За что студентов исключали, арестовывали, отправляли в ссылку и расстреливали

За что студентов исключали, арестовывали, отправляли в ссылку и расстреливали - слайд

© Студенческий строительный отряд Нововолынского электротехнического техникума | RIA Novosti archive, image #431106 / B. Krishtul / CC-BY-SA 3.0

Шесть историй от царских времен и до наших дней

12 апреля суд в Москве приговорил четырех редакторов студенческого журнала Doxa к двум годам исправительных работ по делу о вовлечении молодежи в протесты. В феврале троих школьников осудили по «делу о взрыве здания ФСБ в „Майнкрафт“», 16-летний Никита Уваров получил пять лет колонии. Громко прозвучали дела «Нового величия» (признано экстремистским), аспиранта МГУ Азата Мифтахова и другие.

Вспомнили, как и за что преследовали отдельных студентов и молодежные группы в России в прошлом.

1887

За пощечину инспектору Московского университета

Во второй половине XIX века студенчество было очень активным, историки говорят о существовании студенческого движения. Молодежь постоянно устраивала демонстрации протеста, создавала революционные кружки, печатала и распространяла прокламации, за что неизменно подвергалась арестам и прочим наказаниям.

В ноябре 1887 года прошли протесты против действий инспектора Московского университета Алексея Брызгалова, при котором усилилась слежка за студентами, происходили обыски и аресты.

22 ноября во время концерта университетского хора и оркестра, который организовали для того, чтобы выразить «верноподданнические чувства» учащихся, студент юридического факультета Синявский прилюдно дал Брызгалову пощечину. Его арестовали. В ответ начались сходки студентов: они требовали отстранить Брызгалова от должности, отменить устав, в соответствии с которым за студентами фактически велся полицейский надзор, отменить требование носить форму.


26 ноября на Страстном бульваре полиция и жандармы избили собравшихся там студентов медицинского факультета.


Волнения продолжились. Администрация прекратила занятия в университете — они возобновились только в марте следующего, 1888 года.

За участие в волнениях из университета тогда исключили 97 человек, всего разного рода наказаниям подверглись более двухсот студентов.

1894

За протесты против провластного выступления профессора

В ноябре 1894 года, вскоре после смерти императора Александра III, Василий Осипович Ключевский, историк, профессор Московского университета, произнес хвалебную речь в его память.


За это на одной из лекций студенты освистали Ключевского. Ему на кафедру положили текст его речи, к которой приклеили «распечатку» басни Фонвизина «Лисица-кознодей» (там есть слова «знатному скоту льстят подлые скоты»).


Активисты также выпустили листовку, в которой осуждали выступление Ключевского.

За участие в этих акциях администрация университета исключила 58 человек. Последовали студенческие протесты против этого решения — для их подавления в вуз прибыли полиция и жандармерия. Несколько десятков студентов были арестованы, еще 49 — исключены, 55 — высланы из Москвы.

В том же году было создано «Общество вспомоществования», которое организовывало помощь преследуемым.

1899

За студенческую забастовку

В феврале и марте 1899 года Россию охватили масштабные студенческие волнения. А началось все в тогдашней столице — Санкт-Петербурге.

Накануне празднования 80-летия университета ректор Василий Сергеевич распространил обращение, в котором призывал студентов исполнять законы и угрожал лишением привилегий и арестами, если они не подчинятся. Учащихся возмутил тон ректора. Они сорвали вывешенное в университете обращение и уничтожили его, а во время празднования юбилея освистали Сергеевича.

Когда студенты стали расходиться, на улице их ждала полиция, которая, видимо, не хотела допустить, чтобы они пошли в сторону царской резиденции. При этом учащимся не объяснили, куда и как им следует расходиться. Образовалась неразбериха. В полицейских полетели снежки.


«Не повесят же нас из-за этой сволочи студентов!» — закричал офицер и пустил эскадрон полиции в толпу. Многие были затоптаны и ранены нагайками.


После этого студенты объявили забастовку. Вызванная ректором полиция арестовала несколько десятков самых активных. Однако назначенная императором комиссия по расследованию событий 8 февраля установила, что полиция изначально была настроена на жесткий разгон студентов. Этот доклад, однако, опубликован не был.

В знак солидарности забастовали студенты Московского университета. Власти ответили массовыми арестами, отчислениями и ссылками. Казалось, протест удалось заглушить, но в марте в одиночной камере Бутырской тюрьмы совершил самосожжение 22-летний студент Герман Ливен — то ли из-за издевательств тюремной стражи, то ли из-за обострения психического заболевания.

Это трагическое событие стало триггером для студенческих выступлений в разных городах страны. Протесты проходили в Киеве, Томске, Казани, Харькове, Варшаве, Одессе. Все они были жестко подавлены. А летом император Николай II издал документ, который предписывал отдавать бунтующих студентов в солдаты.

1935

Потому что репрессии

В сталинские времена говорить о каких-то масштабных выступлениях студентов не приходится. Репрессиям подвергались миллионы человек, в том числе учащиеся вузов и школьники.

Сына поэтессы Анны Ахматовой и поэта Николая Гумилева Льва арестовывали не один раз.

В 1933-м 21-летнего Гумилева, учившегося в Ленинградском государственном университету (ЛГУ), забрали вместе с группой студентов, когда они в гостях у сотрудника Института востоковедения читали стихи и советовались о переводах. «Собственно я здесь оказался совсем ни при чем. И меня через девять дней выпустили, убедившись в том, что я ничего антисоветского не говорил, ни в какой политической группе не участвовал», — писал Гумилев.

