Как отличить Тютчева от Фета, а Пришвина от Паустовского? Ликбез для родителей школьников

Как отличить Тютчева от Фета, а Пришвина от Паустовского? Ликбез для родителей школьников - слайд

© Коллаж Кристины Савельевой

Такие одинаковые, но такие разные

В разгаре учебный год, уроки литературы в школе идут полным ходом. И, конечно, вашего ребенка не минует изучение «великих певцов природы» Тютчева и Фета, Пришвина и Паустовского. И Тургенева, куда же без него.

Проблема в том, что «певцов природы» люди часто путают. Даже взрослые, что уж тут говорить о детях. Ладно, иногда их даже учителя литературы путают (и если кто-то заметил, говорят, что это была оговорка). Мы решили раз и навсегда определиться с тем, кто есть кто, и научить этому же вас.

Зачем вообще это нужно — не путать писателей?

Во-первых, учителя знают, что школьники плохо отличают Фета от Тютчева и любят вставлять в контрольные и литературные викторины задания типа: «Вот вам стихотворение, определите его автора. Варианты ответов: А. Фет, Ф. Тютчев, С. Есенин, Б. Клюев».

Даже если не брать в расчет контрольные, ребенок может назвать не ту фамилию при обычном устном ответе. Уж преподаватели-то разбираются в том, кто есть кто, и такие ошибки их задевают и раздражают. Есть среди учителей литературы и поклонники творчества какого-то из этих писателей, и тогда перепутать его с кем-то еще — смерти подобно.

Во-вторых, все писатели и поэты, избравшие природу темой своего творчества, сливаются в головах людей в одну серую, безликую массу. Школьная программа по литературе так составлена, что дети с третьего по седьмой класс как бы ходят по кругу: они сначала изучают самые простые произведения классиков, затем, на следующий год — произведения тех же классиков, но посложнее, и опять, и снова. А произведения о природе, это маст-хэв школьной программы.

Их много, очень много, они со временем спрессовываются в памяти в нерушимый монолит. Вспомните себя, вы когда-нибудь вообще отличали Пришвина от Паустовского, Мамина-Сибиряка от Бианки и Тютчева от Фета? Скорее всего, поначалу отличали, но потом рассказы о природе и животных наслаивались друг на друга, пока не перепутались совершенно.

Но эти произведения на самом деле очень разные! Отличаются художественные методы писателей, их любимые приемы, общее настроение произведений, смыслы, которые авторы закладывали в описание природы.


Кто-то прописывает природу, как фон и отражение настроения главных героев. Кто-то по натуре художник и хочет рисовать пейзажи словами. Кто-то любит зверюшек: ути-пути, смотрите, какие миленькие!


Конечно, писатели уже не обидятся за то, что их путают, но школьникам иметь дело с огромной безликой массой «певцов природы» скучно. Они не понимают, зачем им читать очередной рассказ про зверей, учить очередные стихи про зиму, если они в прошлом году делали все ровно то же самое! Если научиться различать писателей, уроки обретут больший смысл — по крайней мере, ребенок будет знать, что он не застрял в дне сурка.

В-третьих, всегда приятно блеснуть своей эрудицией: детям — перед одноклассниками, вам — перед знакомыми. Можно тесты всякие в интернете попроходить, в радио-викторине поучаствовать, просто с коллегами по работе поболтать на тему недооцененности Паустовского как писателя, — сколько вариантов культурно провести досуг!

Но почему произведения о природе так похожи друг на друга?

Ответ прост и сложен одновременно: они кажутся схожими, потому что пейзаж — вещь достаточно статичная. Как только в пейзаже появляются движение и говорящие люди, авторство определить становится гораздо легче. Сколько синонимов можно найти для слова «дуб»? А для слова «река»? Даже количество возможных замен усложняет для непрофессионалов установление авторства.

Как отличить Тютчева от Фета?

Эти двое даже день рождения отмечали одновременно — пятого декабря, правда Фет был значительно младше Тютчева (на 17 лет). Более того, Федор Тютчев и Афанасий Фет дружили, постоянно выражали свое восхищение друг другом и, кажется, не считали, что работают на одном поле и должны конкурировать.


Фет от Тютчева «фанател», Тютчев скромничал, но ему было приятно. Они общались, писали друг на друга рецензии, попивали вместе кофе и, конечно, в определенной степени влияли друг на друга.


Оба — поэты-романтики, оба любили описывать пейзаж, оба не чурались и любовной лирики (хотя вот она-то у них достаточно сильно отличается). Даже современные им критики нападали на них за одно и то же: оба были «поэтами чистого искусства», гражданская лирика и какой-либо политический активизм были им одинаково чужды. Но современники при этом их не путали и прекрасно отличали одного от другого! Как говорится в рекламе: в чем же секрет?

