Педиатр Сергей Бутрий – о прививках, гомеопатии, ежегодных эпидемиях и детском иммунитете
Педиатр Сергей Бутрий – о прививках, гомеопатии, ежегодных эпидемиях и детском иммунитете - слайд 1

© Иллюстрация: Елизавета Стрельцова

/

В Москве открылась клиника "Рассвет", собравшая в свою команду заслуженных специалистов доказательной медицины. В детском отделении, помимо прочих, будет работать и Сергей Бутрий - известный педиатр, чей телеграм-канал "Заметки детского врача" с полезными советами и нужной информацией читают почти 14 тысяч человек. Мы задали ему важные вопросы, которые интересуют сейчас многих родителей.

Сергей Бутрий

врач-педиатр, член команды Детской клиники "Рассвет", ведущий телеграм-канала "Заметки детского врача"

Почему все стремятся прививать детей только иностранными вакцинами и в чем отличие иностранных вакцин от российских?

Мне кажется, главный недостаток кроется в том, что российские вакцины в настоящее время не имеют ни возможностей, ни стимула для постоянного совершенствования; отрасль находится в состоянии глубокого застоя. Во всем мире медицина вообще и иммунопрофилактика в частности – динамично развивающаяся отрасль, отвечающая вызовам времени. Но в России в производстве вакцин за последние лет 20-30 практически ничего не меняется, штампуют все те же препараты, которыми прививали, например, меня, когда я был ребенком тридцать лет назад. Когда-то эти вакцины были очень современными и неплохими, но все развивается, а они без развития просто устаревают. Какую вакцину ни возьми – импортные уже давно ушли вперед.

Например, российская вакцина АКДС содержит цельноклеточный коклюшный компонент, тогда как почти весь цивилизованный мир уже давно прививает своих детей бесклеточным компонентом (он реже дает нежелательные реакции и осложнения, имеет меньше противопоказаний). А еще весь мир давно использует вакцину АКДС, объединенную в одном шприце с вакциной против инактивированного полиомиелита (4-в-1), с вакциной против гемофильной инфекции типа b (5-в-1) и даже с вакциной против вирусного гепатита В (6-в-1), тем самым в несколько раз снижая количество инъекций и боли, которые врач должен нанести ребенку. Российский производитель пока научился объединять в одну ампулу только АКДС с вакциной против гепатита В.

И такая история со всеми другими препаратами:  вакцину АДС-м (Td) в мире объединили с коклюшным компонентом в дозировке, подходящей для взрослых людей (Tdap), и стали вводить всем взрослым, и особенно беременным женщинам, защищая младенцев материнскими антителами в первые, самые уязвимые перед коклюшем месяцы (пока самого ребенка еще нельзя вакцинировать). В России производство такой вакцины даже не планируется... Вот уже два года идет регистрация импортной вакцины Адасель, но даже когда она наконец появится, в русскоязычной инструкции к ней, вопреки оригинальной инструкции и здравому смыслу, написано, что вакцинация при беременности не рекомендуется.

Вакцину против кори, краснухи и паротита давно объединили в один укол (у нас до сих пор это два укола: дивакцина корь + паротит и вакцина против краснухи; а то и вовсе три укола - каждая вакцина отдельным шприцем), но и этого мало - объединили ее еще и с вакциной против ветряной оспы (у нас эта вакцина не выпускается вовсе, закупается за рубежом с большими перебоями и тоже вводится отдельным уколом). Многие вакцины мы вовсе не выпускаем, полностью закупая за рубежом, например, против ротавирусной и менингококковой инфекции (от всех серогрупп, кроме А).

Не буду утомлять вас дальнейшими деталями, но в целом ситуация такова: российские производители вакцин сильно отстают от мировых и не могут составить им достойную конкуренцию даже по базовым вакцинам; а передовые вакцины и вовсе не выпускают. Это очень напоминает положение дел в российской автомобильной промышленности, насколько я могу о ней судить. Кто сейчас покупает российские автомобили? Государственные предприятия (им так велено), да люди, которым не хватает денег на импортные автомобили. Но все бы хотели покупать и ездить на импортных, потому что российские в честной рыночной борьбе по ряду причин неконкурентноспособны. С российскими вакцинами все точно так же.

Что случится, если иностранные вакцины перестанут поставлять в Россию? Возможно ли это, и что тогда будет?

