Министерство обороны решило превращать девочек в «идеальных женщин». Как это происходит?

Министерство обороны решило превращать девочек в «идеальных женщин». Как это происходит? - слайд

© Фото АГН Москва

Для этой цели создают школы закрытого типа

С 2008 года в Москве действует ФГКОУ «Московский кадетский корпус „Пансион воспитанниц Министерства обороны РФ“», а в 2019 году филиал этого учреждения появился в Санкт-Петербурге.

Это школа-пансион только для девочек, и появлением своим она обязана ностальгическим настроениям, витающим у вершин власти.

Сергей Шойгу никогда и не скрывал, что «Пансион воспитанниц Министерства обороны РФ» создан по образцу знаменитого Смольного института благородных девиц. Руководителю министерства обороны хочется видеть крепкие офицерские семьи, с блестяще образованными женами и несколькими детьми. Но что же делать, если из четырех браков в нашей стране распадается три? Сергею Шойгу кажется, что надо искать лекарство в прошлом и централизованно воспитывать годных женщин с материнскими компетенциями.

По части обучения все действительно очень неплохо. Пансион предоставляет своим воспитанницам широчайший ассортимент образовательных услуг: девочки могут выучить несколько языков, занимаются спортом (в том числе — фигурным катанием и городками), танцами, у них есть множество кружков и секций на выбор, им преподают лучшие в своем деле учителя-предметники. С 2008 года ученицы пансиона стабильно выигрывают всевозможные олимпиады школьников, высок среди них них и процент тех, кто сдал ЕГЭ на 100 баллов.


Предпочтение при поступлении отдается девочкам из семей военных и сиротам. Конкурс на место высок, нужно не только хорошо учиться, но и иметь превосходные физические данные.


С момента своего создания пансион в Москве является площадкой эксперимента на тему «Гендерный подход в образовании и полоролевой социализации воспитанниц», проводимого Институтом изучения детства, семьи и воспитания Российской академии образования.

В Петербурге на воспитанницах их филиала эксперименты ставит Московский институт психоанализа. Они исследуют, апробируют и внедряют в образовательный процесс «методики психолого-педагогического обучения и воспитания девочек, направленные на формирование их личностных результатов гражданской идентичности».

В общем, если отвлечься от заумной лексики, Министерство обороны и два института решили централизованно выращивать будущих женщин мечты: блестяще образованных, физически развитых, ориентированных на семью и материнство.

Чтобы привить девушкам правильные ценности, у них проходят уроки полового воспитания, призванные нацелить их на стремление к супружеству и деторождению.


А чтобы ценности прививались лучше, воспитанниц отсекают от остального общества, как могут: они крайне редко видятся с семьей, не имеют права выходить за территорию пансиона по собственному желанию, им запрещены любые способы самовыражения.


Список запретов очень длинный: бегать, кричать, носить свою одежду, есть еду, принесенную с собой из города, фотографироваться в стенах пансиона и передавать фотографии родным, играть в неположенных местах, слушать музыку в плеере или телефоне, красить волосы, наносить макияж, иметь украшения. Запрещены все прически кроме кос. На секс наложено категорическое табу.

Апологеты раздельного обучения считают, что, содержа девушек отдельно от юношей, они формируют у них уважение к таинству брака и указывают, что раньше, когда все учились раздельно, семьи были крепче. Кроме того, считается, что если учить подростков отдельно друг от друга, они не будут отвлекаться на всякие подростковые влюбленности. Тогда их успехи в науках будут значительно лучше. Так ли это?

Раздельное обучение: история вопроса

У европейского раздельного обучения долгая история, и если не вдаваться в подробности, кажется, что это история успехов (на самом деле нет).

Для начала все школы и университеты предназначались только для мальчиков. Девочки, если и получали образование, то только домашнее и поначалу достаточно ограниченное. И доступно оно было только девицам из знатных семей.

Юноши должны были становиться инженерами, строителями, учеными, политиками, богословами, врачами, учителями. А чтобы они могли это сделать, они получали в своих учебных заведениях много технических знаний, изучали математику, физику, анатомию, химию. Юноши ставили опыты, занимались практикой, ходили по лекциям и анатомическим театрам…


А что же оставалось девочкам? Их образование строилось на том, что они должны были уметь поддержать беседу с ученым мужем и его друзьями и не попасть впросак.


Поэтому девушки изучали языки, литературу (специально отобранную, чтобы ничего безнравственного!), историю, немного математику, чуть-чуть естественных наук и совсем капельку биологии (чтобы ничего безнравственного!). В эту эпоху всех учили танцевать, хорошим манерам, а девушек еще и рукоделию и домоводству.

