«Дочь пошла в обычную школу и не знала, что якобы какая-то не такая, не чувствовала, что чем-то отличается от других»: история травли, ее преодоления и профилактики

«Дочь пошла в обычную школу и не знала, что якобы какая-то не такая, не чувствовала, что чем-то отличается от других»: история травли, ее преодоления и профилактики - слайд

© Фото Depositphotos

Рассказывают мама девочки с челюстно-лицевой патологией, психолог и директор благотворительного фонда

Каждый родитель хочет, чтобы его ребенок чувствовал себя спокойно и комфортно в школе, наладил общение с одноклассниками и не стал жертвой буллинга. Но если у ребенка есть особенности внешности или речи, волнение возрастает в разы, ведь он кажется более уязвимым.

Мы поговорили с мамой девочки, которая столкнулась со школьной травлей, об опыте решения этой проблемы, а также узнали у директора благотворительного фонда и педагога-психолога, как можно избежать буллинга и что делать, если он уже начался.

Татьяна, 33 года, мама девочки с особенностями речи (по просьбе юной героини ее фотографии мы не публикуем):

Мою старшую дочку зовут Женя, ей 11 лет, она учится в пятом классе. У дочки расщелина мягкого и частично твердого неба.

В два года врачи делали Жене реконструкцию неба, и либо потому, что это было сделано слишком поздно, либо из-за каких-то физиологических особенностей, мягкое небо стало плохо работать, а в ушах начала накапливаться жидкость, что привело к ухудшению слуха.

Врачи подумали, что аденоиды закрывают слуховую трубу и удалили их. Но детям с такой челюстно-лицевой патологией нельзя полностью удалять аденоиды — на небе и так не хватает ткани, а тут ее еще убирают. Операцию Жене делал обычный ЛОР, который не знал этих особенностей. Слух у дочки не улучшился, но она стала гораздо хуже говорить. Мы занимались с логопедами, однако безрезультатно.

А потом у меня родился сын с таким же дефектом, мы ездили на операции в Москву, я консультировалась с врачами и решила, что дочке нужно пройти здесь обследование.

Выяснилось, что у Жени небно-глоточная недостаточность, год назад ее устранили. Пока речь не улучшилась, к тому же дочка проходит ортодонтическое лечение, ей поставили несъемную пластинку, с которой неудобно разговаривать. Женя неплохо говорит, выговаривает все звуки, но произносит их с назальным оттенком, кажется, что у нее насморк.


Дочка посещала обычный детсад, пошла в обычную школу и даже не знала, что якобы какая-то не такая, не чувствовала, что чем-то отличается от других.


Я рассказала Жене о дефекте, когда у нее появился брат с расщелиной не только неба, но и губы, — и она, естественно, интересовалась, что это такое.

В конце третьего класса Женю начали травить — зажимали нос и передразнивали манеру речи. Сначала она объясняла, что у нее просто такой голос, старалась не разговаривать с одноклассниками, которые ее обижают, или просто не обращать внимание, но травля продолжилась.

Женя очень ранимая девочка и принимает близко к сердцу, когда ей указывают на какие-то ее особенности. Причем дочка сказала об этой ситуации не сразу, но ее поведение изменилось — Женя вечно была всем недовольна, ничего не хотела, сидела в своей комнате и ни с кем общалась.


Как-то она спросила: «Мама, почему у меня так много недостатков? У меня голос не как у других ребят, я слышу хуже, чем они».


Я тогда успокоила ее, что почти у всех есть какие-то особенности, просто они незаметны, и потому ребята о них не говорят.

В начале четвертого класса я решила поговорить с дочкой, узнать, почему она так себя ведет, она все выложила как есть. На вопрос, почему не рассказала мне о травле раньше, ответила, что думала, что это несерьезно и все пройдет, но потом поняла, что не справляется.

Я позвонила классной руководительнице Жене, объяснила, что дочку дразнят одноклассники, и с этим надо что-то делать. Учительница была очень удивлена, предположила, что ребята делают это на переменах, так как она ничего подобного не замечала, и поблагодарила, что я ей все рассказала.

На той же неделе во время классного часа она провела беседу с детьми. Говорила не конкретно о Жене, а просто описала, какие есть особенности внешности, и объяснила, что у всех нас есть что-то такое, за что могут дразнить, но никто этого не делает и нужно быть терпимее и добрее друг к другу.

