Учеба убивает: колонка о том, как хорошие оценки превращаются в смысл жизни

Учеба убивает: колонка о том, как хорошие оценки превращаются в смысл жизни - слайд

© Коллаж Кристины Савельевой

И как с этим бороться

Тема детского и подросткового суицида — это табу. Писать о ней нельзя, потому что ее пессимизируют поисковики и осуждает Роспотребнадзор. Читать о ней нельзя — многим родителям суеверно кажется, что если они начнут интересоваться этой темой, то с их детьми может случиться что-то подобное.

Говорить о ней тоже не принято — это все «чернуха», ужастики и «пропаганда». Получается как в том анекдоте — явление есть, а слов для того, чтобы о нем говорить, как будто бы нет. Но говорить об этом надо — и я хочу попробовать.

Последнее время в новостях с незавидной регулярностью появляются истории о детях, которые покончили с собой (или попытались это сделать) из-за оценок. В марте 2020 десятилетний мальчик из Москвы сбросился с 13-го этажа — предположительно, перед этим у него был конфликт с мамой из-за успеваемости.

3 декабря того же года в Уфе покончил с собой 13-летний мальчик — как предположили в прессе, тоже из-за оценок. 3 июня 2021 года девятиклассник предпринял попытку суицида после того, как не сдал ОГЭ по математике — мальчика успели доставить в больницу, где он скончался.

Таких историй немало — если изучить новости, то они были всегда. СМИ и эксперты винят то образовательную систему, то чересчур озабоченных учебой родителей, то «синего кита», то психологические расстройства у подростков.

Я не эксперт, но мне кажется, что нельзя найти однозначного виновника в трагических смертях совсем еще молодых людей — это во-первых. А во-вторых, я считаю, что зацикленность на учебе и оценках должна остаться в прошлом.

Недавно я смотрела интервью с Людмилой Петрановской (избранные цитаты из него есть здесь). Там как раз всплыл вопрос об оценках и значимости образования, которое не дает покоя российским родителям. Психолог ответила на вопрос со стороны исторической перспективы: она рассказала, что раньше образование для людей являлось единственным билетом в лучшую жизнь — причем невероятно лучшую (речь идет о жизни в селе и жизни в городе со всеми его благами).


Именно поэтому, считает Людмила Владимировна, в наш культурный код вросла железобетонная убежденность в том, что без образования жизнь не сложится, а потому получить его надо любой ценой. Иногда, правда, получается, что ценой жизни — парадокс.


На школьников давят не только родители, которые и ругают, и наказывают, и заставляют переписывать, переучивать, переделывать (не верите? Вот тут много показательных историй). На них еще давят учителя — закостеневшие, выгоревшие, безразличные, которые запугивают и мстят, тыкая нерадивых учеников носом в их ошибки и слабые стороны.

Среди всего этого страха, унижения и отторжения очень сложно найти в себе силы и способность изучать новое — особенно если ты подросток, который оказался в самой пучине суровой гормональной бури.

Это очень многослойное и гадкое чувство: получив двойку, ты боишься расправы дома, ты злишься — на себя, на учительницу, на родителей, которых боишься, на весь мир, в котором твоя безопасность и жизнь зависит от одной жалкой красной закорючки на полях тетради.

Лично меня никогда не били и не то чтобы сильно ругали за плохие оценки, но я помню это унизительное чувство, когда ты пытаешься исправить плохую оценку в тетради. Трешь ее слюнявым пальцем, стиральной резинкой или лезвием канцелярского ножа — бумага лохматится, становится тонкой и неровной. Потом подрисовываешь красной ручкой другую цифру, смотришь и видишь, что все твои труды выглядят жалко и очевидно — и от этого становится еще страшнее и стыднее.

Меня не били и не ругали — но я все равно знала, что тройка и двойка — это плохо и недопустимо, особенно «для такой умной девочки», как я.


