5 книжек из детства, которые совершенно напрасно забыли
5 книжек из детства, которые совершенно напрасно забыли - слайд

Обидно, когда дети не разделяют твоих интересов. Ты им говоришь: «Алиса, миелофон!» - а они пожимают плечами. «Дорогой Квинтилий Вар, верни легионы!» или «Умер проклятый метельщик!» - а они вежливо улыбаются в ответ. Сегодня я хочу вспомнить свою любимую пятерку почти неизвестных современному ребенку книг.

«Секрет Жени Сидорова»

Анатолий Гладилин

Если вы сами не читали книгу о счастливом мальчике Жене, который путешествует при помощи машины времени по Древнему Риму и средневековой Европе, – то бегите скорее в букинистический магазин и срочно ее покупайте: ее не переиздают. Одну из лучших книг моего детства, из которой я узнала о Матильде Тосканской, Каносском эдикте и Квинтилии Варе в Тевтобургском лесу – не переиздают глупые российские издатели.

Я и сейчас могу открыть повесть замечательного писателя и живого классика Анатолия Гладилина (букинистические сайты продаж – наше все!) и зависнуть на любой странице.

Как и всякая хорошая книга о детях, «Секрет Жени Сидорова» - не только о детях. Книга довольно иронично смотрит на взрослый мир, в котором есть родители – доктора наук (серьезные люди) и пожилые дядьки-холостяки (несерьезные люди). И именно несерьезные взрослые придумывают машину, которая делает счастливым. И именно с ними можно играть в Фермопильское сражение почти не понарошку.


«Обыкновенная Мемба»

Виталий Мелентьев

Если бы Мелентьев писал заявку на издание своей книги сегодня, то ему пришлось бы честно рассказать, о чем она. «Повесть о том, как троих друзей неисправный телевизор, космические волны и ряд счастливых обстоятельств забросили в космос» - вот как это звучало бы, и что-то мне подсказывает, что книга так и осталась бы лежать в столе у автора. К счастью, тогда действовали другие критерии отбора, и у нас есть возможность узнать всю историю до конца.

Андрей, Валя и Витя попадают на планету Мемба, населенную серебристыми людьми, которые намного умнее и развитее землян. Инопланетная девочка Пепа, загадочные создания - отарии, мравиши и лятуи. И много космического быта, которому нельзя не позавидовать: вся еда заказывается, вся немытая посуда отправляется в переплавку. Никаких войн и болезней. Оторваться от чтения невозможно.


«Я помню»

Татьяна Луговская

«Да, безусловно, вещи имеют свою судьбу. Откуда, из каких недр у меня старая, облупленная коробка, бывшая красивая, обитая внутри порыжевшим шелком и с металлическими застежками?» - так начинаются воспоминания о детстве театральной художницы по костюмам Татьяны Луговской. Как сейчас принято говорить – свидетеля эпохи: младшая дочь в интеллигентной семье учителя и певицы родилась в 1909 году и застала совсем немного дореволюционного благополучия (« У нашей мамы были две домашние страсти: потрескивающие печки и натертые полы»). Она говорит о нем без ностальгических вздохов и нытья – в голодную зиму 1919 года Таня и ее товарищи по детской колонии, возглавляемой Таниным отцом, будут готовить «варганку» - суп из галок и ворон.

Девочка из приличной семьи переживет голод, тиф и смерть отца в возрасте 48 лет.

Это не грустное чтение для бледных барышень.

Это настоящая жизнь из тех времен, о которых мы так немного знаем.

«А «варганка» тем временем кипит, томится и преет, начинает уже прекрасно благоухать. «Готово, готово?» — спрашивают все. — «Нет, — говорит главная, — еще надо подождать: ворона очень старая». — Боже мой, еще ждать! И, наконец, готово! Ложки и миски уже давно припасены, разливают всем поровну. И как это было вкусно! Это было вкусно, потому что сытно и еще потому что — тайно. Что может сравниться по вкусу с вороной, убитой из рогатки зимой девятнадцатого года! Ручаюсь, не было ничего вкусней!»


«Журавленок и молнии»

Владислав Крапивин

«Мальчик с девочкой дружил, мальчик дружбой дорожил» - писал советский поэт Сергей Михалков, и у него там все плохо закончилось из-за сплетен. А у Крапивина все закончилось не очень плохо, но и не хорошо, потому что так чаще всего в жизни и бывает.

Владислав Крапивин – прекрасный писатель, и не зря его «Колыбельная для брата» и «Трое с площади Карронад» много лет входят в списки летнего детского чтения. Но я люблю именно нефантастические его книги. «Мальчик со шпагой» и «Журавленок и молнии» - про идеалистов в реальном мире. В котором есть хулиганы, милиционер, избивающий сына, беспринципный журналист и сложные отношения с родителями. Конечно, тридцать лет спустя мы видим ту реальность немного иначе. Но никуда не деваются проблемы подростка и его родителей, отношения «ученик – учитель» и трудности индивидуального выбора личного пути. И с этой точки зрения книги Владислава Крапивина – абсолютно не устарели.


«Загогулина»

Марина Москвина

Не знаю, чем сейчас занят автор книг «Моя собака любит джаз» и «Что случилось с крокодилом?», надеюсь, продолжает писать такое же гениальное.

Хотя, на мой взгляд «Загогулины» достаточно для золотого памятника величиной со статую Петра I.

Потому что «Загогулина» - совершенно потрясающая книга о девицах, которая подарила мне много радостных минут и кучу фраз на все случаи жизни.

«Паремузяны Мелитосянам не партия!»

«Твой Лева – не комильфо!»

«Сирануш Бабкеновна, я вам все объясню! – Не надо песен!»

«Я говорю:

— Нун! Купим чего-нибудь армянского?

— Давай! — соглашается Нунка.

Мы долго выбирали и купили сосиски».

Чтобы не пропустить ничего полезного и интересного о детских развлечениях, развитии и психологии, подписывайтесь на наш канал в Telegram. Всего 1-2 поста в день.

Материалы по теме
Интересное
Жизнь
По статистике, каждый девятый человек на планете имеет проблемы со слухом. В России таких людей около 15 тысяч. Мы поговорили с родителями...
Здоровье
На что обратить внимание родителям, которые хотят, чтобы их дети постились – разбираемся вместе с врачом.
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.