В 1935 году его снова арестовали — на этот раз на полторы недели по доносу однокурсника. Затем исключили из ЛГУ «как лицо, имеющее дворянское происхождение» и как сына осужденного «за контрреволюционную деятельность». Восстановиться ему удалось только в 36-м.

Настоящая «Голгофа» Гумилева началась в 1938 году с незначительной стычки в здании филологического факультета.


Во время лекции историк Лев Пумпянский «стал потешаться над стихотворениями и личностью» отца Льва — Николая Гумилева (расстрелян в 1921 году). Сын резко ответил лектору, тот пожаловался в деканат — и, по всей видимости, в органы.


10 марта Льва арестовали. В материалах следствия упоминались все его предыдущие «проблемы с законом», а также — отчисление, неуспеваемость, «недисциплинированность».

Было заведено уголовное дело об «участии в молодежной антисоветской террористической организации в ЛГУ и в подготовке террористического акта против А. А. Жданова». Также по делу проходили студенты Николай Ерехович и Теодор Шумовский, арестованные ранее.

Всех троих держали в Ленинградской тюрьме Управления государственной безопасности, в августе перевели в тюрьму №1, оказывали давление, выбивали показания.

Военный трибунал вынес бывшим студентам обвинительный приговор: Гумилеву дали десять лет лагерей, его «подельникам» — по восемь.

После обжалования Верховный суд постановил пересмотреть дело. Несмотря на это, всех троих этапировали на Беломоро-Балтийский канал. Новый приговор, вынесенный 26 июля 1939 года, назначал каждому по пять лет лагерей. Гумилева отправили в Норильск, Ереховича — на Колыму, Шумовского — в Архангельскую область.

Университет Лев Гумилев все же закончил — с декабря 1945-го по март 1946-го он сдал экстерном экзамены за два курса.

1952

За обсуждение революционной борьбы

Началось все в 1949 году с литературного кружка при Московском доме пионеров, в который входили Борис Слуцкий и Владилен Фурман.

В 1950-м году молодые люди и девушки стала собираться дома у Слуцкого, к тому времени уже ставшего студентом. От обсуждения литературы они перешли к изучению трудов Владимира Ленина, сравнивали их с происходящим в реальности.


«Думающую молодежь раздражали казенщина и официоз, воцарившиеся в литературе и искусстве… Когда молодые люди подобным образом впервые сталкивались с суровой и мрачной реальностью циничной позднесталинской эпохи, это закономерно вызывало у них чувство протеста», — рассказал внук одной из фигуранток дела Сусанны Печуро Алексей Макаров.


В августе они создали «Союз борьбы за дело революции». Целью было возвращение к «подлинным идеалам революции». У каждого была подпольная кличка, для «Союза…» придумали программу, на встречах спорили о методах революционной борьбы. Дальше теории дело не заходило.

«Союз…» просуществовал полгода. В январе 1951 года всех его участников арестовали. Было заведено уголовное дело. В число обвиняемых включили несколько человек, которые не имели к «Союзу…» никакого отношения.

Когда в деле появились обвинения в терроризме, стало ясно, что арестованных ждут самые суровые приговоры. В феврале 1952 года Верховный суд СССР постановил: Бориса Слуцкого, Евгения Гуревича и Владилена Фурмана — расстрелять, еще десятерым обвиняемым дали по 25 лет, остальным трем — по десять лет заключения. На моменты вынесения приговора младшей подсудимой было 16 лет, старшему 21.

1976

За шуточную демонстрацию

1 апреля 1976 года в Куйбышеве (Самара) прошло то, что сегодня назвали бы монстрацией — «шуточная» демонстрация хиппи и неформалов. Мероприятие приурочили ко Дню смеха, чтобы участников не обвинили в антисоветской деятельности.

Организаторами выступили 24-летний студент политехнического института Владислав Бебко, 20-летний юрисконсульт Виктор Давыдов и другие.

На плакатах участников шествия были неполитические лозунги и фразы: «Свободу самовыражения», «POP-Mashin», «Flower Power» («Сила цветов»). «Нарисовали на щеках, лбах, плакатах губнушкой цветы, вывернули наизнанку куртки, пиджаки. Много было хип-атрибутики: цепей, одежды, отдаленно напоминающей штаны и т.п.», — писал Бебко в воспоминаниях.


Чтобы избежать обвинений в нарушении порядка, демонстранты шли по тротуарам, при всех были паспорта. В акции приняли участие около полусотни человек.


От Монумента Славы люди двинулись по Молодогвардейской улице, но до места назначения — обкома КПСС — дойти не успели: дорогу им преградила милиция.

«По пути я обзавелся частью дерева с ветками и, нанизав на него один из транспарантов, возглавил движение, используя дерево вместо стяга, — пишет Бебко. — На углу улиц Венцека и Фрунзе неожиданно на нас бросилась группа милиционеров человек пять-шесть… Ряды перемешались и стали рассеиваться. Милиционеры отлавливали кого могли… Один из ментов вцепился в дерево-стяг и старательно вырывал его у меня. Я сказал ему, что это мое, что заявляю гражданский протест, что Конституция… Он заехал мне в грудь и на словах добавил что-то неприличное».

Демонстрантов посадили в «воронок» и отправили в РОВД. В итоге организаторов шествия осудили на 15 суток за мелкое хулиганство, а остальных отпустили.

После этого власти серьезнее взялись за неформальные молодежные группы города. В 1979 году Бебко осудили на три года колонии за хулиганство и распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй. Давыдова в 1980 году признали невменяемым и поместили в психиатрическую больницу. В «перестройку» обоих полностью реабилитировали.

После распада Советского Союза гонения на время прекратились, чтобы вскоре начаться с новой силой.

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.