Даже если страх перед плохими оценками тебе не внушают целенаправленно отцовским ремнем, он все равно никуда не девается — он витает в воздухе и впитывается с компотом из школьной столовой.


И с одной стороны, я искренне могу понять родителей, которые паникуют из-за плохих оценок. Серьезно, чем старше становится ребенок, тем меньше мы можем его контролировать, и тем страшнее нам становится за его будущее. Не думайте, что я пишу все это, потому что мне удалось полностью освободиться от социальных стереотипов, и я буду с одинаковой радостью или безразличием встречать и «пятерки» и «двойки» своего сына (как хорошо, что он еще не ходит в школу!).

Я уже хорошо знакома с этим обжигающим страхом за будущее своего ребенка — он начинается буквально в первый год после его рождения. Почему он еще не переворачивается — а вдруг он отстанет в развитии? Почему он еще не различает цвета — а вдруг я мало с ним занимаюсь? Почему он еще не читает — а как он пойдет в школу? Эта тревога затягивает, накрывает с головой — так сильно, что мы перестаем понимать, где заканчиваются наши отношения с ребенком и начинается эта самая удушающая тревога.


Мы как будто бы хотим как лучше, но выбираем для реализации своих благих намерений далеко не самые лучшие способы.


Судя по комментариям в соцсетях, многие родители считают нормальным отшлепать малыша, который бежит на дорогу или пытается засунуть пальцы в розетку. Цель — сохранить жизнь и здоровье ребенка — прекрасная, а вот методы так себе.

С оценками то же самое: родители преследуют благородные цели — они хотят, чтобы их ребенок вырос в самостоятельного успешного взрослого, который без проблем найдет свое место в жизни. Да, мы привыкли думать, что без образования всего этого не достичь, а потому пытаемся донести это до ребенка любой ценой. Это значит, что в ход могут идти угрозы, шантаж, манипуляции, оскорбления, наказания и даже физическое насилие. Мол, неважно, через что придется пройти ребенку на пути к золотой медали или красному диплому, главное — результат, победителей не судят.


Мне кажется, нам надо чаще говорить о том, что результат, конечно, важен, но выстраданные пятерки — это далеко не единственный результат, к которому приводит весь этот образовательный террор.


Он приводит к тому, что дети теряют интерес к учебе — не только школьной, а к получению знаний вообще, теряют веру в себя и теряют чувство безопасности — эмоциональной и физической. Собственный дом перестает для них быть убежищем от всех бед и становится неспокойным местом, где в безопасности только тот, кто предъявил дневник с нужными показателями. Это довольно опасное чувство — когда тебе некуда пойти, и когда твоя ценность определяется исключительно твоей же успеваемостью. Так быть не должно — даже из самых лучших побуждений.

Что с этим делать? Думаю, разбираться в себе. Не пытаться найти ответы на вопросы «как мотивировать подростка учиться» и не натравливать на ребенка толпы репетиторов, а сесть и разобраться (лучше — с психотерапевтом), почему все эти двойки, тройки, четверки и пятерки стали для вас важнее отношений с собственным ребенком.


Почему вас трясет от невыполненного домашнего задания и почему страх за будущее вашего ребенка стал настолько сильным, что вы готовы сами же ставить его под угрозу — как бы парадоксально это ни звучало.


Я представляю, каким страшным может быть решение пустить учебу ребенка на самотек, предоставить ему возможность самому нести ответственность за свои школьные успехи или и вовсе уверовать в анскулинг. Но только перестав беспокоиться об оценках и оставив попытки «исправить» своего ребенка, вы сможете встать на его сторону. Показать ему, что вы верите в него и любите его — да, даже если он вырастет и станет дворником (это и правда далеко не самое страшное, что может случиться с человеком). И это в сто раз важнее, чем любые пятерки — иногда жизненно важнее.

Родили и не поняли

Слушайте подкаст от редакции

Материалы по теме
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.