Не всякий город (не говоря уже о деревне) мог похвастаться школой. И чтобы мальчик мог получить достойное образование, его отправляли в школу-интернат, где он жил и учился. Широкое распространение такая система получила в Европе почти повсеместно. До определенного возраста ребенок жил с родителями и учился либо на дому, либо в общей начальной школе, а затем его отправляли в интернат, доступный родителям по средствам.

Потом люди подумали: «А почему бы не сделать такие пансионы и для девочек?» Домашнее обучение — вещь дорогая. Кто в учителях попадется — тоже лотерея.

Многим девушкам из небогатых семей образование могло бы послужить своеобразным приданым: денег нет, но зато с ней интересно побеседовать, а в случае отсутствия брачных перспектив, всегда есть возможность податься в гувернантки или, на худой конец, в сельские учительницы.

Так по всей Европе появилась сеть женских пансионов и гимназий. Кое-где эта традиция существует аж с XVI века. В Российской империи пансионы тоже были. А самым известным и результативным среди них являлся Смольный институт благородных девиц. Девушки получали в пансионах всестороннее образование, но все-таки с упором на гуманитарные науки, были под присмотром, обучались приличным манерам и важным бытовым навыкам.


Таким образом гендерное разделение учащихся было вызвано не какими-то научными исследованиями или открытиями психологов, а банальной разницей в программах: мальчики — умные и смелые, девочки — эрудированные, красивые и хозяйственные.


Но в XX веке люди решили, что равный доступ к образованию должен быть у всех, и постепенно стали появляться смешанные классы. Сначала, как это ни странно, в маленьких школах: ну просто, если у тебя 30 учеников в классе и пять из них девочки, какой смысл устраивать для них отдельный женский класс? Затем смешанные классы появились и в крупных школах из тех, что попроще, а затем все обучение стало смешанным — в России это произошло при советской власти в 1918 году, но и по всей Европе набирала обороты эта тенденция.

При этом система привилегированных школ-интернатов только для девочек или только для мальчиков продолжила свое существование: в учебных заведениях, где предусмотрено круглосуточное пребывание, действительно проще содержать детей только одного пола.

В российской истории случилось и возвращение к раздельному обучению в 1943 году. Угадайте, с какой целью? Пять баллов тому, кто сказал «укрепление морали и нравственности». В 1954 году реформу отменили как не оправдавшую надежд. Во-первых, она затронула крайне малое количество школ, во-вторых, преимуществ в организации учебного процесса, на которые все так надеялись, педагоги не получили.

Зато получили проблемы с дисциплиной. Да-да, с той самой, за которую хотели бороться. Просто если подросткам нельзя видеться с противоположным полом на переменах — они не постесняются сбежать с уроков. Крайне большой и нездоровый энтузиазм вызывали учительницы в мужских школах и учителя в женских. Потерялся дух товарищества, между юношами и девушками росло отчуждение и непонимание. В общем, с моралью что-то не ладилось и всех снова решили перемешать. До сих пор в России господствует смешанное обучение. Исключение составляют экспериментальные школы и классы.

Преимущества гендерного разделения учеников

Есть ли у однополых классов преимущества перед смешанными? Некоторые и небольшие — есть. Например, мальчики и девочки развиваются по-разному, и в начальной школе девочки вырываются вперед в учебе, их за это хвалят и поощряют учителя, и мальчикам немного грустно на этом празднике жизни.

Девочки становятся любимицами педагогов еще и потому, что они усидчивее и у них более предсказуемое поведение (привет гендерным стереотипам и требованиям к девочкам). Но к старшим классам все благополучно выравнивается.

Говорят, что есть разница и в усвоении материала, мол, мальчикам ближе соревновательный подход, а девочкам спокойное последовательное изучение предмета с постепенным переходом к практике.

Указывают на социальную составляющую: в однополых классах все меньше стесняются отвечать у доски или переспрашивать учителя. Колготки, опять же, можно поправлять, ни на кого не оглядываясь.

Сторонники гендерного разделения учащихся часто указывают на то, что выпускники и выпускницы привилегированных «женских» и «мужских» частных школ оказываются успешнее в жизни и карьере.

Есть целые академики (Владимир Базарный), доказывающие, что гендерный подход необходим для воспитания мужественных, умеющих брать на себя ответственность юношей. Мол, если оставлять мальчиков с девочками, первые станут женоподобными. Мальчики никогда в истории не конкурировали с девочками и незачем позволять им конкурировать и впредь. Аж Древней Грецией повеяло, правда?

Со смешанным обучением этот ученый муж связывает не только увеличение количества разводов, но и ухудшение качества мужской спермы (вследствие гормональной перестройки организма мальчиков, которые стремятся подражать девочкам). Мы все с вами, господа и дамы, продукт дурного семени, с чем вас и поздравляем.

