«Я сам стал тем кошмаром, который преследовал меня в детстве»: блогеры обсудили насилие над детьми и его последствия

«Я сам стал тем кошмаром, который преследовал меня в детстве»: блогеры обсудили насилие над детьми и его последствия - слайд

© Скриншот ПЕТЯ ЛЮБИТ ВЫПИТЬ/Youtube

YouTube-блогер Петя Плосков выпустил фильм о насилии над детьми

Когда коллеги из НЭН пишут: «Детей бить нельзя», — обязательно в комментариях находится кто-нибудь, кто скажет: «Ну, это бить. А если немного шлепнуть в качестве наказания? А если он кого-то сам ударил, что, ему нельзя показать, как больно другому? Вы все преувеличиваете, нас били, и мы нормальными выросли!».

Петя и его гости исследовали вопрос и пришли к выводу, что те, кого в детстве били и унижали, страдают потом всю жизнь. Их «нормальность» крайне тяжело им дается. И это важно помнить тем, кто стал родителем недавно.


Насилие ухудшает жизнь человека на долгие годы.


Когда люди думают о насилии, они представляют себе какие-то маргинальные семьи, а детей, которых били и унижали, воображают в виде сломленных, ничего не добившихся в жизни людей. Но это не так: шлепки и подзатыльники, оскорбления и манипуляции тоже являются насилием (а не «воспитанием»).

А те, кто через все это прошел, могут быть вполне состоявшимися людьми. Просто их травмы и душевные раны могут быть незаметны незнакомцам со стороны.

О пережитом в детстве насилии рассказала Ольга Кравцова. Да, та самая: совладелица студии «Кубик в кубе», «влиятельный российский человек», прославившая танцующего воспитателя из Норвегии.

Именно ее пост в Инстаграме стал отправной точкой для создания программы о насилии над детьми. Родители Ольги применяли к ней физические наказания в «воспитательных целях»: били ремнем, запирали в комнате за любые провинности.

«Вот мне шесть лет, у меня бабушка — фельдшер, я у нее из шкафа украла шприцы, чтобы с ними поиграть. Ну, естественно, меня наказали: избили ремнем и заперли на три дня в комнате, потому что это же воровство, а мои родители хотели, чтобы я выросла хорошим человеком», — рассказала Ольга.

Машу Арзамасову, журналистку и блогершу, очень сильно ругали и били за плохие оценки в школе. Ее мать вырывала листы с неверно выполненными заданиями из тетрадей и заставляла переделывать все заново. Часто девочке доставались подзатыльники за тройки. Маше было так страшно, что она даже мечтала попасть под машину.


«Я шла домой с тройкой и знала, что сейчас начнется трэш. И я думала, хоть бы я попала под машину, тогда мама меня не будет ругать за эту оценку», — вспомнила она.


Когда о происходящем узнала учительница, маму вызвали в школу, чтобы обсудить вопрос. Но это не принесло результатов.

«Я никогда не забуду, того, что было дальше. Мама сказала мне: как тебе не стыдно врать, что я тебя бью за плохие оценки. И я говорю: мама, но ты даешь мне подзатыльники! Она обзвонила всех своих друзей и всем рассказала, как я ее опозорила, как наврала в школе, что она меня бьет. И это накладывает такой запрет на то, чтобы говорить о насилии, как будто тебе все равно никто не поверит», — поделилась печальным опытом Маша.

Блогершу Эвелину Лунаком систематически унижал отчим: он говорил ей гадости, разбил однажды ее телефон. Она ни о чем не говорила маме, чтобы ее не беспокоить.

Сам ведущий неоднократно становился жертвой психологического насилия со стороны отца: тот обзывал его, унижал и считал, что таким образом помогает ребенку стать лучше.


Вроде бы они все выросли нормальными? Но каждый из героев ответил: нет, это не правда.


Ольга столкнулась с расстройством пищевого поведения, никотиновой зависимостью и попытками получить положительные эмоции с помощью беспорядочных сексуальных связей. Она до сих пор не верит, что ее кто-то может любить.

Маша пыталась найти в партнере мать, которая ее бы любила, потому что ее родная мама этого не умела. Для женщины многие годы было огромной проблемой сказать родительнице «нет». Маша боялась что-либо делать, потому что: вдруг выйдет не идеально? А ее мама отрицала факты жестокого обращения и говорила: «Ну а что бы из тебя выросло, если бы я так не делала?»

Эвелина сильно тревожится, когда в ее доме находятся какие-то мужчины, кроме ее парня.

Петя Плосков, ведущий программы, долгие годы не верил, что он достоин любви и столкнулся с самыми разными зависимостями: от алкогольной до наркотической.

Все герои, кроме Эвелины, пытались решить свои проблемы с помощью психотерапии — и это им помогло. Но раны зарастают, а шрамы остаются.


В программе поучаствовал и отец, который бил своего сына и эмоционально на него давил.


