Юлия Пересильд вернулась из космоса, дала интервью Катерине Гордеевой и всех взбесила

Юлия Пересильд вернулась из космоса, дала интервью Катерине Гордеевой и всех взбесила - слайд

© Скриншот Скажи Гордеевой/Youtube

Причина негодования — странные заявления по наболевшим вопросам

На YouTube-канале «Скажи Гордеевой» на данный момент у интервью с Юлией Пересильд 29 тысяч лайков и десять тысяч дизлайков. Судя по комментариям, даже лайки были поставлены исключительно из любви публики к Катерине. Что же так возмутило людей?

В комментариях Юлии Пересильд досталось за многое: за ее снисходительный и надменный тон разговора, самолюбование, рекламу «Роскосмоса» и даже роман с женатым мужчиной, — но это все не наше дело. Мало ли кто как говорит, что рекламирует и с кем спит. Вот несколько пунктов из ее интервью, которые возмутили всех особенно сильно — и справедливо.

Отсутствие поступков в ее поколении

В интервью актриса сказала: «Мне уже 37 лет. Лет в 45 мы можем собраться всем поколением и сказать: спасибо, мы ничего не сделали. Мне кажется, что у моего поколения не хватает поступков, много слов, а поступков не хватает. Для меня этот проект [съемки в космосе] — попытка совершить поступок».

Многих зрителей покоробило такое заявление, так как даже среди коллег-актеров Юлии Пересильд есть люди, которые известны именно поступками. Многие вспомнили о благотворительной деятельности Чулпан Хаматовой и Константина Хабенского. А если брать и другие профессии: что там с пожарными, медиками и настоящими космонавтами, в конце концов?

Возможно, для самой Юлии и режиссера Клима Шипенко это действительно был личный подвиг, но не великое деяние на пользу общества.

Буллинг — это как ветрянка, его надо перенести в детстве

Актриса рассказывала про то, как проходило ее детство, с кем она дружила. По ее словам, у нее была чисто мальчишеская компания, причем хулиганская. Это была настоящая гопота, и Юлия благодарна им, считает, что их дружба была некой школой жизни. «Научили, что предательство — это не по-пацански, не надо ныть, за слово надо отвечать, сказал — сделал, надо терпеть. Мы говорим про буллинг, они научили, как и это переживать», — рассказала актриса.

На сочувственный вопрос Катерины Гордеевой о том, был ли в ее жизни буллинг, Юлия ответила, что, конечно, был. Что он был у почти всех. И с ее точки зрения, лучше перенести буллинг в детстве, чем быть защищенным от травли и столкнуться с ней уже зрелым.

«В моей жизни, конечно, был буллинг, а у кого его не было? И когда об этом заходит речь, меня качает: с одной стороны, надо, чтобы дети прошли и прочувствовали это (хотя это жестоко)? Или защитить от этого в детстве, но потом страдать каждый раз во взрослом возрасте и ходить по психотерапевтам? В детстве это как ветрянка, достаточно легко проходит, мне так кажется», — рассказала Юлия.

Простите, но это полная ерунда. Буллинг не делает никого крепче, как не делают кого-то крепче пытки, травмы или неудачи. Странно считать, что опыт хорошего отношения со стороны сверстников может сделать людей менее стойкими, а опыт травли — более стойкими. Если следовать логике Юлии, то тогда, если бить и морить голодом щенка, он вырастет в более здоровую и смелую собаку. Если топтаться по рассаде, помидоры будут лучше.

Напротив, опыт буллинга в юном возрасте делает жизнь человека хуже: дети куда чувствительнее, они еще только формируются, издевательства ранят их гораздо сильнее, чем взрослых. Пережившие травлю в детстве как раз и становятся клиентами психотерапевтов. Они склонны недооценивать себя, вступать в токсичные и неравные отношения, боятся идти вперед, не верят, что заслуживают лучшего, не доверяют людям, боятся спорить.

Как победить школьный буллинг: история одной мамы

А аналогия с ветрянкой тут, кстати, хорошая. Все считают, что это какая-то ерунда, лучше пережить ее, будучи маленьким, не принимают мер, чтобы от нее защититься, даже специально заражаются! А в течение года от «безобидной» ветрянки умирают десятки детей. То есть это опасная болезнь, неприятная, несущая кучу осложнений, от нее даже придумали прививку — но, все равно, бытует мнение, что это не страшнее осеннего насморка.

Буллинг точно так же считают непременной составляющей детских коллективов, говорят, что взрослые не должны вмешиваться, подростки сами разберутся. Детям, страдающим от травли, советуют быть проще, изменить себя, не обращать внимание — это же такая ерунда!

Но буллинг тоже убивает: подростки совершают из-за него суициды или берут оружие и идут разбираться со своими мучителями. Даже если ребенок не пытается покончить с собой и убить кого-то, он может годами страдать от затяжной депрессии, ненавидеть свою внешность и пытаться скрыться от общества. Это действительно называется «стать крепче»? И такой ли буллинг пережила Юлия?

В комментарии пришли люди, столкнувшиеся со школьной травлей. Многие рассказали о своем опыте, который их ничему не научил и не сделал сильнее, а только ухудшил их жизнь. Некоторые признались, что не смогли досмотреть интервью после заявления про «легкий детский буллинг».