Но у этих странных идей есть некоторое количество последователей. Например, по методике Базарного учатся дети в московской школе-лаборатории № 760 им. А. П. Маресьева.


У девочек и мальчиков различаются даже программы по литературе, им подбирают для изучения разные произведения. Разные. Произведения. Чтобы мальчики были сильными и отважными, а девочки целомудренными и верными.


В средних классах мальчиков посвящают в богатырей, а девушек — в невестушек. В невестушек, Карл! Как будто главная цель в жизни женщины — выйти замуж. Как будто только мужчины защищают страну. Как будто мы никуда и не уходили из XI века и не было женщин-ученых, женщин-изобретательниц, женщин-воинов, женщин-полицейских. Как будто только мужчины у нас берут на себя ответственность (тут соло-матери издали нервный смешок).

Риски разделения учеников по полу

На самом деле отрицательных сторон у разделения учеников по полу гораздо больше, чем положительных. Для начала, устройство мозга не настолько зависит от пола, как считают сторонники разделения учеников на мальчиков и девочек. Есть девицы с соревновательным складом характера. Есть мальчики с тягой к последовательному обучению. Есть воинственные девочки. Есть пацифисты-мальчики. С ними-то что делать? Их много, вообще-то. И они, будучи помещены в искусственно созданную среду, где им навязывают определенные алгоритмы поведения, пострадают.

И почему это, кстати, мальчики, которые так любят соревновательный подход (если верить педагогам-разделителям), должны страдать от лидерства девочек? Они же должны по идее хотеть соревноваться! Странная идея — удалить из состязания лидеров, чтобы они не отбивали у остальных охоту учиться. Если у девочек и мальчиков действительно есть разнообразные половые преимущества, не разумнее ли будет налаживать взаимодействие, при котором они будут подтягивать провисающие навыки друг друга?

В школе дети получают опыт длительного взаимодействия с людьми противоположного пола. Если у девочки нет братьев, а потом ее помещают в однополый класс, как она научится общаться с мальчиками? Какое половое воспитание ей в этом поможет, если она парней видела только на картинках?

Даже если девочка не завязывала отношений с мальчиками в школьные годы, все равно знания о них при смешанном обучении она получит. У нее говорят о парнях подружки. Она видит здоровые знаки внимания и примеры нездоровых отношений прямо под боком. У нее могут быть приятели-мальчики. Она танцует на дискотеках «медляки» и обменивается с одноклассниками валентинками. Она может выяснить, что среди парней есть редкостные придурки, которые обижают ее, чтобы привлечь к себе внимание — и с такими лучше не связываться.

Сторонники раздельного обучения часто приводят в пример статистику по поступлениям в вузы: выпускники частных школ-интернатов с раздельным обучением чаще получают высшее образование. Но тут дело-то не только в раздельном обучении! Вообще выпускники престижных закрытых школ чаще становятся студентами университетов. Даже если обучение было смешанным.

Кроме того, отсутствие противоположного пола в пределах досягаемости может приводить как к поиску встреч с этим самым полом, так и к однополым отношениям в стенах школ-интернатов. В британских частных школах процветали оба варианта, о чем немало написано. Если верить Стивену Фраю и его автобиографической книге «Моав — умывальная чаша моя», отношения между мальчиками завязывались достаточно часто.

Школы-интернаты и тюремные порядки

Вообще, если вернуться к инициативе Министерства обороны, больше печалит не гендерный подход (хотя он еще как печалит!), а отсутствие у девочек законной возможности самовыражения и тюремные порядки.

Такое количество правил и запретов, не объяснимых ничем, порождает протестные настроения. Какое-то количество девушек не захочет продолжать обучение, а кто-то придумает кучу способов обхода устава. Любая мать скажет: если «нельзя» мало, ребенок будет слушаться, если «нельзя» много — протестовать. А если нельзя вообще все, что делают нормальные подростки?


Взрослые контролируют все в их жизни, комнаты и самих воспитанниц можно обыскивать на предмет «запрещенки», процветает стукачество и фаворитизм. Кто это с легкостью вынесет?


В интернете есть история, и довольно подробная, девушки, которая сбежала из Пансиона воспитанниц Министерства обороны РФ. Она не вынесла именно ходьбы строем и подавления личности.

Кроме того, семейные ценности девушкам прививают, отрывая их от их настоящей семьи и общества в целом. Предполагается, что в обычной среде они впитают не те установки. Но тогда встает вопрос: если педагоги не верят в стойкость своего воспитания, если считают, что любой поход в город способен дезавуировать его, зачем это все? Что это за вечные нормы, которые сдаются под натиском поп-культуры и подростковых свиданий? Чем вечным нормам не угодили чипсы и короткие стрижки?