После этого травля прекратилась, а чуть позже мы поехали на реабилитацию в Москву, и Женя оканчивала четвертый класс дистанционно. Ребята очень поддерживали ее — общались с ней в вайбере, чтобы она не чувствовала себя одиноко, потом классная руководительница провела урок изо, где все нарисовали для дочки открытки с пожеланиями выздоровления. Женя была очень удивлена и рада, что одноклассники сделали ей такой сюрприз!

Видимо, дети рассказали родителям, что Жени долго нет в школе, потому что в родительском чате начали спрашивать, где Женя, а узнав, что она на реабилитации, спрашивали, нужна ли какая-то помощь.


Я рассказала им о том, что Женю дразнили, и многие написали, что обязательно поговорят с детьми, причем даже те, чьи дети и так не обижали дочку.


В сентябре Женя перешла в другой класс — с углубленным изучением английского языка. Практически все ребята новые, кроме трех-четырех человек.

Дочка носит ортодонтическую пластинку, которая сделана так, что ее железные части обволакивают зубы. Женю начали обзывать «железные зубы». Я вижу, что сейчас дочка не воспринимает это так болезненно, как раньше — она стала более уверенной в себе, не считает зубы каким-то дефектом, так что ее это не очень задевает. Но, конечно, мы разговариваем с Женей, и если я пойму, что происходит что-то не то, буду решать это.

Я думаю, чтобы избежать травли в школе, нужно изначально не жалеть детей — из-за этого ребенок чувствует себя нездоровым, не таким, как все. Дети же чувствуют, когда ребенка задевают какие-то слова, и продолжают дразнить, а если ребенок уверен в себе, он знает, что ничем не отличается от других, его не особо ранят насмешки, и ребятам становится неинтересно цепляться к нему.

Если травля уже началась, нужно идти к классному руководителю, особенно если это начальная школа, так как он постоянно рядом и является авторитетом для детей. В средней школе сложнее, так как учителей много, тут уже больший акцент стоит сделать на разговорах с ребенком, воспитании в нем уверенности в себе.

Если классный руководитель не смог помочь, можно обратиться к директору, в крайнем случае выносить проблему на родительские собрания и общаться с родителями тех детей, которые дразнят вашего ребенка.


Но все же главное — ваши разговоры с ребенком.


Коллектив не будет постоянным, кружки, секции, школы будут меняться, всем не объяснишь, как себя вести. Поэтому стоит воспитывать ребенка так, чтобы он не чувствовал себя каким-то некрасивым и неправильным.

Кира Янкелевич, директор благотворительного фонда «Красивые дети в красивом мире»:

Наш фонд уже более девяти лет занимается финансовой поддержкой детей с челюстно-лицевыми патологиями. Некоторым детям нужно до шести врачебных вмешательств, чтобы жить качественной жизнью. Но даже эти операции не гарантируют того, что ребенок сможет говорить так же, как и другие дети.

К сожалению, не совсем понятная речь часто становится причиной травли, ребенок замыкается, потому что понимает, что каждое его взаимодействие с одноклассниками заканчивается издевательствами или смехом.

Главное, что может помочь не допустить такой ситуации — профессиональная логопедическая реабилитация, которую надо постараться начать как можно раньше, чтобы к школе ребенок разговаривал так же, как сверстники, влился в коллектив, чувствовал себя уверенно. Большая проблема в том, что в регионах не хватает логопедов, которые специализируются именно на работе с детьми с челюстно-лицевыми дефектами.


Не менее важна психологическая поддержка родителей, потому что они являются первыми значимыми взрослым для ребенка.


Важно объяснять родителям, что их ребенок такой же, как и другие дети. Да, у него есть какие-то особенности, но это не их вина, и ребенок может жить качественной жизнью. Это в каком-то смысле реабилитация для семьи.

Если родитель знает, что все делает правильно, и его ребенок самый лучший, не пестует комплексы, не стыдится ситуации, объясняет ребенку, что у всех есть особенности, и в этом нет ничего страшного, это очень поддерживает ребенка — он знает, что за ним стоят любящие и принимающие люди.

Мария Свирская, руководитель программы «Травли.нет», педагог-психолог:

Буллинг не появляется из-за того, что у ребенка есть какие-то особенности во внешности или поведенческие особенности, он является маркером, что в группе все идет не так.

Если ребенок хоть чем-то отличается от основной тусовки, он становится козлом отпущения, и дети начинает сплачиваться против него. Но есть определенные факторы риска, и особенности внешности наравне с конфессиональной принадлежностью и сексуальной ориентацией входят в топ-три самых распространенных причин травли.