Я не готов ответить на вопрос "возможно ли это", вопросы бизнеса и политики вне моей компетенции. Могу только сказать, что с самого начала введения санкций против России всегда подчеркивалось, что они не будут касаться лекарственных препаратов, лечебного питания и вакцин. А что случится, если пропадут импортные вакцины, предугадать несложно: это осложнит жизнь нам (врачам) и нашим пациентам, лишит возможности российских детей получить защиту от многих инфекций (против которых никаких отечественных аналогов не существует), снизит охват детей прививками еще сильнее, чем сейчас (из-за недоверия многих родителей российским производителям), и только увеличит отставание российской профилактической медицины от мировой.

Не уверен, что такая мера сможет стать толчком для развития отечественного производства вакцин, скорее наоборот. Строго говоря, и сейчас нельзя сказать, что импортные вакцины регулярно поставляются в Россию и имеются в свободном доступе. Редкая импортная вакцина поставляется в медучреждения страны (будь то частные или государственные) без перебоев, а большинство препаратов бывают редко, и для нас это как праздник. Многие вакцины пропадают на несколько лет подряд, потом на полгода появляются, быстро заканчиваются, и снова несколько лет мы их не видим.

Считается, что вызывать "скорую помощь" маленьким детям при каждом заболевании не нужно. Прогрессивные родители говорят, что в этом обычно нет необходимости. В Европе и в США так не делают. Правильно ли это?

Скорая помощь должна вызываться тогда, когда есть состояние, при котором отсутствие немедленной медицинской помощи может привести к необратимым последствиям для здоровья или к смерти пациента. Например, политравма при ДТП. Вызывать врача на дом надо тогда, когда ребенка крайне нежелательно вести в поликлинику: он заразен, или его состояние достаточно тяжело для этого. Во всех остальных случаях вполне можно посетить врача амбулаторно. Сейчас решение о том, вызывать ли врача на дом или идти к нему с ребенком самим, принимают родители, и оно почти никак не регулируется.

В развитых странах врачи не ходят на дом, а для вызова скорой помощи существуют четкие показания; и если родители нарушают правила и вызывают медиков на недостаточно тяжелый случай, им может грозить штраф, ограничение или даже лишение медицинской страховки.

Когда-нибудь и мы к этому придем, а пока давайте просто попытаемся уважать труд медицинских работников и будем стараться не злоупотреблять возможностью вызова участкового врача, неотложной и скорой помощи.

Как вообще родители могут понять, нужно ли волноваться и звать врача ребенку?

А как водитель может понять, что с машиной что-то не так? Допустим, он повар, и его профессия не дает ему никаких знаний об автомобилях, но раз он получил права и водит личный автомобиль, то совсем ничего не знать про него он просто не может. Чем больше он знает про свою машину, тем легче ему понять, что с ней что-то не так. Наконец, некоторые неисправности просто непростительно не уметь исправить, например, заменить пробитое колесо на трассе должен уметь каждый водитель.

Примерно так же с ребенком. Если вы взяли на себя ответственность быть родителем, то вам нельзя ничего не знать о детях, даже если ваша профессия далека от медицины. Есть очевидные вещи: ребенок получил термический ожог – немедленно охлади обожженную поверхность струей холодной воды, у ребенка сильный жар – дай жаропонижающее, его многократно рвет – начинай отпаивать солевыми растворами, у него рана и течет кровь – постарайся остановить кровотечение и немедленно вызывай скорую, и так далее. Человек, купивший машину впервые, обычно находит себе опытного автомеханика и приезжает к нему, как только с машиной что-то не так. Сперва он ездит к нему часто – даже залить "омывайку" не знает куда, но потом он набирается опыта и все больше может сделать сам, без помощи профессионала. С ребенком все примерно так же. Повышайте свой уровень медицинских знаний, набирайтесь опыта и с банальными соплями-поносами вполне сможете справляться сами, врач вам будет требоваться только по серьезным поводам. Будет совсем здорово, если вам удастся получить личный контакт своего врача, и вы сможете написать или позвонить ему в трудной ситуации за советом – куда и как срочно следует обратиться с появившейся проблемой. Если у вас нет прямого контакта своего врача, всегда можно позвонить в скорую помощь и посоветоваться с диспетчером (обычно это люди со средним медицинским образованием и большим опытом).

