Школа без буллинга. Такое возможно?

Школа без буллинга. Такое возможно? - слайд

© Коллаж Кристины Савельевой

Есть ли способы не просто отслеживать зачатки травли в детском коллективе, а сделать так, чтобы ее вовсе не возникало? Давайте разбираться

Возможно, вы слышали мнение о том, что школьная травля неизбежна и едва ли не обязательна — мол, в столкновении с другими детьми ребята могут получить бесценный жизненный опыт. К сожалению, это мнение часто поддерживают не только родители, но и учителя, чьи высказывания считаются профессиональными и экспертными, а потому — безошибочными.

Мы поговорили с педагогом, мамой и автором книги и одноименного блога «Травля: со взрослыми согласовано» Светланой Моториной. Она давно занимается темой буллинга и знает о ней не понаслышке: историю травли своего сына она рассказала в фильме Александра Мурашева «Я встретил тех, кто меня травил». Светлана считает, что школа без буллинга возможна и предлагает методы профилактики.

Сначала немного теории

— Как отличить травлю от игры: в игре всем приятно, в травле кому-то больно.

— Как отличить травлю от конфликта: конфликт — это столкновение интересов, его можно разрулить, в нем можно договориться, в травле договориться нельзя.

— Как отличить травлю от ситуации, когда один агрессивный ребенок третирует весь класс: если ребенок такой один, это не травля, это наличие агрессивного ребенка, и это тоже нужно пресекать. Травля всегда происходит в коллективном поле.

Признаки травли:

Насилие физическое или психологическое

Систематичность

Неслучайность, намеренность действий со стороны агрессора и свиты

Неравенство сил

Позитивный лидер в детском коллективе

Взрослый, способный объединить детей вокруг позитивных ценностей и позитивных стратегий коммуникации, научить их разрешать конфликты и позитивно взаимодействовать.

Если в коллективе есть такой взрослый, то сколько бы ни было детей, отличающихся от других (а травят чаще тех, кто чем-то отличается от большинства), либо детей, которых недолюбливают (а «недолюливание» не травля), буллинга в коллективе не будет, потому что лидер его не допустит.

/

Любая проблема решается только тогда, когда есть тот, кто ее решает, кто берет на себя ответственность. Если взрослые будут разводить руками и говорить «ну, что поделать, такие сейчас дети», ничего не изменится. Кто может быть ответственным? Мы помним, что травля — болезнь группы, значит, работать с ней должен тот человек, который общается с группой и руководит ей, кто может задавать правила игры.

Методичка для учителей (.pdf)

Позитивные ценности как видимая часть школьных будней

Это зафиксированные в школьных документах, доведенные до всех «правила игры».

Говорит Светлана Моторина:

У моего сына, например, в школе есть прописанные и четко озвученные шесть ценностей. Одна из ценностей звучит так: мы не оцениваем и не осуждаем внешность, взгляды, интересы, религию, национальность человека. Эта ценность не просто висит на сайте и на стеночке, к ней каждый день возвращают учеников. Если где-то в коридоре слышат, что кто-то говорит что-то, например, о национальности другого ученика, его тут же ловят и показывают ему: «Смотри, дружочек, что у нас здесь написано? А ты сейчас что сказал? Как ты думаешь, как он сейчас себя чувствует, в этот момент?»

Даже если этого нет на уровне всей школы, ничто не мешает учителю самому разработать правила, действующие в его классе, к которым он будет детей возвращать при необходимости.

Внеурочная деятельность и командообразование

Праздники, поездки, походы, допоплнительные активности. Можно креативить: например, объявить пятницы днями дружбы и раз в неделю каждый ученик должен будет говорить приятные слова другим детям в классе.

Можно играть в снежный ком. Это когда все кидают друг другу мяч и говорят свое имя и называют любимые вещи, предметы, еду, явления — на первую букву своего имени. Например: «Меня зовут Света и я люблю сок». Или прекрасная игра «правда или ложь», когда пишется три факта, два из них правда, один неправда, и надо угадать, что есть что. Также можно предложить детям завести традицию писать заболевшим детям письма от класса.

Развитие эмоционального интеллекта

Эмоциональный интеллект класса развит на достаточном уровне, если в этом классе дети могут проявлять свои чувства, в том числе негативные, пустить слезу, задать любой вопрос, и их будут принимать как учитель, так и все остальные дети.

Вот один из приемов развития эмоционального интеллекта в школьном классе. Утро, пришел учитель, здравствуйте, дети, все кивнули головой, сели. А почему бы детям друг друга не поприветствовать в начале урока? Повернулись к соседу через проход, сказали «как я рад тебя видеть», улыбнулись, сели. И настроение уже другое. Урок зкончился, сказали соседу «классно поработали». Все, уже с другим настроем ушли на перемену.

