Раньше на друзей рассчитывали, теперь они подсчитаны: как дружат дети сегодня

Раньше на друзей рассчитывали, теперь они подсчитаны: как дружат дети сегодня - слайд

© Иллюстрация Кристины Савельевой

Все не так, как раньше (но и не хуже)


Когда я была школьницей, то сразу после уроков садилась за домашку и расправилась с ней настолько быстро, насколько это было возможно. Потом собирала портфель, ела суп, одевалась и со скоростью звука выбегала из дома, чтобы поскорее присоединиться к тем, кому задали только устные уроки и кто второй час скачет в классики.

Дети, которые тусовались во дворе, были отличной мотивацией: хотелось поскорее разделаться с домашкой и оказаться в их компании. И мы настолько были были привязаны друг другу, настолько дополняли друг друга, поддерживали, общались, были, что называется не разлей вода — и общаемся до сих пор.

Недавно мы в редакции задумались, как же понимают дружбу современные дети. Кажется, что для них это менее надежная и более скоротечная субстанция, чем было когда-то для нас. Они выходят во двор и сегодня называют друзьями тех, с кем играют в догонялки, а завтра — тех, с кем обсуждают новый видеоролик на любимом YouTube-канале.

Процесс превращения знакомых в друзей — одобрение заявки на добавление в друзья в социальных сетях, а не совместное прохождение трудностей. Значит ли это, что мы действительно наблюдаем упадок дружбы в том понимании, к которому мы привыкли?

Что такое дружба?

Прежде, чем разбираться, как модифицировались дружеские отношения между детьми, нужно понять, какое значение мы в эти отношения вкладываем. А сделать это однозначно — не так уж и просто.

Мотивы менялись радикальнее. Когда-то дружба была синонимом кровного родства, потом стала предполагать взаимную помощь (в том числе материальную), считалась священной и нерасторжимой. Когда появились средневековые рыцари, «дружба» стала более эмоциональной и избирательной: от трусости одного зависела честь другого.

В эпоху Возрождения определяющими были общность духовных интересов и интеллектуальное общение. Революционные движения конца XIX — начала XX века выдвинули на первый план не просто симпатию и душевную близость, но и взаимное желание осуществлять социально-значимые дела — такую концепцию назвали сподвижнической дружбой.


Потом развитие получила мысль об инсталлированной в феномен дружбы выгоде: появились пословицы про то, что лучше уж сто друзей, чем рублей, что друзья в беде не бросают.


В 2013 году Ребекка Грабер, преподавательница психологии в Университете Сассекса в Великобритании, писала, что «в дружбе, как правило, присутствует близость, ощущение, что другой человек рядом с вами, что он прикрывает вашу спину», но «речь идет о предполагаемой поддержке, а не о фактическом проявлении» — то есть далеко не факт, что дети будут обращаться к кому-то за помощью, для них важнее понимание того, что этот кто-то близкий, кто в случае чего придет на зов, есть в их жизни.

Еще нужно сделать ремарку о разном понимании дружбы разными культурами. Например, в исследовании 2021 года изучалась разница в дружеских отношениях канадцев и россиян. Первые придают больше значения независимости людей, меньше от них ждут: «нет уверенности, что вы окажетесь рядом со своим другом в беде, несмотря ни на что». По мнению экспертов, в основе российской дружбы — советское наследие, которое подорвало доверие между людьми.

Но глобализация, рост социальной мобильности, развитие средств массовой коммуникации по-своему трансформировали понятие дружбы. Дети не знают, что раньше доверять было страшно, они живут в глобальном мире, где доступ к информации открыт, социальные сети сближают, а связи создаются легко и быстро.

Дружба стала широким понятием?

Нам кажется, что раньше другом был тот, с кем мы делились секретами, проблемами и страхами. С кем могли обсудить романтические переживания, надежды и планы. У современных детей другом может быть тот, кого они не видели никогда в жизни. Тот, кто пару раз помахал им рукой на перемене или обсудил в очереди в столовой новый альбом любимого исполнителя.