Константин Казначеев — предприниматель, он вырос в обычной семье, где насилие считалось нормальным воспитательным методом. «Мне мама рассказывала, как бабушка сломала своему сыну руку за то, что он задержался на полчаса. Воспитание через насилие воспринималось, как единственно верная модель», — объяснил Константин. И он перенес эту модель в собственную семью.

Он шлепал сына и ругал его за провинности. Но однажды, когда мальчик потерял перчатки, а отец устроил ему стандартный разнос, у мужчины в голове как будто что-то щелкнуло.

Вот как сам Константин это описал: «И тут меня переклинило, я подумал: „Костя, куда тебя несет? Рядом с тобой близкий человек. Все теряют перчатки“. И я понял, что я сам стал тем кошмаром, который преследовал меня в детстве. Иногда дети с родителями ругаются, а иногда они просто перестают общаться. Я последние годы жизни моей матери с ней не общался. И я подумал: „Костя, ты этого хочешь? Чтобы твой сын вырос и перестал с тобой разговаривать?“ Меня холодный пот пробил. Я не хотел такого. После этого мы пошли к семейному психологу и решили эту проблему».


Риск повторить родительский сценарий у детей, переживших насилие в детстве, очень велик.


Ольга однажды шлепнула своего ребенка, и была потрясена тем, как он был испуган. Маша говорит, что если бы не психотерапия она и ее сестра точно так же обращались со своими детьми.

В программе поучаствовали сотрудницы фонда «Сестры», помогающего пережившим домашнее насилие. Наталья Тимофеева и Екатерина Юрьева рассказали о статистике насилия в отношении детей.

«Международные исследования показывают, что две трети детей сталкиваются с каким-либо видом жестокого обращения. Статистика может отличаться по странам немного, но там, где насилие считается проблемой, его не обязательно меньше. Просто такие случаи лучше регистрируются. У нас насилие в семьях и за проблему-то не считается. Все делают вид, что все хорошо с семьями», — объяснили Наталья и Екатерина.

Они утверждают, что домашнее насилие обладает высокой латентностью, и люди могут молчать о нем годами. Дети боятся признаваться в случаях жестокого обращения, так как их могут изъять из семьи, кроме того, взрослые из официальных структур их часто запугивают: «Неужели ты хочешь, чтобы папу посадили в тюрьму?»

Адвокатесса Анастасия Поняева поделилась ссылками на сайты благотворительных фондов и некоммерческих организаций и рассказала о том, как тяжело привлечь домашнего тирана к ответственности. Побои перенесены из уголовного кодекса в административный, психологическое насилие вообще не доказуемо, а сотрудников полиции не учат нормально работать с пострадавшими детьми.

Светлана Шуваева, психолог, работающая с детьми и их родителями в ситуации применения насилия, рассказала, как оно сказывается на психике подростков. Причем она отметила, что попытки суицида чаще всего совершают люди, имеющие опыт эмоционального абьюза. Потому что им приходится держать все свои эмоции в себе, им не с кем поделиться. И самоубийство кажется им выходом.


Только после такого страшного события родители понимают, что делают что-то не так, и проявляют готовность слушать специалистов.


Чаще всего попытки вразумить родителей до трагедии наталкиваются на сопротивление с их стороны. Поэтому, как бы парадоксально это ни звучало, Светлана в своей работе старается морально поддержать и абьюзера тоже. Она стремится не обвинить родителя в насилии над ребенком, а просветить его: рассказать, что бывает с детьми, с которыми плохо обращаются.

Как остановить насилие в отношении детей?

Гости программы предложили разные способы. Психолог — учить людей разговаривать друг с другом и слушать. Сотрудницы фонда «Сестры» — внедрять отношение к детям, как к людям, а не имуществу родителей. Константин Казначеев призвал родителей учиться замечать за собой насильственное поведение. Ольга Кравцова предложила раздавать в роддомах книги Людмилы Петрановской, чтобы просвещать матерей.

Ольга же отметила, что, хотя происходит много плохого, общество движется в правильном направлении: ее детство было лучше, чем детство ее мамы, детство мамы — лучше, чем детство бабушки. Детство сына Ольги вообще можно назвать безоблачным.


В конце ведущий напомнил родителям, что не бывает насилия хорошего, полезного, воспитательного.


Петя призвал родителей не применять насилие в отношение детей, подростков попросил не боятся обращаться за помощью, а случайных прохожих — не быть равнодушными к случаям насилия. К видео прилагается список фондов, занимающихся проблемой, юристов, готовых помочь, и ссылки на образцы заявлений в полицию.

Мы присоединяемся к этому призыву и просим вас ознакомиться с большим проектом коллег из НЭН, который называется «Хватит бить детей». Здесь вы найдете не только информацию о том, к чему приводит насилие над детьми, но и способы справляться со своим гневом, ненасильственные методы наказаний и полезную литературу.

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.