Есть несколько признаков, которые надежно помогают не путать стихи Тютчева и Фета. Кое-что мы нашли в специализированной литературе, кое-что — лично обнаружили при чтении.

Пафос: Тютчев пафоснее, Фет попроще

Например, Тютчев (если не брать самые ранние стихи) стилистически более «пафосен». У его стихотворений прихотливые размер и рифма, он любит использовать торжественную устаревшую лексику («поднесь», «ея»).

Фет проще, его произведения менее загружены устаревшими словами, торжественными оборотами и восклицаниями. А еще у Фета есть народные ритмы! Вот, смотрите: «Ветер злой, ветр крутой в поле/Заливается./А сугроб на степной воле/Завивается/При луне на версте мороз —/Огонечками./Про живых ветер весть пронес/С позвоночками.


Вы не встретите у Тютчева ничего подобного, это просто не его стиль.


Но тут важно подчеркнуть, что и Тютчев иногда писал нечто легкое, пейзажное и созерцательное, и на Фета иногда находило желание употребить слово «оне».

Природа: у Тютчева — одушевленная могучая сила, у Фета — прекрасный пейзаж

Тютчев любил олицетворять природу, приписывал ей человеческие и божественные черты. Если перед вам «ветреная Геба, кормя Зевесова орла, громокипящий кубок с неба, смеясь, на землю пролила» или «ночь хмурая, как зверь стоокий, глядит из каждого куста», или даже «зима недаром злится, прошла ее пора», — это точно Тютчев.

И Фет очень сильно в этом плане отличался от своего старшего товарища, потому что он-то описывал природу в виде картины. Кроме классических «очеловечивающих» сравнений (куда же поэту деться от «плачущих» туч и описания шторма как «гнева бога моря»?) ничто не выдает отношения Фета к природе как к некой одушевленной силе.

Фет такой: смотрите, плющ и пичужки! Глядите: штормовое море, чайки и скалы! Вот ручей, вот плотина, вот ивы, вот птицы и сверчки поют — представляете, наши дети или внуки будут смотреть на все это!


Фет в целом хочет показать красивое, Тютчев призывает над красивым поразмыслить.


Но в отдельных стихотворениях что-то идет не так: то Тютчев пишет красивую пейзажную зарисовку без дополнительной смысловой нагрузки, то Фет возьмет, и по полной очеловечит какой-нибудь дуб.

Осень: Тютчев любовался, Фет тосковал

Если перед вами стихотворение про осень, проникнутое тоской об уходящем лете, — это Фет, он осень не любил. Если стихотворение про осень, с лейтмотивом «как все печально, но красиво» — это Тютчев, ему она в целом нравилась, наводила на него приятную грусть и созерцательное настроение.

Синтаксический параллелизм: использовали оба, но Фет — активнее

Фет любил синтаксический параллелизм, он был прямо гуру в применении этого приема. Синтаксический параллелизм — это когда смежные фраз, строки или строфы в художественном тексте строятся по одной и той же схеме. Например, первая строка: определение, подлежащее, сказуемое. Вторая строка: определение, подлежащее, сказуемое. Часто для достижения большего эффекта поэты используют однотипные сказуемые или анафору (начинают строку одинаково).

Тютчев тоже пользовался этим приемом (да все поэты пользуются иногда для создания большего эффекта!), но не так часто и не так откровенно.

Об этом вам наверняка рассказывали в школе, но многие недооценивают этот признак. А между тем, параллельные структуры в стихотворениях Фета заметны и невооруженным глазом: Сад весь в цвету,/Вечер в огне,/Так освежительно-радостно мне! /Вот я стою,/Вот я иду,/Словно таинственной речи я жду.

Литературные эксперименты: Фет — да, Тютчев — нет

Кстати, стихотворение «Шепот, робкое дыханье» написано без единого глагола и все целиком представляет собой одно предложение. На такие эксперименты Тютчев не шел, он был более консервативен.

Розы — цветы Фета

А еще, если это вам поможет, Фет любил розы. Он о них довольно часто писал, этот цветок встречается у него как в виде главного героя стихотворения, так и в виде метафоры. Тютчев к розам относился спокойнее: ну цветы и цветы, символ любви, подходят для описания девичьего румянца, идем дальше.

Как отличить Пришвина от Паустовского?

Эти двое тоже были современниками, тепло относились друг к другу и регулярно выдавали собрату по перу порцию комплиментов. Пришвин в дневниках писал, что не будь он Пришвиным, хотел бы писать как Паустовский.

