Война закончилась: где прятались израильские семьи во время бомбежки

Война закончилась: где прятались израильские семьи во время бомбежки - слайд

© Коллаж Кристины Савельевой

В этом месяце произошло обострение израильско-палестинского конфликта. Военные действия длились 11 дней с 10 по 21 мая. Хотя на данный момент между Израилем и Хамасом установлено соглашение о прекращении огня, никто не знает, сколько продлится этот шаткий мир.


Что значит жить в стране, которая периодически подвергается обстрелу ракет и где семьи прячутся во время бомбежек — в нашем новом обзоре.


Хотя о системе безопасности Израиля слагаются легенды, на деле способы укрытия для семей во время ракетных обстрелов довольно сильно разнятся (как по степени удобства, так и по степени безопасности) и во многом зависят от то того, в каком именно городе и в каком типе дома проживает семья.

Застройщики современных многоквартирных домов обязаны в каждой квартире спроектировать мамад — это специальная комната с утолщенными стенами, обычно в этой комнате есть окно, но оно может быть закрыто тяжелыми стальными пластинами. Эта комната закрывается большой железной дверью, и в мирное время чаще всего используется как детская.

Журналистка Алина Фаркаш в канале «Цимес. Жизнь современных евреев» пишет: «За последние годы без войн жители центра и севера страны настолько расслабились, что стали снимать эти железные двери и относить их в кладовку. Они некрасивые, портят дизайн квартиры и плохо закрываются. На их место ставили обычные межкомнатные двери: мол, если вдруг начнут бомбить, мы быстренько принесем железную дверь из подвала и установим ее на место. Примерно так думали многие не пуганные ракетами жители центра и севера. Даже некоторые риелторы в списке достоинств квартиры указывали на возможность снять дверь защищенной комнаты. А сейчас все изменилось».

Сложно сказать, сколько именно времени жители Израиля проводят в убежище во время атаки. Как минимум 20 минут — обычно через десять минут после сигнала сирены слышен взрыв, и потом советуют ждать в укрытии еще как минимум десять минут.

/

Если вдруг начнут бомбить, мы быстренько принесем железную дверь из подвала и установим ее на место.

Если семья живет в доме, в котором не было предусмотрено наличие мамадов, то, услышав сигнал сирены, предупреждающей о ракетном налете, жители спускаются в подвал дома или выходят на лестницу (эти места считаются самыми безопасными, потому что здесь меньше всего вероятность получить осколочное ранение). В некоторых городах существуют также общественные бомбоубежища на улицах. Если сигнал сирены застал вас на улице, нужно лечь на землю — родители пытаются закрыть собственными телами своих детей.

Иногда использовать коммунальные убежища в подвалах зданий оказывается невозможным — они захламлены, заставлены старыми вещами, то есть в мирное время используются как кладовки, а потом трудно найти людей, которые бы в считанные секунды освободили это помещение для использования по военному назначению. Во время последнего конфликта появились специальные волонтерские отряды таких разборщиков, в которых участвуют даже дети — подробнее об одном из них, в городе Ашдоде, на прошлой неделе писало издание Times of Israel.

/

Если сигнал сирены застал вас на улице, нужно лечь на землю — родители пытаются закрыть собственными телами своих детей.

Мы попросили прокомментировать ситуацию с убежищами в Израиле бывшего главреда Сhips Journal Ольгу Уткину, которая живет в Тель-Авиве:

«Про расхламление я ничего не могу сказать, потому что живу совсем не в таком доме, и даже знакомых, которые бы жили в таких домах, у меня нет. У многих моих друзей есть мамад. У нас нет мамада, после звуков сирен мы просто спускаемся в подвал, а кто-то выходит на лестницу. Но в целом со временем всех уже задалбывает ходить куда-то прятаться.

Нужно понимать, что в статье Times of Israel речь идет о городе с жесткой бомбежкой, где тебя реально в твоей кровати может ночью убить. А мы все-таки в Тель-Авиве, над нами железный купол, и шанс, что в твой дом попадет снаряд, минимальный. Максимум может попасть осколок, и на улице в момент обстрела лучше не находиться, потому что осколки могут сильно ранить. Но вот таких случаев, чтобы снаряд попал в здание, я не знаю.

/

Нужно понимать, что в статье Times of Israel речь идет о городе с жесткой бомбежкой, где тебя реально в твоей кровати может ночью убить.

Израильтяне в целом очень спокойные и вовлеченные родители. Хотя они сами по себе экспрессивная нация, детей здесь не унижают, не пугают, родители могут, конечно, иногда выбеситься, но в рамках приличия. Тут есть такой негласный кодекс: главное — не паниковать, ребенок впитывает все ваши эмоции, чем больше вы паникуете, тем больше ребенок будет истерить. Поэтому все спокойненько идут в убежище, но это, наверное, еще и потому, что израильтяне — в целом народ привыкший к военным действиям, последний раз ракеты здесь летали семь лет назад.

Мне нравится, что на зумах в нашей школе (моей младшей дочери шесть лет) от детей ничего не скрывают, не пытаются завуалировать, что происходит, не говорят: «Ой, это просто сирены, ничего такого страшного». Учителя прямо говорили детям: «Вот, летят ракеты, идет война, идет нападение». Понятное дело, что в зависимости от политических взглядов каждая семья сама выбирает, какими словами говорить об этом конфликте с детьми. Но в целом дети в курсе всего происходящего, им не говорят, что это смерть, ужас, кошмар, мы все умрем, а спокойно сообщают факты. Я знаю, что из новостей все выглядит гораздо страшнее, чем в нашей реальности, но это во многом из-за того, что мы в Тель-Авиве, а самое мясо — оно далеко от нас».

/

От детей ничего не скрывают, не пытаются завуалировать, что происходит, не говорят: «Ой, это просто сирены, ничего такого страшного». Учителя прямо говорили детям: «Вот, летят ракеты, идет война, идет нападение».

О том, как важно пытаться сохранять спокойствие с детьми во время обстрела пишет Шарон Вайс-Гринберг в издании Jewish Exponent. В школе, где учатся ее дети, еще одной рекомендацией для родителей было напоминание о том, что в этот период ребенку особенно необходим телесный контакт со взрослыми, чтобы легче пережить это время.

За 11 дней военных действий в Израиле погибли 10 взрослых и двое детей. В секторе Газа были убиты 243 человека, около 60 из них — дети. Обе стороны считают себя победившими в конфликте.

Материалы по теме
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.