Откуда каждый год берутся эпидемии: массовые заболевания корью, ветрянкой, коклюшем. Это же изученные заболевания, врачи знают, как их лечить и предотвращать, и все равно они охватывают много детей.

Причин у этого несколько, прежде всего: недостаточный охват населения прививками (по причине отказов, нехватки вакцин, абсолютных противопоказаний), неидеальная эффективность вакцинации (иногда заболеть может и привитый; он сам перенесет болезнь легче, но заразит других людей, и эпидемия на нем не остановится), наличие очагов распространения болезни (например, есть страны, свободные от полиомиелита, но путешественники и нелегальные мигранты в любой момент могут завезти болезнь, поэтому даже в таких странах нельзя не прививать детей от полиомиелита). При всех недостатках вакцинации – это лучший и наиболее эффективный способ предотвращения эпидемий на данный момент. Можно привести в пример США, где охват вакцинами очень высок, и управляемых инфекций очень мало, а когда они возникают (например, привезенные эмигрантами), то быстро локализуются. В России (и во многих других странах) очень сильны антипрививочные настроения, низкий уровень популяризации современных медицинских знаний и довольно слабое профилактическое направление медицины, и это приводит к относительно низкому уровню охвата вакцинами и ненадежному коллективному иммунитету. Вакцинация важна еще и потому, что мы не умеем эффективно лечить эти болезни. Лечение сводится к помощи организму и к терапии осложнений, но саму корь или ветрянку лечить практически нечем, а коклюш есть чем, но нужно успеть в первые 2-3 недели болезни, когда еще нет типичных приступов кашля и диагноз совершенно не очевиден.

Нужна ли прививка от клещевого энцефалита? Говорят, что видов энцефалита очень много, а есть еще и болезнь Лайма, и много чего другого, что переносят клещи. Как защититься от всего этого?

Если вы живете в регионе, эндемичном по клещевому энцефалиту (то есть там, где в полях и лесах много иксодовых клещей - именно они часто бывают переносчиками этого вируса), то вакцинация против него - это весьма эффективный способ защиты. Видов вирусов клещевого энцефалита всего три: европейский, сибирский и дальневосточный. Вакцина защищает от всех этих видов. Клещи переносят еще и болезнь Лайма, эрлихиоз и другие болезни, от которых нет вакцин, и защититься от них можно только избегая самих укусов клеща, но почему вдруг это должно стать поводом не вакцинироваться против клещевого энцефалита? Ведь никакая противоклещевая одежда и репелленты не могут дать полной гарантии, что клещ не укусит.

Тут надо пояснить, что бактериальные возбудители, которых переносит клещ, проникают в кровь медленно, и обычно, если клещ сосал менее полутора суток, риск заражения тем же Лайм-боррелиозом почти нулевой. А вирус клещевого энцефалита проникает в кровь сразу после укуса. Поэтому если вы будете привиты против КЭ, будете использовать одежду, защищающую от клещей, каждый раз по выходу из леса будете принимать душ и осматривать себя на предмет наличия клещей, а присосавшихся сразу удалять – вы сможете обезопасить себя от всех болезней, передаваемых клещами, почти полностью.

Правда ли, что посещение врача и разные процедуры во всем мире стараются сделать минимально болезненными? И вправе ли я требовать, например, суспензию антибиотика вместо укола в стационаре?

Главный принцип медицины – "не навреди", но мне больше нравится его расширенная трактовка: "ни лечение, ни диагностика не должны быть тяжелее самой болезни". То есть все, что врач делает пациенту, приносит ему вред. Как минимум – тревогу и финансовые затраты. Как максимум – серьезные побочные эффекты лечения и риск осложнений. Разрезать ребенку живот это плохо? Разумеется. Это рана, боль, риск инфекций, риск неинфекционных осложнений и так далее. Но если мы режем живот, чтобы удалить нагноившийся аппендикс, при адекватном обезболивании и в стерильных условиях – это меньшее зло, чем разрыв аппендикса, перитонит и прочее. То есть в самой природе медицины кроется желание облегчить страдание пациента, бережное отношение к пациенту во всех смыслах. И любой нормальный врач будет стремиться сделать это, однако одного желания мало, есть еще множество внешних факторов.