Паустовский писал: «Слова у Пришвина цветут, сверкают. Они полны свежести и света. Они то шелестят, как листья, то бормочут, как родники, то пересвистываются, как птицы, то позванивают, как хрупкий первый ледок, то, наконец, ложатся в нашей памяти медлительным строем, подобно движению звезд над лесным краем».


Наверное, это священная традиция у писателей, которых путают, — хорошо друг к другу относиться.


Пришвин и Паустовский были два больших таланта, но таланта очень разных. Хотя у них немного схожие биографии: оба были военными корреспондентами, журналистами, преподавателями на разных этапах жизни; оба много путешествовали, оба писали о природе и людях.

А сейчас будет большое, просто здоровенное НО!

Паустовского четыре раза выдвигали на Нобелевскую премию по литературе, в первый и последний раз у него были весомые шансы ее получить (в первый раз его обошел Шолохов с «Тихим доном», последний раз он выбыл из соревнования потому что умер). И вы, наверное, догадываетесь, что такое внимание к писателю проявляли не за его сказки!

Что мы помним о Паустовском из нашего детства? Что он писал про природу и зверей для детей: в книжных магазинах можно до сих пор найти сборники его детских произведений. А кроме его сказок (действительно волшебных и трогательных), школьники из него ничего и не читают, потому что для пятиклассников его «взрослые» произведения и вправду не подходят. А в старших классах на Константина Паустовского уже не остается «часов».

Он, между прочим, автор приключенческого детектива («Блистающие облака»), документально-производственного романа («Кара-Бугаз»), истории об одиночестве, любви к звездам и неминуемом приближении войны («Созвездие гончих псов»). Но мы все помним «Кота-ворюгу», «Теплый хлеб» и «Корзину с еловыми шишками».

А Пришвин был краеведом, фотографом, прекрасным литератором-пейзажистом и первым в СССР писателем, который отличался явной экологической направленностью творчества. Кто не помнит «Кладовую солнца» и одну из лучших собак в литературе — гончую Травку?

И хотя имена этих двух писателей стоят рядом в хрестоматии по литературе, на самом деле они писали даже свои вещи о природе очень по-разному.

Природа: у Паустовского — одушевленная и магическая, у Пришвина — реалистичная и поучительная

Паустовский в своих сказках природу очеловечивал, добавлял в нее произвольное количество волшебства. У него много действия, герои его детских произведений — люди, нашедшие гармонию с природой (или напротив — наказанные за то, что вступили с ней в противостояние). Обиженный мальчиком конь насылает на село лютую стужу. Звери и трава спасают пастушка от злого медведя. Животные друг с другом говорят. Кот-ворюга перевоспитывается, один раз наевшись.

Пришвин описывает природу с большим вкусом, как будто делает фото или пишет пейзаж маслом. У него волшебства практически нет: звери — это звери, птицы —это птицы, волк — это волк, он злодей, конечно, но оттого, что хочет есть. Есть в его произведениях и герои-люди. Они исследуют природу, задают о ней вопросы, спасают ее или сами от нее спасаются с переменным успехом.

Хобби: Паустовский — рыбак, Пришвин — охотник

Пришвин был охотником, Паустовский — рыбаком. Если в произведении о природе встречаются удочки, рыба, рыбалка, приманка для рыбы — это Паустовский (серьезно, у него даже есть чудесный рассказ, называющийся «Великое племя рыболовов»!). Если описаны зайчики, лисички, ежики, медвежата и охота — это Пришвин.

Человек может повелевать природой? Паустовский: да, но только достойный. Пришвин: нет, не может

Паустовский часто описывал изменение природы человеком: «Кара-Бугаз», «Колхида», «Белые облака». В некоторых произведениях — это благотворные, в некоторых — негативные изменения. Пришвин предпочитал, чтобы человек в природу не вмешивался, его эта идея не вдохновляла.

Паустовский — трогательный, Пришвин — поучительный

Сейчас мы вступаем на скользкую почву вкусовщины, но, если вы после чтения рассказа для детей о природе растроганно прослезились — это Паустовский. А если узнали что-то новое и необычное — Пришвин. Ладно, «Кладовая солнца» тоже трогательная вещь, но более мелкие произведения под этот признак точно подходят.


Ну что, стало легче отличить одного писателя от другого? Если стало, мы рады. Если пока не получается, возможно, надо просто прочитать другие произведения. Начитанность помогает в деле определения авторства куда лучше, чем формальные признаки.

В школьной программе по литературе, помимо явно чрезмерного количества произведений о природе (из-за этого они все в головах и путаются), есть немало других странностей. Например, не очень подходящие для изучения детьми произведения. Или, наоборот, нехватка некоторых тем, которые стоило бы обсудить с детьми, используя литературные примеры.

Материалы по теме
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.