Если у ребенка есть некоторые особенности внешности или речи, и вы переживаете, что это может стать причиной буллинга, перед тем как идти в новый класс, нужно познакомиться с классным руководителем. Из общения с ним уже станет более-менее ясно, какая атмосфера в классе.

Учитель может быть заинтересован в делах учеников, рассказывать, на какие они экскурсии ездят, какие выставки и мероприятия посещают, общаются в чате, делают разные проекты. А может говорить совершенно отстраненно — исключительно с позиции успеваемости.


Если чувствуется, что учитель вовлечен в жизнь класса, то скорее всего, возможность буллинга в этом коллективе будет намного ниже.


В случае, когда класс первый, можно приглядеться к личности будущего классного руководителя. Например, это может быть учитель старой закалки, но при этом он не выгорел, ему интересно с детьми. Стоит проговорить с учителем свои страхи, поделиться переживаниями и посмотреть на его реакцию — насколько ему не все равно.

У нас, к сожалению, все еще распространено мнение, что нужно дать сдачи, и все закончится. Но это не работает, и тот ребенок, который первый применил физическую силу, будет виноват.

Любого ребенка нужно обязательно учить уверенности в себе. Уверенных в себе детей не буллят. Могут попробовать проверить на прочность, но если ребенок знает, что отвечать обидчикам, умеет отстаивать личные границы, говорить нет, если у него хорошее чувство юмора и самоиронии, то от него скоро отстанут, потому что он не будет давать реакции, которой ждут от него агрессоры.

Уверенность в себе у ребенка строится на полном принятии со стороны родителей, доверительной связи с ними. Очень классно отдавать ребенка в кружки, чтобы он мог учиться взаимодействию с разными людьми.


Чем больше у ребенка будет опыта позитивной коммуникации, тем проще ему будет в школе противостоять кому бы то ни было.


Не все дети могут признаться родителям, что над ними издеваются одноклассники, но есть признаки, по которым это можно распознать.

Если ребенок не хочет ходить в школу, у него участились психосоматические заболевания, снизилась успеваемость, он приходит домой с испорченными вещами, часто находится в подавленном состоянии, просит больше денег (возможно, у него вымогают деньги), стоит аккуратно узнать, все от в порядке. И если нет, начать действовать:

Первое, что нужно сделать — вмешаться.

Взять на себя полную ответственность за происходящее и объяснить ребенку, что вы сделаете все, чтобы травля прекратилась. Если ребенку некомфортно и небезопасно находиться в классе, можно на период решения этой проблемы перевести его на домашнее обучение.

Пойти к классному руководителю, желательно вооружившись доказательствами и фактами.

Нужно четко понимать, что происходит — ребенка бьют, отнимают вещи, портят одежду, распускают сплетни, обзывают или что-то еще, и как долго это продолжается. Если мы говорим о кибербуллинге, лучше сделать скриншоты переписок, оскорбительных комментариев, если об очной травле, доказательствами могут стать испорченные учебники, например или слова одноклассников-приятелей ребенка.

Следует общаться с учителем не на эмоциях, а спокойно: «Я узнал что происходит, вижу, как это отражается на ребенке, давайте думать, что делать дальше, чтобы прекратить это как можно скорее».

Дальше за дело берется учитель.

Необходимо собрать весь класс и прямо и честно объяснить ситуацию, а также подчеркнуть, что как классный руководитель не допустит буллинга. Обязательно присутствие именно всего класса, а не только жертвы и агрессоров, поскольку разрешение конфликта в маленькой группе не означает, что ситуация не повторится с другими детьми.

Выяснять причины травли не имеет смысла, в этом можно закопаться, все будут себя оправдывать. Ни в коем случае не нужно конкретики — имен и прочего, стоит сделать акцент на том, что все, в том числе и он как учитель и взрослый, допустил то, что сейчас происходит в классе.


Если классный руководитель игнорирует ваши просьбы разобраться в ситуации, обесценивает проблему или вообще отказывается ее признавать, нужно понять, хотите ли вы, чтобы ребенок оставался в этом коллективе.


Можно подумать о переводе в другой класс, обсудив все с директором. А если и директор придерживается той же позиции, что и учитель, тогда стоит задуматься о переводе ребенка на домашнее обучение или в другую школу.

По поводу разговора с родителями детей, которые травят вашего ребенка — здесь все очень индивидуально.

Есть родители, которые участливо отнесутся к проблеме и будут ее решать, но зачастую родители встанут в агрессивную позицию и будут оправдывать своего ребенка. Если это ваши хорошие приятели и вы знаете, что можете договориться, тогда, конечно, это вариант.

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.