Самое волшебное слово на свете. Письмо редактора

Самое волшебное слово на свете. Письмо редактора - слайд

© Коллаж Кристины Савельевой

Воскресное письмо Тамары Высоцкой

Привет!

На связи старший редактор Chips Тамара Высоцкая, и сегодня хочу поговорить с вами о самом волшебном слове, которое способно на великие чудеса (на самом деле нет). В общем, сейчас сами все поймете.

Незадолго до своего четырехлетия мой сын начал решать конфликты кулаками. Причем распространялся этот приемчик исключительно на меня и моего мужа — в напряженных ситуациях ребенок с боевым кличем бросался на нас, осыпая нас градом весьма чувствительных ударов. Конечно же, мы пытались его остановить, много говорили о том, что драка — это никогда не выход, предлагали альтернативы, и все такое — речь сейчас не о том, как отучить четырехлетку драться.

Речь о том, что после каждого такого взрывного конфликта ребенок через какое-то время остывал, приходил в себя, и возвращался к нам с искренними извинениями. Он обнимал нас и самым своим милым голосом говорил: «Извини меня, пожалуйста, извини».


Он очень хотел исправить ситуацию, он хотел, чтобы все как можно скорее вернулось на круги своя, и извинения были единственным инструментом, который мог справиться с этой задачей.


Признаюсь, извинять его было не всегда просто — особенно, когда боль и обида от десятков ударов еще не до конца прошла. Из позиции взрослого я понимала, что он грустит и хочет вернуть свою обычную маму назад, а из позиции ребенка мне хотелось дуться еще часа два, не меньше.

И я понимала, что вот эти вот «извини», какими бы искренними и настойчивыми они ни были, мне не помогают. Как листку бумаги из этого видео (там классный лайфхак, посмотрите). Ну то есть, я понимаю, что ребенок делает все по принятому протоколу вежливости, но ситуацию это не исправляет.


Я тогда задумалась: а как вообще можно исправить эту ситуацию, если простое «извини» не работает? Напрашивается ответ «не делать этого изначально», но, увы, без машины времени такой метод бесполезен. Тогда я поняла, как мало способов исправления собственной вины у нас существует.


Вы вообще заметили, что последнее время все вокруг стали извиняться? За некорректные высказывания в соцсетях, за агрессию в общественных местах, за нарушение правил, за оскорбление других людей, за халатность и непрофессионализм. Практически за каждым человеческим проступком, попавшим в общественное поле, стоит видео с извинениями. Это как будто бы уже такой социальный мастхэв, без которого никто не поверит, что человек искренне раскаялся в содеянном и «больше так не будет».

Хотя все в глубине души понимают, что то, что человек на камеру бубнит «я приношу свои искренние извинения», абсолютно не значит, что он раскаялся или вообще хоть что-то понял. Он делает то же, что делал и в четыре, и в пять, и в тридцать пять — говорит «извини», чтобы все прошло, чтобы к нему стали относиться как прежде, чтобы все вернулось в норму, чтобы снова стать хорошим. Извиняться вроде бы не обязательно, но без этого сложно считаться приличным человеком.

Если подумать, то это идет все оттуда же — из детства. Ты косячишь, тебе говорят «Немедленно извинись!» и ты, конечно, извиняешься. Ну или тебя обижают, а потом обидчик, заплаканный и взъерошенный, говорит «Прости!», и ты обязан это принять, потому что если не примешь, то виноват уже ты — «Ну ты чего, он же извинился!».


Поистине волшебное слово, поволшебнее всякой там авадакедавры.


Возникает логичный вопрос — а что делать-то? Как бы люди ни старались, они неизбежно будут кого-то обижать и делать что-то не так — вина будет всегда, а вот куда ее девать?

Некоторое время назад на НЭН выходил материал, как раз посвященный этой теме — там психолог рассказывала, чем заменить слово «прости», которое для большинства детей вообще ничего не значит. Все, что они усваивают с ранних лет — это то, что его можно сказать, чтобы все прошло, а потом можно идти и делать, что хочешь, дальше — и всегда на помощь придет спасительное «прости».

Полный текст можно прочитать здесь, а если вкратце, то альтернативой дежурному «прости-извини» можно считать конкретные действия, направленные на улучшение ситуации.

Если ты бежал и толкнул кого-то — помоги ему встать, отряхнуться, найди воду или приложи холодное к ушибу. Если ты разбил вазу — попробуй ее склеить, откажись от новых игрушек или начни откладывать карманные деньги, чтобы купить новую.


Если ты сказал фигню и кого-то обидел — займись собой, узнай, почему так говорить не стоило, что чувствуют люди, которых ты обидел, и разберись, как им помочь.


Самым ярким примером такого подхода можно назвать случай с телеведущей Региной Тодоренко, которая в прошлом году позволила себе некорректно высказаться в адрес жертв домашнего насилия («А что ты сделала, чтобы он тебя не бил?»).

После огромной волны хейта Регина не просто извинилась — она пожертвовала приличную сумму в фонд защиты пострадавших от домашнего насилия, а потом еще и сняла документальный фильм, который привлекает внимание к этой проблеме — мы подробно разбирали эту ситуацию вот здесь.

Даже после этого Тодоренко критиковали за то, что мол она сделала это неискренне, а потому что испугалась за свою карьеру, но знаете что? Мне кажется, что здесь это уже не так и важно. Она трансформировала свою вину в реальную помощь реальным людям — и перестала позволять себе высказывания, которые могут показаться кому-то оскорбительными. И это намного полезнее любого «извини», повторенного десять тысяч раз с разными жалостливыми интонациями.

Как родители мы учим своих детей многим базовым вещам жизни в обществе. Дали конфету — скажи «спасибо», хочешь попросить — скажи «пожалуйста», наступил на ногу — скажи «извини». Но кроме этого важно не забывать учить их и более фундаментальным и системным вещам — анализировать ситуацию, проявлять эмпатию, сострадать, объяснять свои действия, искать способы исправить то, что пошло не так.

Это требует куда больше времени и работы, чем простое «извини», но, кажется, это помогает всем нам стать человечнее — и увеличивает шансы на то, что такие ошибки не повторятся. Человек, который первый раз отмазался извинениями, отмажется ими и второй раз, а человек, который поставил себя на место жертвы, изучил проблему, примерил ее на себя и попытался что-то исправить, запомнит такой урок на всю жизнь.


Мы все ошибаемся, иногда — довольно сильно, но почему бы не использовать это как шанс изменить ситуацию к лучшему?


Что касается моей истории про четырехлетку и драки, то, наверное, можно сказать, что и для нас этот опыт тоже оказался в какой-то мере полезным. Как минимум потому, что сын узнал, что «извини» работает не всегда. Мы вместе изучаем техники самоуспокоения, разбираемся, в какой момент конфликт превращается в потасовку, консультируемся с психологом. Мы шаг за шагом объясняем сыну, что схема «ударил-извинился-все хорошо-ударил снова-извинился» не работает. И, я надеюсь, он скоро это поймет и заберет эти знания во взрослую жизнь.

Хороших выходных!

Старший редактор CJ Тамара Высоцкая

.

.

Материалы по теме
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.