Но на самом деле применение термина «друг» к не самым близким людям — совсем не новое явление. В своем исследовании социальных связей в Англии XVIII века Наоми Тадмор объясняет, что несколько столетий назад человек считал друзьями не только тех, с кем у него были относительно близкие эмоциональные отношения, но и семью, домашний персонал, работодателей. Термин «общество друзей» мог использоваться, например, для целого религиозного движения.


Антрополог Робин Данбар изучал социальные группы на протяжении столетий и обнаружил, что количество стабильных социальных связей, которые могут поддерживать люди, остается довольно постоянным — около 150 человек. Эта цифра стала известна как число Данбара.


Понятно, что общаться каждый день со 150 людьми возможности нет ни у нас, ни у детей (хотя это может и измениться), поэтому антрополог разделил друзей еще на несколько подкатегорий: пять человек — лучшие друзьям (модель ранжирования друзей в социальной сети Вконтакте, кстати), 15–20 человек — близкий круг общения, с которым приятно периодически проводить время, 50 человек — «люди, которых можно позвать на свадьбу» и все 150 — те, внешность и характер которых мы можем легко описать.

Данбар указывал, что нам не хватает когнитивных способностей, чтобы увеличивать эти группы. И если в жизни появляется новый человек — кто-то из старых должен спуститься на уровень ниже. Но появление социальных сетей и новых технологий способствует развитию внимания, памяти, увеличению скорости обработки информации — так что вероятность того, что дружба у поколения, которые выросло вместе со смартфонами изменится.

Врач-психиатр, психотерапевт Вероника Сысоева говорит: «Сейчас у детей быстро меняются интересы — увеличилось количество информации, количество вариантов досуга и увлечений. И чтобы в таких условиях они учились дружить по-настоящему, их нельзя сравнивать с другими (хотя так и в целом нельзя делать), потому что они будут расценивать знакомых исключительно как соперников.

Но, по ощущениям, сейчас они учатся дружить сами — по-новому, по-особенному. Задача родителей — на мешать этому естественному процессу, не навязывать свои представления. Они учатся получать эмоциональное удовольствие от общения, совместных игр и дружеской близости. У них это получится».

Как повлияли технологии?

Беспокойство по поводу антиутопического воздействия новых технологий на дружбу так же старо, как письменность.

Еще в 2012 году Шеннон Валлор, философ технологий, пришла к выводу, что дружеские отношения в социальных сетях можно считать настоящей дружбой. Причем доказывала она это не какими-то новыми методами, а с использованием концепции Аристотеля: дружба требует наличия определенных добродетелей, в том числе взаимности, сочувствия, самопознания (в смысле понимания нашего места в мире, включая место в отношениях с другими) и участия в совместной деятельности.

Да, социальные сети трансформировали слово «друг» и внешне (появился новый смысл, в котором дружить с кем-то означает просто принять запрос на добавление в друзья, даже не поздоровавшись) и внутреннее — расширился диапазон потенциальных социальных связей.

Компания во дворе становится не такой интересной, потому что слишком разношерстна и зачастую не отвечает индивидуальным запросам ребенка.


Постоянная смена компании в реальной жизни — отражение того, что подсознательно дети все еще хотят найти таких же близких по духу друзей, как в Сети.


Не находят и с легкостью отпускают тех, с кем играли несколько дней или месяцев, потому что в соцсетях их ждут «настоящие друзья»: сверстники, которые полностью разделяют интересы и хобби, понимают с полуслова, смотрят те же сериалы и фильмы, читают те же книги, играют в те же игры.

Многие исследователи считают, что технологии оскудняют дружбу. Кажется, что в какой-то момент количество друзей стало важнее, чем их качество — то есть якобы не важно, с каким количеством людей из списка дети каждый день общаются, важна длина этого самого списка. Есть даже забавная фраза которую, придумали для описания этого явления: раньше на друзей рассчитывали, теперь они подсчитаны.

Шерри Теркл, основательница и директор Массачусетского технологического института по технологиям и личности в своей книге «Наедине вместе: почему мы ждем больше от технологий и меньше друг от друга» писала, что психологически всем становится тяжело дружить, потому что возникает потребность быть постоянно «включенным» в цифровую дружбу, чтобы ее не разрушить.