Давайте вернемся к тому, с чего мы начали: вот есть в мире вакцина Инфанрикс Гекса (6-в-1). Она содержит в одном уколе вакцину АКДС, вакцину против полиомиелита, против гепатита В и против гемофильной инфекции типа b, то есть все то, что по российскому нацкалендарю положено вводить ребенку в возрасте шести месяцев. И любой нормальный педиатр не хочет делать четыре инъекции ребенку (отдельно АКДС, отдельно Полимилекс, отдельно Хиберикс и отдельно Регевак), а хочет сделать одну - Инфанрикс Гекса, но в поликлиники государство закупает вакцины только раздельно, и у врача обычно просто нет выбора. Вряд ли вы вправе требовать от него того, чего у него просто нет. Разумеется, любой доктор будет стараться сделать для ребенка все возможное, чтобы доставить ему максимум пользы при минимуме боли и другого дискомфорта, но если обстоятельства выше него, то несоразмерные требования от родителей только усилят давление на врача, усилят стресс (которого в жизни врача предостаточно) и ускорят его выгорание. Поэтому прежде, чем требовать, неплохо бы ознакомиться с тем, возможно ли это вообще. И может требовать нужно не от рядового труженика-врача, а сначала от чиновников и государства?

С антибиотиком в стационаре другая проблема – устаревшие порядки, критерии оценки работы врача, устоявшиеся традиции отделения и так далее. Разумеется, если лекарство может быть принято внутрь, это гораздо более предпочтительный путь, чем вводить его инъекцией, и обсудить с врачом альтернативу можно всегда. Но "требовать"  – мне очень не хочется использовать это слово, оно заряжает на конфликт. Да, иногда без конфликта не обойтись, но давайте все же попробуем сначала хотя бы "предлагать" и "обсуждать варианты".

Расскажите, пожалуйста, о вашем отношении к гомеопатии.

Оно такое же, как и к другим ненаучным околомедицинским методикам: народной медицине, паранормальному целительству, траволечению, заговорам против болезней и так далее. Не существует качественных научных доказательств того, что гомеопатия помогает против какой-либо болезни лучше, чем плацебо, и именно поэтому я не могу рекомендовать ее своим пациентам. С другой стороны, пока гомеопатией не подменяют нормальное лечение, то вреда от нее нет, а значит, и у меня нет повода воевать с ней. Я отношусь к ней, как к одной из многочисленных человеческих слабостей - снисходительно.

У меня к гомеопатии три главные претензии. Первая: когда болезнь требует активного лечения, без которого пациент умрет или сильно пострадает, гомеопатия часто приводит к потере времени. Пациенты, находясь в стадии отрицания диагноза, теряют время в попытках полечиться "чем-то натуральным и безвредным", боясь "химии и гормонов" в лекарственных препаратах, которые предлагает официальная медицина. Вторая: на гомеопатию пациенты тратят деньги, иногда последние, - и потом у них может банально не хватить средств на хорошего врача и качественное лечение. Третья: люди, верящие в гомеопатию, ступают на скользкий путь ненаучных медицинских представлений. Такие люди гораздо чаще отказываются от прививок, отказываются лечиться гормональной терапией, верят во всемирный заговор фармкомпаний, не доверяют официальным научным исследованиям и так далее.

Так что гомеопатия не приносит пользы (больше чем плацебо), а нередко наносит пациенту прямой и/или опосредованный вред. Поэтому я не одобряю гомеопатию и верю, что по мере усиления успехов медицины и по мере роста научной грамотности населения гомеопатия просто тихо уйдет в историю, как ушли другие ненаучные методики.

Как вы считаете, можно ли укрепить иммунитет ребенка лекарствами?

Обычно этот вопрос задают родители детей, посещающих детский сад. Их тревожит, что ребенок ходит в сад подряд не более 10, а то и трех дней, после чего 1-4 недели находится дома на больничном, и этот цикл длится всю осень-зиму-весну. Говоря о повышении иммунитета, они хотят сделать ребенка менее восприимчивым к обычным вирусным инфекциям, чтобы он реже болел. Это очень понятное желание, но таких лекарств не существует. Садиковские простуды – неизбежный этап развития ребенка, их надо просто пережить, дождаться, когда они закончатся сами. Если же ребенок часто имеет осложнения от этих простуд (более двух пневмоний за год, более восьми отитов за год и так далее), тогда речь идет не только об укреплении иммунитета, но и о его лечении. Если вы не ходили в спортзал год, а потом вдруг решили начать заниматься, то в первые дни у вас обычно сильно болят мышцы, это называется крепатура. Это неприятная штука, но она ничем не опасна и пройдет со временем сама. Вы же не требуете от врача лекарство, чтобы мышцы не болели от тренировок совсем. Но если в ходе тренировки вы от рабочей нагрузки вдруг сломали себе кость - это называется патологический перелом и требует очень серьезного обследования и лечения.

