, что общее обращение относилось не только к другим, но и к нему. Казалось бы, мелочь, но представьте, каково это — постоянно следить за Васей и напоминать ему взять ручку. Учитель проводит урок в большом классе и при этом должен постоянно держать на индивидуальном поводке внимания одного ученика. Да, у этого ученика ко второму-третьему классу внимание дозреет, вопрос только в том, как он себя будет чувствовать до этого момента, что станет с его учебной самооценкой и ощущением успешности.

Восприятие критики

Человек, который созрел как ученик, понимает, что замечания делают не ему, а его действиям. Крайне важно, чтобы ребенок понимал, что ругают не его, а его учебный навык, что он человек хороший, но нарисовал кривую палочку или сделал работу грязно. Ребенок с эмоциональной незрелостью будет обижаться так, как будто обидели его лично, плюнули ему в душу, будет воспринимать критику в адрес его палочки как трансляцию сообщения: «Ты ничего не можешь». И он будет реально расстраиваться, со слезами и истериками. Примерно половина первоклашек такие. Человек, созревший как ученик, говорит себе: «Да, учительница сделала мне замечание, я знаю, что она справедлива, и здесь я сделал плохо».

Некоторые дети в принципе не вынося никакой критики в свой адрес. Если в семье их постоянно ругают, их самооценка сильно страдает, и любые замечания вызывают болезненную реакцию. В целом отношение к критике в первые годы обучения может быть фактором риска. Способность адекватно воспринимать критику, особенно от близких, у ребенка начинает развиваться только в семь лет. Обучение адекватному восприятию критики может длиться всю жизнь, но до семи лет его в принципе нет, и надо ребенка хвалить. До этого возраста он воспринимает критику как проявление нелюбви к нему.

До семи лет ребенок живет в состоянии первичного эгоцентризма. В норме он ощущает себя центром мира, а все остальные — это планеты, которые вращаются вокруг него. Критерий готовности к школе, который проявляется, в частности, в умении воспринимать критику, — это внутренняя смена позиций, децентрация. Она происходит сама по себе, как и созревание внимания и многие другие процессы. Ребенок взял и пошел в какой-то момент, потом раз! — и начал говорить фразами, а спустя какое-то время у него начала расти борода. Это реализация замысла о человеке или его природная программа — как вам больше нравится.

Децентрация — тоже часть этой программы. Просто в какой-то момент ребенок начинает понимать, что он не центр вселенной. Мы можем стимулировать интеллектуальное развитие, учить ребенка языкам, математике, но на созревание личности мы повлиять не можем и не должны. Другое дело, что сейчас кризис семи лет, связанный с дозреванием самодецентрации, молодеет. И именно на это смотрит психолог, тестируя на готовность к школе.

Мотивация

Расскажу про тест по оценке мотивации. Не надо его проводить дома, потому что тогда вы лишите психолога возможности протестировать ребенка: два и больше раз проводить тестирование бессмысленно — ребенок будет давать запрограммированный ответ.

Тест классический, и у него есть много современных модификаций. Ребенку показывают ряд картинок, на которых зверюшки идут в школу: мышка с рюкзаком, слон с рюкзаком, собачка с рюкзаком... Психолог рассказывает историю: слон идет в школу учиться, ему хочется узнавать новое, котик идет в школу общаться, у него там друзья, мышка идет в школу играть, потому что там очень интересные игры и игрушки, а собачка идет, потому что там получают медали и кубки. С кем из них ты согласен? Если ребенок называет тех зверей, которые идут общаться или играть, это означает, что у него будут проблемы с мотивацией и на подготовке, и в первом классе. Таким детям сложно самим, с ними сложно учителю. Если у ребенка игровая мотивация и ему нет семи лет — пусть сидит дома и играет. Через год он наиграется, у него будет желание пойти дальше. Если и в семь лет не прошла игровая мотивация, надо обеспечить ему возможность играть после школы, а не водить на дополнительные занятия. Это очень важно!

Психофизическая зрелость

Это комплекс вещей, не имеющих непосредственного отношения к психологии, но тоже очень значимых: осанка, развитость опорно-двигательного аппарата, координация «глаз-рука», общая выносливость. Между шестью и семью годами укрепляется костный мозг, поэтому двигательная система у детей, которые пошли в школу в шесть лет, отстает. Достоверные исследования показали: если шестилетнего ребенка посадить за парту, у него будет более высокая вероятность развития сколиоза. В этом возрасте еще сложнее удерживать статическую позу, потому что пока не созрели структуры, отвечающие за ее удержание. Шестилетки не могут сидеть неподвижно — им еще рано.

Плохая координация «глаз-рука» неизбежно отразится на письме. Помните автомат, в котором надо ухватить мягку игрушку неуклюжей металлической лапой? Это почти невозможно, потому что ты ведешь «лапу», а автомат тебя не слушается, двигается в другом направлении, поворачивает с опозданием. Настолько же непослушная рука у шестилетнего ребенка. Но к семи годам иннервация достигает более высокого уровня, дозревают функции контроля.

Зрение семилетнего ребенка более способно к ассимиляции и аккомодации. Фокусировка на мелких объектах дозревает между шестью и семью годами, и есть школы, где об этом помнят и пишут крупно.

Освоенные социальные роли

В идеале в школу должен идти ребенок, который освоил некоторый комплект социальных навыков. Первый — это работа в группе, в ситуации, когда есть один педагог и несколько учеников. Для тебя это не травма —ты не трясешь рукой весь урок, не обижаешься, если тебя не спросили, не съезжаешь под парту, не бегаешь вокруг учителя, привлекая внимание.

Второй навык — умение на примитивном уровне налаживать контакт с ровесниками. Может быть, не дружить, но каким-то образом выстраивать отношения, не выпадать из коллектива на уроке и между уроками и при совместной подготовке праздников. Очень хорошо, если у ребенка уже есть навык занятия в группе без родителей в похожей системе. Если ребенок не умеет себя вести, это огромная проблема для педагогов на подготовке и в первом классе. Часто это дети, которые не ходили в садик и всегда существовали в сольном режиме в обществе бабушки или мамы. Они абсолютно не умеют общаться, они привыкли, что их слушают, они пытаются командовать одноклассниками.

Еще одна социальная примета готовности к школе — это способность ребенка выстроить свои отношения с педагогом, воспринять его не как очередного партнера по игре, а как авторитет, который нужно слушаться и требованиям которого нужно соответствовать. У детей часто возникают с учителем отношения привязанности, и уже на подготовке к школе может сложиться ситуация, когда требования учителя ребенок считает обязательными к исполнению, а слова родителя как бы уходят на второй план. Проблема — когда учитель не

становится такой фигурой, когда ребенок видит в ней очередного взрослого, который говорит ерунду. Это бывает, если под ребенка всегда все подстраивались: тренер по плаванию находил подход, педагог по музыке учитывал личные заморочки, бабушка все за ним убирала.

Материалы по теме
Интересное
Развлечения
В честь Дня матери вспоминаем рекордсменок
Психология
Поздравляем читательниц с праздником!
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.