Любимица Гитлера: история норвежской фигуристки Сони Хени

Любимица Гитлера: история норвежской фигуристки Сони Хени - слайд

Десятикратная чемпионка мира в фигурном катании. Ее называли «Павловой на льду», «Настурцией Севера», «Снежной королевой Норвегии», «Белым лебедем».

Ее обожали зрители. Ее обожал Гитлер. А когда она умерла в 1969 году, ее активы оценили в более чем 47 миллионов долларов. Возможно, она была первой «суперзвездой» своего времени. История Сони Хени — в нашем материале.

Соня Хени родилась 8 апреля 1912 года в Осло. По семейной легенде, Хени было пять лет, когда ее старшему брату Лейфу подарили на день рождения пару коньков. Хени — уже в то время была ловкой лыжницей и пловчихой — очень расстроилась, и родители купили и ей коньки (хотя первоначально они думали, что кататься ей пока рановато).


Чего бы Соня ни захотела, она в конце концов это всегда получала — это семейная динамика, которая сохранится всю ее жизнь.


Отец Хени, Вильгельм, получил в наследство фабрику по производству щеток, был успешным бизнесменом, и значительно увеличил семейное состояние. Кроме того, он был увлеченным спортсменом, участвовал в соревнованиях по конькобежному спорту и выиграл чемпионат мира по велоспорту на треке в 1894 году.

Bundesarchiv, Bild 102-11013A

Соня унаследовала от Вильгельма потребность в скорости — «опьянение от зимы» — так она описывала собственные ощущения от катания на санях, лыжах. Возможно, от отца она унаследовала и философию: от жизни надо брать все.

Мать Сони, Сельма, не увлекалась ни спортом, ни скоростью. Дочь капитана корабля с богатым наследством. Родители были счастливы построить домашнюю жизнь вокруг своей дочери-звезды.


Расписание Сони включало в себя три часа тренировок утром и два после обеда, а также строго контролируемую и довольно брутальную диету — всю свою жизнь Соня ела сырые яйца и бифштексы с кровью.


С раннего возраста родители Хени забирали ее из школы и ездили с ней за границу, чтобы укрепить ее мастерство в фигурном катании. Она тренировалась в Лондоне у известной примы-балерины Тамары Карсавиной, а в Норвегии брала уроки у чемпиона Мартина Стиксруда.

Хени разработала балетный стиль на льду, который определил эпоху фигурного катания. Ее менеджерами были ее родители — впоследствии они даже передали весь свой бизнес старшему брату Хени, чтобы ничто не сдерживало их в путешествиях с дочерью-звездой.

К восьми годам Хени стала чемпионкой Норвегии среди юниоров. К десяти годам — чемпионкой страны. В 11 лет она выступила на своих первых зимних Олимпийских играх в 1924 году — правда, немного растерялась, и в середине программы подъехала к своему тренеру, чтобы спросить у него, какие элементы ей надо будет выполнять дальше. В тот раз Хени финишировала последней из восьми фигуристок. Но всего через несколько лет ей удастся взять реванш.

IOC Olympic Museum, Switzerland

В 14 лет Хени начала историческую серию побед на чемпионатах мира и стала фавориткой на Олимпийских играх 1928 года в Санкт-Морице, в Швейцарии. Зрители очень полюбили не только ее саму, но и ее стиль одежды: короткие юбки — выше колена, кружились в воздухе во время вращений, и ее светлые ботинки, которые, как она говорила, напоминали снега Норвегии. Она выиграла золотую медаль в женском одиночном разряде в Санкт-Морице, защитила свой титул на играх 1932 года в Лейк-Плэсиде и на играх 1936 года в Гармиш-Партенкирхене, Германия.


О ее катании в нацистской Германии стоит сказать отдельно: Соня еще на предшествующих Олимпиаде соревнованиях в Берлине отдала нацистский салют Адольфу Гитлеру.


За это ее осудила норвежская пресса («Неужели Соня — наци?»). Согласно письмам ее брата, Соня отреагировала на шумиху так: «Я даже не знаю, что такое нацист, что вы говорите». Впоследствии Гитлер лично поздравил Хени у катка после того, как она выиграла свое третье олимпийское золото, и пригласил ее семью на обед. Даже после того, как она начала актерскую карьеру, Хени сохранила связи с нацистами, и считается, что Йозеф Геббельс лично участвовал в продвижении в Германии ее первого фильма «Одна на миллион».

Афиша фильма «Одна на миллион»

«Я не думаю, что Соня Хени была политическим деятелем в каком бы то ни было смысле, — говорит Дик Баттон, обладатель двух олимпийских золотых медалей подряд. — Она была оппортунисткой… Я думаю, что ей было все равно, кто такой Гитлер, ей было интересно лишь, какой властью он обладал и как общение с ним отразится на ее карьере».

Когда нацисты вторглись в Норвегию в 1940 году, в доме Хени в Осло на видном месте над фортепиано была вывешена подписанная Гитлером фотография. Во время оккупации ее дом не пострадал. Все это не сильно затмило ее международную славу. Она завершила любительскую карьеру в 1936 году.

А в 1941 году она приняла гражданство США. Она поддерживала военные усилия США во Второй мировой войне, но избегала выражения прямой поддержки Норвежскому движению сопротивления. Многие норвежцы восприняли это как предательство. Но все равно простили ее, когда она вернулась в Норвегии со своими танцами на льду.

CINEGRAF magazine

Ледовые шоу

«Я устала все время поддерживать себя в форме, — сказала она агенству AP в марте 1936 года. — В конце концов, я выиграла десять чемпионатов мира и три олимпийских титула. Что мне еще делать?». Теперь она выбрала новую дорогу — Голливуд и ледовые шоу.

1936 год стал для нее похож на выигрыш в лотерею. После объявления об уходе из любительского спорта, ей стали звонить продюсеры и киностудии.

Самым важным из этих звонков был звонок от Артура Вирца, блестящего чикагского предпринимателя. Он увидел в Соне способ заполнить стадионы по всей стране. Он подписал с ней гастрольный контракт и через несколько недель представил идею шоу под названием «Sonja Henie Night» в Мэдисон-Сквер-Гарден — с ошеломляющим успехом. Потом началось и ее участие в кинематографе: кружась и сияя, она как будто давала миру именно то, что он хотел.


Ее фильмы были альтернативной вселенной, сделанной из сахарной пудры — полной противоположностью затянувшегося тучами неба над Европой, неминуемо приближающейся к войне.


Вместе с все возрастающей славой в жизни Сони произошла большая потеря — в мае 1937 года умер ее отец. Майкл Кирби вспоминает в своей книге «От фигурного катания до модного катания», как Соня говорила, что когда она выиграла свои первые соревнования, ее отец «не хлопал и не кричал, но у него была самая широкая улыбка, которую я когда-либо видела». Кирби считал, что всю оставшуюся жизнь Соня стремилась стать чем-то особенным для какого-то одного мужчины — такой же особенной, какой когда-то она была для своего отца.

TIME Magazine, 1939

У Хени было множество романтических партнеров (она вступала в отношения со многими своими партнерами по льду, за что ее довольно много критиковал брат), но официально замужем она была три раза — за Дэном Топпингом, Уинтропом Гардинером и богатым норвежским меценатом Нильсом Унстадом. С ним вместе она стала коллекционировать искусство — Пикассо, Матисс, Миро. Их Центр искусств Хени-Онстад открылся с королевской помпой 23 августа 1968 года. Через пару месяцев Соня простудилась, и никак не могла вылечиться, потом врачи поняли, что у нее была лейкемия. Она умерла в 57 лет.

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.