/

Класс с высоким уровнем эмоционального интеллекта — это класс, в котором слезы и любые другие эмоции понимаются и позволяются, где энтузиазм подбадривается, любые вопросы приветствуются, как источник познания, где все чувства, ценности и мнения важны, где каждый ребенок и/или взрослый принимается таким, какой он есть

Кэтрин Корри, эксперт по эмоциональному интеллекту

В школьных коллективах с развитым эмоциональным интеллектом, как правило, не бывает травли.

Групповая работа на уроке

Это самое интересное, при этом наименее изведанное в России. Более того, многие учителя боятся групповых занятий (считая, что получится балаган). А зря. Если занятия в группах организованы правильно, балагана не будет. Это и отличная профилактика буллинга, и доказанный путь повышения академической успеваемости.

Вот пример групповой работы на уроке (это правда интересно).

Говорит Светлана Моторина:

Допустим, на предыдущем уроке прошли фотосинтез, и надо проверить, как усвоен материал. Что делает классический учитель во фронтальной (обычной) работе? Вот он решил: мне надо спросить сегодня Катю, Васю и Петю. И он спрашивает: «Катя, что такое фотосинтез?» Катя встала, рассказала. «Петя!» «Вася!» Остальные 27 человек в классе что в этот момент делают? Ничего. И как знают фотосинтез остальные 27, я пойму, только когда дам проверочную работу.

Как это можно сделать в групповом формате? Приемов масса, но возьму вот этот. Я разбиваю детей по четверкам, даю им в группах порядковые номера — первый, второй, третий, четвертый. Я намеренно Кате даю номер 1, Васе номер 2, Пете номер 3, чтобы они не одномоментно говорили и я могла послушать каждого, и рассаживаю Катю, Петю и Васю в разные группы.

При этом я понимаю, что в классе есть «слабенькие» дети, я им обязательно дам номер 4. А сильным детям я дам номер 1.

Дальше даю задание: вы должны, допустим, за 40 секунд, по таймеру, каждый в группе, начиная с первого, рассказать, что такое фотосинтез. Моя задача — следить за временем и ходить между группами. Дети отвечают по очереди на время.

Что мы получаем? Я послушала почти всех, а не только тех, кого нужно, и увидела, усвоил ли класс в целом тему. Четвертые, академически слабенькие, тоже что-то сказали (просто потому что выслушали перед этим троих более сильных учеников). Первые, академически сильные, прокачали свои компетенции, слушая остальных и помогая им, когда те ошибаются или теряются.

Этому способствуют четкие правила группового взаимодействия, они должны где-то в классе висеть на стене и каждый день напоминаться: мы в группе поддерживаем друг друга, не перебиваем, а если слышим ошибку, мы ее исправляем. Мы выполнили задание, только когда ответил каждый. Каждый раз, когда у нас групповые занятия, мы к этим правилам возвращаемся, и дети просто привыкают уже, что нужно помочь.

Плюс обязательный элемент — вовлечение детей в активное слушание. Ты можешь в любой момент спросить: «Лена, а что в твоей группе сказал Петя?», « Группа 5, Миша, какой ответ в твоей группе был самый правильный?» Первое время они будут говорить «я не знаю». Но когда ты это сделала раз, два, три, они привыкнут и будут сидеть — ушки на макушке — и слушать»

Где здесь антибуллинговый эффект?

— Один из важных элементов профилактики буллинга — постоянное перемешивание детей в группах. Да, для предотвращения буллинга нужно всячески противостоять тому, чтобы дети объединялись в группировки.

— Еще один важный момент — это предоставленная тихим детям возможность оказаться в ситуации успеха, это тоже профилактика травли.

— А лидеры чувствуют себя сильными без агрессии и без свиты (как правило, у ребенка-булли есть свита).

— Учитель от таких уроков получает обычно большую отдачу, это профилактика выгорания у самого учителя. Опыт показывает, что в классах у выгоревших учителей буллинг встречается гораздо чаще.

Это важно!

Но если говорить о школьной травле глобально, невозможно «поправить» только учителей. Они лишь часть системы. Есть еще 1) родительское сообщество (разнородное, как все наше общество, и с разными взглядами на жизнь); 2) школьная администрация (а также школьная антибуллинговая хартия и способы реагирования на буллинг на уровне всей школы); 3) чиновники (для которых главное kpi в системе образования — ЕГЭ, а отнюдь не эмоциональное состояние учеников). Только общая работа поможет нам изжить в школе такое явление, как буллинг.

Но учитель — первая точка «контакта», поэтому именно на нем основная ответственность. Именно он может травлю запустить (самый плохой вариант, но, к сожалению, встречающийся), либо допустить. Либо не допустить.

Что почитать по теме

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.