А большое количество виртуальных встреч меняют представление о дружбе: нам становится сложно ее распознавать в реальной жизни. Аналогичного мнения придерживается писатель Уильям Дересевич — в статье «Фальшивая дружба» он пишет, что комментарии под постами в социальных сетях настолько похожи на живые разговоры, что в целом уже почти заменили их.

Но есть и другая точка зрения. Джозеф Эпштейн в книге «Дружба: разоблачение» писал, что социальные технологии породили тот вид дружбы, который не требует регулярных встреч. Американский писатель был знаком с людьми десятилетиями, но видел их всего несколько раз в жизни. И если бы не социальные сети — дружбу бы сохранить не удалось.

Врач-психиатр, психотерапевт Вероника Сысоева говорит, что новые технологии сделали дружбу более качественной: «Раньше друг был опорой, без которой мы не могли ничего сделать. Все пословицы, связанные с дружбой (друг познается в беде, не имей сто рублей, а имей сто друзей), — доказательство того, что мы воспринимали этот феномен как выгоду.


Сейчас мы замечаем, как люди учатся фокусироваться на себе и полностью брать ответственность, учатся быть автономными и самодостаточными. Если нужно выговориться кому-то в два часа ночи — есть телефон психологической поддержки.


Мы звоним и знаем, что не вторгаемся в личные границы человека, не будем потом ему обязаны. Тем более дружба, которая предполагала чрезмерное обсуждение проблем могла привести к тревоге и депрессии.

И в соответствии с таким пониманием, стараемся воспитывать детей. Сейчас дружба для них — обмен опытом и знаниями, обсуждение тем и рассуждение над ними. Это история про интерес, единомыслие и рост. Есть модное слово «мастермайнд», и современная дружба очень похожа на него: каждый рассказывает про себя и люди дают друг другу ресурсную обратную связь».

Социолог Лейсан Гатина отмечает: «Из-за большого присутствия виртуальных пространств в жизни детей им кажется, что дружба — это очень просто. Стоит отправить заявку, получить одобрение и сразу же стать друзьями. А для поддержания такого взаимодействия достаточно периодически реагировать на посты, комментировать и лайкать фотографии. Эта легкость, которая сопутствует подобной коммуникации, очень обманчива».

Есть опасения, что мы можем потерять ценность настоящей дружбы: раньше для того, чтобы назвать человека другом, нужно было вместе пройти испытания, проверить друг друга, и только после этого знакомство могло превратиться в долговременную, надежную дружбу. Дети даже толком не знают тех, кого называют друзьями: виртуальная красивая картинка помогает скрыть нежелательную информацию о себе и представить только ту, которая подсветит лишь определенные стороны личности.

Но то, как современные дети общаются с близкими друзьями и просто со знакомыми, еще изучено не до конца. Есть догадки, что такая репрезентация себя при общении с лучшими друзьями в мессенджерах, наоборот, позволяет раскрывать новые стороны личности, а не прятать нежелательные.

Тем более, технологии стали помощниками в расширении диапазона дружеских связей: у детей появляются друзья из других городов, даже из других стран. Они разъезжаются, но могут сохранять постоянную коммуникацию.


Главное — чтобы это не ограничивалось виртуальным миром, чтобы периодически в этом взаимодействии присутствовали личные встречи, которые открывают человека не фрагментарно (как это происходит в социальных сетях), а полноценно.


Раньше родителям было проще контролировать социальные связи детей — они могли невзначай выйти во двор и посмотреть, с кем гуляет ребенок. Могли обращаться с родителями друзей и быть в курсе всех дворовых новостей.

С виртуальными друзьями сложнее: можно услышать о них в разговоре, но никогда не увидеть, не узнать ничего конкретного. Это пугает. Но ведь точно также раньше пугало то, что на улице он может связаться не с той компанией, завернуть не за тот угол, зайти не в тот магазин. Но отпускать приходилось. С интернет-пространством история такая же: плавание (относительно свободное), безопасность которого просто нужно обсуждать.

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.