Лечение детей vs съемки фильма на орбите

Часто затею со съемками фильма в космосе критиковали за то, что эти деньги (действительно, очень большие, по разным подсчетам — от двух до семи миллиардов рублей) можно было бы направить на строительство больниц, школ или покупку лекарств для нуждающихся детей. В конце концов, фильмы про космос снимали десятки (если не сотни) раз, и делали это красиво, интересно, не так дорого и на Земле.

Обеспокоенность критиков понятна: часть этих средств — бюджетные, то есть когда-то они были нашими налогами. И это естественно, что люди хотели бы высказаться по поводу того, как их тратят.

На вопрос Катерины Гордеевой о том, что актриса думает об этой точке зрения, Юлия ответила, что все равно эти средства ровно туда же и пошли бы при любом раскладе: их бы все равно не направили на лечение больных детей. Юлия сказала, что если бы ее спросили, полетит она в космос или эти деньги отдать детям, она бы выбрала отдать деньги.

И этим бы можно было ограничиться, потому что это достаточно понятный и логичный ответ: не Пересильд же, действительно, определяет, куда тратить бюджет? Но, увы, она на этом не остановилась.

Мнение, что эти средства можно было направить на поддержку детей, актриса назвала «глупостью». И пояснила свою позицию, заявив, что проблемы детей решаются не только деньгами. «Хорошо, мы говорим, у нас есть сумма. Миллиард, десять, сто миллиардов. Скольким детям мы поможем? Мы проблему эту не решим», — высказалась Юлия.

Она заметила, что если не удается решить проблему в принципе, придется выбирать, каким детям помочь, а каким — нет. И это ее очень мучает. Актриса считает, что нужно создать систему, которая медленно, но верно приведет к окончательному решению больного вопроса. Ей хотелось бы видеть какую-то финальную цель.

Желание актрисы видеть конечную точку пути понятно, но какая конечная точка может быть у помощи больным детям? Всех вылечить? Создать лекарства, которые будут дешевле и быстрее справляться с редкими заболеваниями? Профилактировать заболевания? Организовывать крупномасштабные скрининги и выявлять группы риска — тех, кто может родить ребенка с орфанным заболеванием? Потому что даже если вылечить всех сейчас, все равно появятся новые дети, у которых могут быть редкие болезни. Что там дети, новые редкие болезни тоже могут появиться!

Сама Юлия является соучредительницей благотворительного фонда «Галчонок», он некоторое время собирал деньги на реабилитацию детей с церебральным параличом и органическими поражениями центральной нервной системы, но потом Пересильд и остальные руководители фонда решили, что они вычерпывают воду решетом.

Поэтому программы реабилитации закрыли, а вместо этого представители фонда ездили по лучшим зарубежным клиникам, обучали врачей, присматривались к оборудованию. Сейчас они планируют построить несколько собственных реабилитационных центров, чтобы помогать большему количеству детей на территории России.

Видимо идея того, что в помощи детям должна быть какая-то видимая цель, возникла у Юлии из-за особенностей сбора средств для ее фонда. Актриса призналась, что собирать большие суммы на реабилитацию детей с поражениями ЦНС сложно: люди хотят видеть изменения, которые произошли с ребенком, а они могут быть очень небольшими. «Он научился держать ложку. Ходить сам в туалет. Может включить стиральную машину… Это никого не вдохновляет, к сожалению», — сказала Юлия.

В соцсетях и СМИ Пересильд раскритиковали в первую очередь за ее высказывание про бессмысленность помощи детям без какого-то внятного результата. Комментаторы здраво заметили, что если помочь десяти детям со СМА, то эти десять детей выживут — чем не ясно видимый результат?

Мы можем понять, что не актрисы распределяют финансовые потоки. Но что глупого в том, чтобы желать направить свои средства в ту сферу, которая всех касается? Понятно, что бесконечный труд без видимого эффекта утомляет: собираешь средства, ищешь врачей, боишься не успеть, успеваешь — и опять, и снова. Но если других способов справиться с проблемой пока нет?

Если уж заниматься математикой, давайте считать. Юлия говорит о лечении очень редких, орфанных заболеваний и сетует, что помочь (даже на большие деньги) можно слишком малому количеству больных. Предположим, государство решило никого не посылать в космос, и вылечить десятерых детей. Еще на лечение пятерых насобирали благотворители.

Это все равно на десять спасенных жизней больше, чем было возможно без помощи государства. Это сокращение очереди на лечение — и серьезное сокращение, по некоторым заболеваниям большое денежное вливание может вообще закрыть вопрос на год или два. Это пауза для тех же благотворителей, которая позволит пополнить фонды, отдышаться, создать реабилитационные центры, программы поддержки и больницы. Позволит съездить и посмотреть на зарубежный опыт.

Влить средства в лечение больных детей можно и другим способом, например, мотивировать наших ученых разработать эффективные дженерики для дорогих лекарств. Что в этом глупого? В медицине деньги решают не все, а почти все. Нет денег — нет лекарств, хорошего оборудования, квалифицированных кадров, систем реабилитации, ремонта в больницах. Есть деньги — и все это появляется.

Сама Юлия Пересильд признавалась, что очень волновалась перед интервью с Катериной Гордеевой. И на видео это волнение заметно. Определенно, актриса готовилась выслушать много острых вопросов, подготовила на них ответы и старалась убедить в своей позиции и Катерину, и зрителей канала. Возможно, часть ее необдуманных заявлений вызвана банальным мандражом?

Материалы по теме
Комментарии 0
Подпишитесь на нашу рассылку
Мы будем присылать вам важные и лучшие материалы за неделю.
Вы сможете дополнительно настроить рассылку в личном кабинете.