У истории не женское лицо: колонка о том, чего девочкам не хватает в школе

У истории не женское лицо: колонка о том, чего девочкам не хватает в школе - слайд

© Фото: Giacomo Ferroni, unsplash.com

Каждой и каждому по ролевой модели

8 Марта уже здесь, и для нас это повод поговорить не о женской красоте и доброте, а о том, как могла бы измениться школьная программа, чтобы девочкам было с кем себя идентифицировать.

В нашем школьном кабинете химии висело несколько больших портретов. Это были солидные бородатые ученые — конечно же, во главе с Дмитрием Ивановичем Менделеевым. Естественно, все они были мужчинами. Учителями же в нашей школе в основном работали женщины. И была в этом какая-то диспропорция.


Гении — они на портретах под потолком, а вот их посланницы на земле.


Конечно, мужские пьедесталы были заметны не только в школах. Раз в месяц по выходным мы с родителями ходили по абонементу в Московскую консерваторию. Мы сидели на балконе, а с парадных портретов на нас смотрели композиторы. Не все эти господа были бородатыми, но среди них по-прежнему не было ни одной женщины, как и в кабинете химии.

Сразу хочу сказать, я не умаляю достоинств и достижений всех этих именитых людей, все они большие молодцы. Но то, что ни в школе, ни в консерватории в парадной галерее не было представлено ни одного женского портрета, не случайно.


Женщины-композиторы и женщины-химики были известны истории. Просто их не допустили в этот иконостас.


Кто-то может сказать, что девочке не обязательно нужно увидеть портрет Софьи Ковалевской в школе, чтобы стать математиком. Те девочки, у которых появится во время обучения особый интерес к этой дисциплине, поступят на мехмат и без одобрительного взгляда Софьи Васильевны. А сколько девочек этого все-таки не сделает? Или сделало бы, если бы в мире знаний не проходил водораздел по гендерной линии и девочек не записывали бы так часто априори в гуманитарии? (Кстати, гуманитарий — это не тот, у кого просто плохо с математикой, но это уже просто заметка на полях.)

Есть исследования о том, как игрушки влияют на развитие детских способностей. О них многое написано в книге Parenting beyond Pink and Blue Кристии Спирс Браун. Пока что картина в основном такая: мальчикам с детства больше дают играть во всякие конструкторы, и у них лучше развивается инженерное мышление, а девочек по-прежнему обкладывают со всех сторон куклами, чтобы они научились заботиться о других и прокачали свои социальные навыки.

Поэтому я так люблю историю о девочке Шарлотте Бенджамин, которая в 2014 году написала письмо компании Lego с жалобой на то, что для мальчиков выпускают наборы, в которых фигурки Lego мужского пола летают в космос и спасают человечество от бед, в то время как девочки Lego только ходят в парикмахерскую и ухаживают за пони. Lego, как говорится, ее услышало и выпустило набор с тремя научными сотрудницами.

В 2017 году в Америке было проведено исследование herstory (это трудно переводимая игра слов, обозначающая женскую историю) — посчитали, сколько в американских учебниках на одно упоминание исторической фигуры женского пола приходится упоминаний исторических фигур мужского. Угадаете, каким было соотношение? Один к трем. Могу предположить, что, если бы подобный анализ провели в России, пропорции были бы примерно такими же или даже еще хуже.


Я думаю, что если для детей важны ролевые модели в игрушках, то и позитивные женские ролевые модели в школьной программе важны не меньше.


И это вовсе не обязательно должны быть властные правительницы, которые были в истории России. В конце концов идентифицировать себя с императрицей Елисаветой в 2021 году уже вряд ли получится (тем более что все провалы ее правления обычно объясняются как раз-таки ее «женским мотовством и страстью к балам»). На идеализировании жен декабристов тоже далеко не уедешь (я не хочу сказать, что мужей в беде надо бросать, но и до такой степени возводить в идеал готовность к самопожертвованию, мне кажется, спорно).

Поэтому мне бы хотелось, чтобы девочки и мальчики узнавали в школе больше о палеонтологе Мэрри Эннинг, об астрономе Вере Рубин, о нейробиологе Рите Леви-Монтальчини и о других потрясающих женщинах, изменивших наш мир и продолжающих делать это каждый день.


Это нужно не только для того, чтобы у девочек перед глазами появились такие примеры, но и для того, чтобы мальчики поняли, что место девочек вовсе не на кухне.


Я не знаю, можно ли решить проблему такой мизерной репрезентации женщин в школьной программе методом квот или каким-то другим методом, но я думаю, что эта проблема действительно есть и она серьезная. Мы можем построить дома крепость из детских книг о великих женщинах, но, если в школе на уроке обществознания девочкам опять скажут, что они должны быть в первую очередь хранительницами очага, мы опять проиграем.

Поэтому мне бы очень хотелось, чтобы в том же учебнике обществоведения больше рассказывалось о российских активистках женского движения разных лет, чтобы в другие учебники попадали не только научные открытия, сделанные мужчинами.

И честно говоря, мне кажется, что потратить средства на такое внедрение женской повестки в школьную программу было бы гораздо эффективнее и полезнее для всех участников образовательного процесса, чем назначение каких-то специальных советников или советниц по воспитанию. С воспитанием наших детей мы и сами как-нибудь справимся, а вот переписать школьную программу — пока не в нашей власти.

Материалы по теме
Интересное
Развлечения
Ребенок-суперзвезда, сумевший победить алкоголизм и продолжить карьеру
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.