Обычные простуды в детском саду – точно такое же неприятное, но безопасное событие, как и крепатура; их тоже не удастся предотвратить, да и незачем по большому счету.

Единственное, что вы реально можете предотвратить, так это управляемые инфекции, то есть те, против которых существуют прививки. Поэтому так важно вводить прививки вовремя (в сроки, рекомендованные национальным календарем прививок) или хотя бы успеть до детского сада. Это и есть укрепление иммунитета, но не от всех подряд болезней, а от самых опасных.

Как найти врача, который придерживается доказательной медицины? На что нужно в первую очередь обратить внимание, обращаясь к специалисту. Есть ли стоп-лист высказываний, публикаций или назначений, который подскажет родителям, что к такому доктору лучше не записывать ребенка на прием?

Боюсь давать такие рекомендации. С одной стороны, почти нет надежных критериев такого поиска, почти все критерии ущербны и недостаточны. С другой стороны, обесценивать врача стоп-листом диагнозов (типа дисбактериоз или вегетососудистая дистония) или препаратов (гомеопатия, ректальные фероны и т.д.) – это скользкий путь. Медицина не черно-белая, врачи не делятся на хороших и плохих. Врач может верить в эффективность эргоферона, назначать бактериофаги от стафилококка в кале и диету против младенческих угрей, но при этом прекрасно ориентироваться в сложной патологии и вовремя уберечь ребенка от большой беды. Имею ли я право подрывать доверие его пациентов к нему своим чрезмерным перфекционизмом? Могу ли я сам похвастаться тем, что всегда могу обосновать каждое свое назначение по последнему слову медицинской науки? Думаю, не имею и не могу. Разумеется, хочется, чтобы врач читал зарубежные клинические руководства, умел общаться с пациентом, любил свою работу. Но и это не всегда очевидно со стороны, вряд ли вы сможете это проверить. Думаю, самым надежным способом найти врача, придерживающегося принципов доказательной медицины, – это хоть немного ориентироваться в медицине самому. Если вы читаете книги, блоги, интервью хороших врачей, вы начнете узнавать какие-то незаметные сперва, но очень надежные маркеры хорошего врача. Другими словами, станьте хорошим пациентом, и тогда найти хорошего врача будет намного проще.

Что именно делает современный врач, чтобы быть в курсе новейших тенденций в медицине? Как должны развиваться в профессии доктора, чтобы не оставаться в рамках устаревших медицинских представлений?

Он живет медициной, его главная цель – благо пациента. Он знает иерархию ценности медицинских источников и по возможности старается использовать самые качественные рекомендации из возможных. Он подписан на рассылки профильных журналов и изданий, а также на блоги коллег. Он читает по медицине почти каждый день: книги, статьи, обзоры, форумы, кейз-репорты. Он общается с коллегами в сети и вне работы, постоянный профессиональный рост занимает львиную долю его свободного времени. Он понимает ограниченность своих знаний и навыков, у него постоянно есть куда расти дальше. Он умеет искать в интернете качественную медицинскую информацию. Он может отстаивать свою точку зрения, опираясь на авторитетные источники: исследования, клинические руководства. Он способен признавать свои ошибки, основываясь на том же. В его компьютере и смартфоне куча закладок по частым вопросам и проблемам, которыми он регулярно пользуется, и это видно по тому, что он быстро их находит при необходимости. Совсем здорово, если он имеет членство в международной профильной организации и хоть иногда летает за границу на конгрессы и обучение (но последнее, к сожалению, большинству врачей, даже хороших, – просто не по карману).

Чтобы не пропустить ничего полезного и интересного о детских развлечениях, развитии и психологии, подписывайтесь на наш канал в Telegram. Всего 1-2 поста в день.

Интересное
Развлечения
15 ноября в столичных парках откроется зимний сезон.
Развлечения
Направить детскую энергию в позитивное русло помогут занятия при столичных музеях – это самая удобная, полезная и интересная форма знакомства с наследием страны.
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.