Идея уничтожить какие-либо традиции или настроения с помощью помещения детей в интернаты родилась не вчера. В контексте глобальной истории можно вспомнить маленьких коренных американцев, которых забирали в католические школы-интернаты, чтобы «вывести их из вигвама».

В этих учебных заведениях процветало физическое и сексуализированное насилие, дети умирали пачками от голода и болезней, их, в конце концов, плохо учили. И если они доживали до выпуска, они сталкивались с тем, что теперь они чужие в двух мирах: они отдалились от своего народа, но и белые их за равных себе не считали!

Многие традиции и даже наречия были утрачены из-за этой практики, тысячи детей-индейцев погибли, тысячи получили тяжелые моральные травмы. И, да, кстати: те, кто не спился и не опустился, в конечном итоге «вернулись» в свои вигвамы. Им пришлось заново изучать свои языки, племенные обычаи, встраивать себя в общество, из которого их стремились навсегда изъять. То есть все их мучения были зря.

Что произойдет с девочками, которых изъяли из обычного общества подростков? Скорее всего, они будут пытаться наверстать упущенное, будут «уходить в отрыв» и пытаться прожить свою юность заново, но только без давления и тотального контроля.


Для большинства это закончится не замужеством и тремя детками (как хотелось бы их воспитателям), а большим количеством необдуманных романтических связей, алкоголя и разочарований.


Девушкам придется заново пытаться встроить себя в молодежную культуру. Тут все слушали (или ругали) Моргенштерна, смотрели каких-нибудь «Мстителей», обсуждали новые клипы и книги, и посты в соцсетях, а смолянки нового образца пять-шесть лет жили в информационном пузыре. Они будут «гостьями из прошлого», и, готовы поспорить, это их будет тяготить.

Кроме того, успехи Смольного института благородных девиц и успехи нынешнего Пансиона воспитанниц Министерства обороны РФ в выпуске всесторонне образованных девушек во многом как раз завязаны на их изоляции. Смолянки были оторваны от жизни настолько, что все, что им оставалось — это много, запоями читать. О, они не уставали от «Войны и мира» — эти четыре тома были для них единственным окном в этот самый мир!

Когда больше нечего делать, можно и усиленно грызть гранит науки. Когда своих отношений нет, и книжные подойдут. Но что можно узнать о любви из романов того же Толстого? Никакое теоретическое половое воспитание не заменит реальный опыт общения с противоположным полом. Мы сейчас имеем в виду не редкие выходы на танцы и в свет, а полноценное общение, дружбу, первые влюбленности.

А что там с браками-то?

Количество разводов сейчас и количество разводов раньше связано только с легкостью оформления процедуры развода. Все. Ни с обучением, ни с воспитанием, ни с материнскими компетенциями (что они вообще такое?), ни с отпусками в Турции, ни с доступностью поп-культуры, ни с Моргенштерном, ни с Вивальди, ни с чайлдфри-пропагандой — разводы не свя-за-ны.

Тяжело расторгнуть брак? Люди будут жить вместе через «не хочу» и учить этому своих детей. Легко расторгнуть брак? Те, кто не сошлись характерами, получат вторые шансы устроить жизнь, не убивая друг друга.

Про убийства — это не шутка, такой способ решения проблемы был особенно распространен в конце XIX и начале XX века в Российской империи в крестьянской среде. Полагаем, что министр обороны должен быть в курсе этой печальной истории, поэтому он не рвется усложнять процедуру развода: кому тут нужен всплеск убийств мужей и жен?

А с разводами бороться хочется, поэтому пытаются настроить подростков на необходимость брака и деторождения: авось, кто-нибудь проникнется. В рамках обычных школ это делают с помощью религии и «уроков семейных ценностей», где рассказывают, как не надо бежать от трудностей и работать над отношениями.

Но на самом деле мало сказать: вступать в брак надо, разводиться плохо, даешь многодетность! Нужно еще как-то доказать эти утверждения постоянно сомневающимся тинейджерам. Если подросток готов спорить с родителями даже на тему того, что дважды два — четыре, как вы его будете агитировать за многочадие? Поэтому этот подход и не работает в обычных школах.

Пансион воспитанниц министерства обороны РФ может проводить идеологическую обработку почти непрерывно в течение шести лет, и, конечно, кое-какие семена падают на благодатную почву. Впрочем, если верить Юлии, сбежавшей в свое время из школы-интерната, никаких суперженщин из ее одноклассниц не выросло. Многие вернулись в свои города, поступили в провинциальные вузы и нигде не указывают, что учились в престижном пансионе. Кто-то вышел замуж, родил детей и отучился в МГУ, но Юлия считает, что они тоже травмированы своим казарменным детством.

Тем временем, министерство обороны планирует открыть подобные пансионы в Сибири и на Дальнем Востоке из-за высокого спроса на образовательные услуги такого формата.

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.