Былина о том, как в Московской области детдома ликвидировали

Былина о том, как в Московской области детдома ликвидировали - слайд

© Фото Depositphotos

Колонка редактора CJ Кати Статкус

25 ноября 2021 года агентство РИА-новости опубликовало статью с таким заголовком: «В московской области закрылись все детские дома». Это была цитата из речи главы региона, Андрея Воробьева.

Сие известие чиновник сообщил собравшимся на мероприятии, приуроченном ко Дню матери. По словам Воробьева, закрылись все 44 областных детдома, потому что какими бы замечательными ни были воспитатели, детям лучше жить в семьях и все дети в семьи вернулись. Опаньки, да как же это вдруг произошло, ведь в Сети до сих пор есть как минимум 600 анкет детей-сирот из Подмосковья, которые ищут новый дом?

При более глубоком погружении в тему выяснилось, что детдома в Московской области просто уже давно переименовали — они называются теперь «центрами содействия детскому воспитанию». Реорганизация, оптимизация, фокус-покус.

Таким же образом несколько лет назад в России когда-то перестала существовать милиция.

Но какой надо обладать чистотой сознания, чтобы на публике сказать, что детдома в Московской области закрыты, если на них просто сменились вывески? Некоторые сотрудники благотворительных фондов, работающих с детьми из интернатов, предполагают, что губернатора ввели в заблуждение — спичрайтер или другие помощники. А кто-то называет голословное заявление политика и вовсе «пропагандой».

Никаких разъяснений с его стороны пока не последовало — на сайте правительства Московской области есть лишь новость о том, что все детдома региона закроют до конца 2022 года, «потому что в них больше нет необходимости».


В то время как в Сети уже рождаются свои бредовые объяснения ликвидации казенных детских учреждений: мол, на сиротах просто вакцину испытывали и все дети от нее и умерли.


«Уваровка, Коломна, Сергиев-Посад, Орехово-Зуево и еще десяток детских интернатов и домов ребенка в Московской области продолжают работать. Там лежат в кроватях дико худые коротко стриженые дети, которые никогда не выходят за заборы интернатов», — написала в тот же день в своем Фейсбуке известная благотворительница Лида Мониава.

А глава фонда «Волонтеры в помощь детям сиротам» Елена Альшанская даже испугалась поначалу за подопечных воспитанников — не приказали ли детей куда-то «распихать», чтобы только исполнить разнарядку губернатора. В стране, где когда-то на государственном уровне была принята идеология «нет человека — нет проблемы», ожидать можно действительно почти чего угодно. Альшанская пишет, что директива забрать детей обратно в семьи дана — на родственников давят.


Но дети — не бревна, их нельзя просто переложить в более удобное место, а за отчет по перекладыванию получить премии и медали.


Профилактика отказов от детей — это длительный процесс. Все мы хотим, чтобы дети жили не в казенных учреждениях, где фактически легализован буллинг, а с любящими близкими.

Но для того, чтобы не было детей в детдомах, нужно принимать много мер — помогать семьям, оказавшимся в трудных ситуациях, чтобы эти родители знали, что у них есть выход (и этот выход — не сдать ребенка навсегда в детдом); развивать систему замещающих семей, в которые детей органы опеки могут передать на время; бороться с бедностью; заниматься секспросветом (совершенно невыносимо то, что разговаривать о сексе с детьми в РФ фактически имеют право только родители, а учителей, пытающихся вести просветительскую деятельность, выдавливают из школы); перестать одиозно продвигать пролайферскую позицию; развивать пренатальную диагностику, чтобы у семей было время подготовиться к рождению ребенка с особенностями; бороться с акушерским насилием, из-за которых дети получают родовые травмы и получают инвалидность; изменить протокол сообщения диагноза ребенка в роддомах (слова докторов «да сдайте больного ребенка в детдом, а себе нового еще родите»); выстраивать инклюзивный подход в образовании — и делать это все не для галочки.

Конечно, возводить всю эту систему по кирпичику гораздо сложнее, чем просто сменить вывески на учреждениях. Но ведь для детей же ничего не жалко, не пора ли все-таки начинать?


Голословное заявление губернатора снова напомнило о том, что воспитанники детдомов часто оказываются инструментализированы, оказываются разменной монетой в каких-то политических историях.


Закон Димы Яковлева все еще действует (хотя сегодня международное усыновление, скорее всего, и так бы затруднила пандемия), многие дети не могут обрести новую семью из-за вот этих легальных ограждений. Иностранным парам, которые могли бы забрать детей из России, отказано в праве на усыновление.

Иногда кажется, что чтобы эту санкцию против наших же детей сняли, нужно, чтобы какой-нибудь политик ляпнул, что она уже снята. И тогда выйдет разнарядка — быстренько исполнить поручение высокопоставленного человека, отменить закон. А то как-то нехорошо же получается, ей-богу.

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.